ЛитМир - Электронная Библиотека

После такой пламенной речи Солоха посчитала преступным уходить от ответа. Может, она и не сильно разбиралась в том, как по другим городам праздновала знать, но за Маковец она могла говорить честно. Сама, бывало, становилась свидетельницей панских забав.

— Лично у меня папенька очень любил застолья устраивать, и по гостям ездить, — начала она осторожно, вспоминая, как зажиточные купцы из Маковца проводили досуг. — Музыкантов приглашали часто, баянов-сказителей, на охоту выезжали. Правда, нас с маменькой не свои забавы не брали. А если уж ехали в город, то тогда обязательно танцы устраивали. Ох, и хороший у пана головы зал, я вам скажу! Но с вашим не сравниться… Как мы там польку выплясывали! До боли в пятках!

— Полька? — Ариса сморщила носик, видимо, пытаясь припомнить такой танец. — Точно, припоминаю… Действительно странный выбор танца. Я-то думала, такое только по деревням танцуют…

Солоха почувствовала, что краснеет, молясь, чтобы Адриан не стал зацикливать свое внимание на этом.

— Ну, так и мы в деревне жили. А польку еще мой дед танцевал. Можно сказать, родовой танец! — гордо выпалила девушка.

— Да? Тогда прости, если я обидела тебя. Просто это непривычно мне, — на этот раз настал час смутиться Арисе. — Нас в пансионе приучали, что такие танцы… несколько неприемлемы для аристократов.

Солоха невольно вспомнила мадам Бонт и не сдержалась от злорадной усмешки. О да, эта светская львица уж точно знает толк в аристократизме!

— И я бы не сказал, что они не так уж неправы, — вставил свои пять копеек Адриан, поглядывая на Солоху.

Селянка внутренне фыркнула. Нет, не поведется она в этот раз на дешевую провокацию.

— Адриан, как можно! — возмутилась вместо Солохи Ариса, укоризненно взглянув на брата. — Немедленно извинись за свою грубость! Прости, Солоха, я понятия не имею, что на него нашло!

— Ой, да ладно. Не волнуйтесь так, — улыбнувшись Арисе, ответила девушка. — Я нисколечко не в обиде. Каждый имеет право на свою точку зрения…

— Ах, это так благородно с твоей стороны! — пропела де Клясси. — И все же, прошу прощения за его неподобающее поведение! А теперь пойдем! Мы совсем заговорились!

С этими словами Ариса уверенно повела Солоху к лестнице, начав рассказывать об истории семьи де Клясси на землях Антского царствия, и, конечно же, о постройке их семейного особняка.

Солоха слушала в пол уха, изредка кивая и поддакивая. Во всех этих нагромождениях лордов, баронов и князей она не понимала ни слова. Аналогично ничего ей пока не говорили и имена знаменитых архитекторов с Запада. Потому, пообещав себе позднее обсудить вопрос истории с Маем она принялась рассматривать внутреннюю обстановку замка.

Ариса, будучи не только радушной, но еще весьма тщеславной хозяйкой специально провела свою гостью по всем самым примечательным местам в своем доме, пока добралась до уютной гостиной, где и планировалось принимать гостью.

После долгого перехода по второму этажу Солоха была несказанно рада увидеть конечный пункт их назначения. От увиденной роскоши у нее слегка рябило в глазах, а с языка вот-вот было готово сорваться пара нецензурных, но очень восторженных комментариев. Чего стоили только те позолоченные статуи Ирриила и его двенадцати аколитов*, увиденные в большой гостиной! Даже будучи ведьмой, Солоха не могла отвести взора от искусно вырезанной, словно бы живой фигуры заморского божества. Одухотворенное, молодое лицо божества Ирриила, распахнутые над головой широкие крылья, длинные, скрывающие фигуру свободные одежды навевали чувство покоя и неги. Даже Май против ожидания не стал шипеть, негодуя. Он вообще не вмешивался в разговор, являя собой идеальный образец домашнего любимца. Солоха даже начала сомневаться, что держит на руках не бессловесного кошака, но оборотня манула.

— Прошу, проходи, — тем временем предложила раскрасневшаяся Ариса. Девушка явно не лгала про свое одиночество. Она искренне радовалась своей гостье, стремясь за один визит вывалить на Солоху все самое-самое интересное, не жалея ни своих, ни солохиных сил. — Лара, завари, пожалуйста, чай, — приказала она, появившейся тихой служанке. Женщина кивнула, тут же исчезнув из поля видимости. Манул, же очнувшись от полудремы моментально соскочил с солохиных рук, устраиваясь на роскошной бежевой софе. На этот раз он решил побыть паинькой, свернувшись калачиком на роскошной бежевой обивке.

Солоха же, оглянувшись, замерла удивленно. В уголке, у самого окна стояло нечто необыкновенное и сильно выделявшееся из общего фона. Во-первых, на нем не было привычной позолоты, и выкрашено оно было в строгий, черный цвет. Единственным украшением служила пара канделябров, имитирующих своей формой стебли цветов.

— Что это? — спросила Солоха, осторожно подходя. Через приоткрытую крышку она увидела ряд натянутых, отливающих серебром струн, похожих на те, что обычно натягивают на гусли. А, слегка отведя взгляд, уже не смогла оторваться от созерцания широких, белых клавиш.

— Рояль, — Ариса тут же оказалась поблизости, усевшись на небольшой пуфик, стоящий подле инструмента. Ее пальцы легли на клавиатуру, извлекая первые, кристально чистые по тембру звуки. Солоха даже забыла, как дышать, восторженно вслушиваясь в простую мелодийку, которую радушная хозяйка решила проиграть. Никогда ранее ей не доводилось слышать столь божественного звука, такого богатства гармонии.

— Это просто необыкновенно, — восторженно прошептала Солоха, украдкой касаясь открытой крышки инструмента. Та тихо вибрировала, весело перестукивали молоточки по натянутым стрункам, которые, видимо, и служили источником звука.

— Ой, да что ты говоришь! Это старье совершенно не звучит. Оно расстроилось и совершенно не вписывается в эту комнату. Папенька все обещается выкинуть это убожество.

— Выкинуть? — Солоху передернуло. Кем надо быть, чтобы выбрасывать такой божественный инструмент? Впрочем, она благоразумно придержала свои мысли при себе, столкнувшись с изучающим взглядом Адриана. Охотник стоял подле нее, загадочно усмехаясь. И о чем только думал?

— Это старая модель, из первых созданных в мире. Так что ему уже давно пора найти замену, — Ариса закончила игру, повернувшись к Солохе. — Хочешь попробовать поиграть?

— Если можно?

— Конечно! Садись! — Ариса живо подскочила, похлопав по сидушке.

Солоха осторожно села, положив дрожащие пальцы на клавиши. Пальцы у нее были не такими аккуратными как у Арисы, слегка толстоватыми и короткими. Посмотрев на свои руки, Солоха покраснела, испытав жгучее чувство стыда.

— Не бойтесь вы так, Солоха. Рояль вас не покусает, — заговорил Адриан, заходя Солохе за спину.

Девушка покраснела еще сильнее. Вот еще! Совсем он ее за дикую холопку держит, раз так говорит. Фыркнув, тихо она аккуратно нажала на первую клавишу.

— Вааа! — восторгу селянки не было предела. Забыв и о манерах, и об этикете она принялась с упорством ребенка нажимать разные клавиши, наслаждаясь звуками.

— Ирриил нас сохрани, потише, — капризно отозвался Адриан, моментально заставив Солоху снять руки. — Право, вы играете как дикая крестьянка!

— Прошу простить мое неподобающее подведение, — холодно отчеканила Солоха, нехотя вставая. В глубине души ей совсем не хотелось отрываться от своего занятия. - Однако ранее я даже и не знала, что такие инструменты существуют.

— Где твои манеры и чувство такта? Адриан, мне кажется, ты слишком жесток к нашей гостье! — поспешила вмешаться Ариса, а затем обратившись к Солохе добавила: — Дорогая, незнание - не порок. Если хочешь, я с удовольствием поучу тебя играть на рояле. Я же вижу, как он тебе приглянулся!

- Ох, что вы, не стоит… попыталась возразить Солоха, смущенно потупив взгляд.

- Еще как стоит! Это очень почетно! - пылко воскликнула девушка. - И даже не вздумай отказываться. Мне это будет только в радость!

Солоха не нашлась, что ответить. Ей понравилась эта искренняя и такая далекая от жизни аристократочка. В какой-то мере она даже догадывалась, почему Ариса так загорелась желанием научить ее играть на рояле. Но сама Солоха была не уверенна в том, что хочет и дальше контактировать с охотником де Клясси. А потому начала раздумывать, как бы деликатно отказать Арисе.

104
{"b":"589627","o":1}