ЛитМир - Электронная Библиотека

Как все получится на самом деле, он не был уверен, но риск казался вполне допустимым. В конце-концов, если его таки прижмут, то он как минимум успеет сделать ноги. А если будет такой противник, которого не заметит даже сталкер… От такого все равно ничто уже не спасет.

— Я подчиняюсь вашей воле. — после долгих душевных терзаний сказал Вильгельм. — Но пожалуйста, помните о важности вашей жизни. Если бы…

— Нет. — отрезал Талик. Он не был уверен, что стоит перебивать, но выслушивать новые доводы о том же, что и раньше, совершенно не хотел.

Он с тоской посмотрел на заботливо подобранный Илладрией гардероб. Вдоль стен зала, минуя разве что высокие окна, стояли ряды манекенов с экипировкой. Илладрия в почтительном поклоне ожидала рядом, явно собираясь продолжить эту экзекуцию с примеркой. При этом Талик был вполне уверен, что ничего из предложенного он не будет использовать в своем «выходе в свет».

— Илалдрия, спасибо за старания, я увидел даже больше чем ожидал. Я дам знать, когда понадобится что-то. Посмотрю еще в сокровищнице, а пока что верни все это на свои места. Дрэга, пойдем.

После того, как Талик удалился, Вильгельм встал с колена и, сцепив руки за спиной, задумчиво подошел к окну. Илладрия с грустью смотрела на дверь, через которую удалился Пророк.

— Никогда не думал, что увижу, как Он сердится на кого-то из нас. — тихо произнесла эльфийка. — Это больно.

— Мне жаль. Это моя вина. — мрачно ответил Вильгельм, глядя в окно.

— Возможно. — задумчиво сказала Илладрия. — Знаешь, ведь раньше Он вообще не интересовался нашим мнением. Мне кажется, это не та ошибка, за которую тебя будут винить всерьез.

— Верно. Что-то изменилось после гибели старого мира. Иногда мне начинает казаться, что это не мир изменился, а мы сами. Я теряю уверенность в том, к чему железно привык, мне это не нравится. Как думаешь, имеет смысл поговорить об этом с Мариусом?

— Не знаю, Вильгельм. Не то, чтобы я ему не доверяю или недооцениваю его интеллект. Уверена, он понимает намного больше, чем мы все. Просто… Он сотни лет мертв, это накладывает отпечаток на здравомыслие. Вообще, я удивлена, что ты спрашиваешь моего совета. Это мило.

— Почему нет. Ты превосходишь меня умом, и твое мнение может оказаться полезным. Кстати, я заметил, как ты себя ведешь в Его присутствии. Решила подвинуть Дрэгу на ложе?

Эльфийка грустно улыбнулась.

— Это прозвучало довольно грязно, подбирай выражения.

— Прости. И все-таки?

— Я думаю об этом. Похоже, Дрэга облажалась, нехорошо будет упускать такой шанс. Пока я больше провоцирую ее, но если так и будет продолжаться, то подвину. Зачем ты спросил?

Вильгельм задумчиво всмотрелся в окно.

— Скажем так, я в этом вопросе на твоей стороне. Полуэльф в роли наследника меня устроит куда больше, чем полудемон.

Илладрия звонко засмеялась.

— Ты очарователен. Даже не знаю, попенять тебе на то, что твоего мнения на этот счет никто не спрашивал, или на то, что Пророк не изъявлял намерения покинуть пост Верховного Лорда?

Вильгельм снова взял паузу.

— Я знаю, как это звучит. Мои предпочтения не будут иметь смысла, если они пойдут против воли Пророка. Но сейчас… — Он обернулся и тяжело смерил Илладрию взглядом. — Сейчас нельзя сказать, что Ему вообще важны такие мелочи, как раса будущего дитя. Зато можно совершенно точно сказать, что Его некем заменить, если в погоне за своими идеями Он покинет нас. Понимаешь?

Илладрия подошла к нему и положила ладони на щеки, разглаживая тревожные морщины. После чего с озорной улыбкой ответила:

— Понимаю. Ты очень хорошо сказал то, о чем я опасаюсь думать. Понимай и ты — сказанное тобой граничит с ересью. Будь с этим осторожнее, хорошо? Не хотелось бы терять того, кто «на моей стороне».

Вильгельм тронул ее за точеный подбородок.

— Договорились.

**

Талик после проведения инструктажа для «авантюристов» чувствовал себя как выжатый лимон.

Подобрать подходящие кадры было несложно. Вильгельм упоминал, что добровольцами вызвались абсолютно все? Прекрасно. Он вышел из дворца на площадь. Жизнь здесь била ключом, почти как в первый день.

Хорошо, что я додумался отключать ауры без надобности.

Конечно, его по прежнему узнавали, но теперь это была обычная человеческая радость, а не имбецильное счастье. При его появлении на улицах не прекращалась любая деятельность, и можно было почувствовать себя живым человеком в живом городе, а не… даже трудно было подобрать подходящее «не»

У фонтана художник писал портрет милой пожилой женщины. Та сидела на бортике, сложив руки у живота, осторожно держа в правой ладони маленький цветок. Художник, худощавый и белобрысый парень с увязанными в хвост волосами, был обнажен по пояс, руки по локоть в мазках краски.

У входа в давнешний ресторан растянули чопорный тент, под которым теперь стояли столики для посетителей, предпочитающих свежий воздух. Таких было немало, в основном молодые пары. Прихотливая мелодия какого-то струнного инструмента доносилась изнутри.

На другой стороне площади, в открытой часовне, под уютной тенью огромного дерева с изумрудным листом, негромко толкал речь высокий драконид в белой рясе. Недостаток мимики восполнялся взвешенной жестикуляцией. Группа людей, человек двадцать, внимательно слушали, изредка что-то уточняя.

На ажурном балкончике третьего этажа одного из жилых зданий девушка читала книгу, рядом стояла чашка с чем-то горячим. Первый этаж здания вмещал чайную и цветочную лавки. На углу того же здания располагалась маленькая кофейня, аромат от которой, казалось, щекотал ноздри и у самого дворца.

Можно было весь день так стоять и просто смотреть. Талику пришлось совершить вполне сознательное усилие, чтобы отвлечься от этого занятия. Направляясь к краю площади, он внутренне сжался, вспоминая, как реагировали на его появление в первый день. Но обошлось. С ним здоровались, уважительно кланялись и уступали дорогу. Потом — возвращались к своим занятиям.

На каждой улице, вливавлейся в площадь, была стража. Строгие воины в высоких шлемах, белых с синими узорами доспехах, со щитами и копьями. Больше дань традиционному дизайну, чем необходимость — реальной нужды в страже здесь не было. Талик подошел к одному из них и рассмотрел повнимательнее. Мужчина вытянулся в струнку, глядя ровно вперед.

— Назовись. — обратился к нему Талик.

— Краус Моргери, ваше святейшество.

— Ты что-нибудь слышал о поиске добровольцев для опасного дела во внешнем мире?

— Да, ваше святейшество. Я вызывался, но получил отказ.

— Нет, ты получил одобрение, Краус. Знаешь, где Общие Палаты?

— Так точно, ваше святейшество! — засиял стражник.

— Жду тебя там через час. Реши вопрос со своим командиром, ссылайся на меня.

Стражник со словом «есть» поклонился и быстро зашагал прочь. Колелги провожали «счастливчика» взглядами, полными тоскливой зависти. Талик таким же образом пообщался с еще несколькими стражниками на разных улицах и направился во дворец.

Всего делов.

Все оказалось в итоге не так просто. Отобранные претенденты готовы были хоть сейчас отправиться к дракону в пасть (во славу Рассвета конечно же), но решительно не понимали идею «работы под прикрытием». Объясняя им важность личных легенд, Талик не раз уронил лицо в ладонь, но наконец достиг результата.

Порывшись в сокровищнице, он подобрал хороший комплект колец божественного класса, уникальное ожерелье и легендарный веревочный пояс. Больше ничего относительно скромного на вид там не нашлось.

Ну, хорошо хоть это нашлось. Мог ведь и расколотить на кристаллы, если бы покупатель был. Мда.

Легендарные вещи по статам и количеству свойств заметно уступали божественным, но, как и всё в Иггдрассиле, имели свою фишку. Они имели всего одно-два свойства, но эти свойства были сильнее, чем у божественных вещей. Частая бесполезность свойств (например, сокращение времени восстановления заклинаний без кулдауна на 300%) компенсировалась возможностью сменить свойство на другое, случайное. Каждая попытка стоила определенного количества кристаллов. Отдельные маньяки ухитрялись даже вылавливать конкретные свойства целенаправленно. Например, Злоберман из союзных «ЗОЖ» выловил на два кольца бонус +30% резиста к тьме. Неплохой бонус практически нахаляву — ценой статов с всего двух колец закрыл единственную дыру в резистах. Кацуба-сан поймал в ожерелье ДВА слота под камни Судьбы. Это при том, что и один подобный слот встречался ненамного чаще мамонта.

37
{"b":"589620","o":1}