ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пошел! Пошел, кому говорю! — зло закричала она, с силой стегая кнутом упрямую скотину. Зверь замычал, но с места сдвигаться не спешил. — Черт, да иди ты, упрямец! — воскликнула девушка, замахнувшись плеткой. Хлыст просвистел, содрав с бычьего бока клок шкуры. Вол взревел, свирепо боднув головой.

— Эй, ты чего? — окликнул девушку удивленный варвар. — Скотину то не тронь… Купцова же…

— Ох, — тяжело выдохнула девушка, выронив плетку. Она с нескрываемым ужасом покосилась на свою правую руку. Это был первый раз, когда она, разозлившись, выместила свое раздражение на животном. Рука легонько подрагивала. — Прости, не знаю, что на меня нашло.

— Успокойся, прорвемся, — Адин успокаивающе положил свою руку на солохино плечо. Селянка вздрогнула, а затем благодарно улыбнулась, отчаянно стиснув руку Адина в своей. Забившееся было неспокойной птицей сердце, выровняло пульс, сделав глубокий вдох, Солоха окончательно задавила тот панический червячок страха, начавший понемногу завладевать ею.

— Ату, ату, — скомандовал Адин, перенимая с рук селянки вожжи. Вол недовольно покрутил головой, но таки сдвинулся с места. Телега заскрипела, потихоньку разгоняясь. Девушка устало перевела дух, склонив голову на плечо Адина. Варвар осторожно стянул с себя свою тужурку, укутав начавшую подрагивать от холода селянку. Солоха покрепче закуталась в предложенную вещь, позволив парню приобнять себя за тали

Комментарий к Глава 11 Манул на Старом тракте

Гнутая доска (жердь), образующая края саней, телеги; козлы

========== Глава 12 Манул против болотника ==========

Ночь окончательно вступила в свои законные права, укутав мир непроглядным, рассеиваемым только робким лучом фонаря, мрака. Оторвавшиеся от остального обоза молодые люди сиротливо ежились, прижавшись, друг к другу. С наступлением ночи температура резко упала, заставив Адина невольно вспомнить родные земли. Сам-то парень к холоду был привычен, и больше волновался за свою теплолюбивую спутницу. С каждой секундой его опасения не успеть нагнать обоз становились все крепче и крепче.

— Надо делать привал, — наконец предложил он. Прикорнувшая на его плече Солоха вздрогнула, просыпаясь.

— Что-то тут не чисто, — прошептала она. Говоря это, она обеспокоено оглядывалась по сторонам, чуть кривя губы. Ее подташнивало. Но тошнота была какая-то странная. Она не шла от отравления, она шла от дурного предчувствия. Каждая жилочка ее тела буквально вопила об опасности. — Надо поскорее проехать это плохое место.

- Но тут кругом туман, я не вижу, куда править, — возразил варвар. В отличие от Селянки его живот не беспокоил. И хотя он тоже нервничал, объективных причин для страха пока не видел. А идти на поводу у своих инстинктов не желал. — Нам надо дождаться утра. Туман рассеется, когда взойдет солнце.

— Не рассеется. Что-то подсказывает мне, что тут…

— Ау, есть тут, кто живой? — раздался откуда-то спереди громкий отчаянный оклик. — Пожалуйста, помогите!

Минутой позже к телеге из тумана вышел какой-то незнакомый седой старичок-оборванец. Солоха невольно поморщилась: от незнакомца пахло так отвратительно, словно бы он успел вываляться в большой навозной куче, а уже потом решился на разговор с ними. Его длинное, лошадиное невыразительное лицо действовало отталкивающе, а зеленоватые зубы и вовсе отвращали.

Девушка охнула. Впервые она чувствовала такую сильную, буквально рефлекторную антипатию. И хотя с виду тщедушный старикашка казался сущим святошей внутренний голос подсказывал Солохе, что внешность, порою, бывает обманчива. Она так и застыла, немигая глядя на старикашку.

— Дедушка, а вы откуда? — рассеянно почесав макушку, спросил Адин, спрыгивая с телеги. Следом поспешила и Солоха, скрутив в карманах штанов пару кукишей. Оставаться в телеге в одиночестве она побоялась. Старик перевел на нее взгляд, вздрогнул, гневно блеснув водянистыми глазами, а затем, растянув тонкие губы в улыбке, выдал:

— Ох, как я рад, что встретил вас, добрые люди! Меня зовут Юрием, ехал я сегодня к своей теще в гости, а у меня возьми и сломайся ось колеса! Так я и застрял. А Старый тракт, знамо дело, ни души вокруг. Ну, я и рассудил пойти вперед, да поискать хоть кого. Добры люди, не откажите, помогите! Моя телега как раз недалеко, вон там, — он махнул рукой куда-то влево.

— Нет, — машинально вырвалось из уст Солохи. Адин и Юрий недоуменно переглянулись.

— Солоха, да что на тебя нашло? — удивленно воскликнул варвар, изобразив на лице маску искреннего недовольства.

— Сама не знаю, — развела руками селянка, виновато захлопав глазами. Она неуверенно оглянулась на стоящего поодаль старичка. И действительно, откуда взялось такое рьяное чувство негатива? Почему она так отчаянно не желает помочь бедному страждущему? Она уже была готова раскаяться в своем резком отказе, но тут же одернула себя, взглянув на кривоватые когти, украшающие хищно скрюченные пальцы Юрия. — Но я точно уверена, что очень тороплюсь догнать обоз. У нас нет времени на такие задержки, простите.

— Ох, доченька, негоже стариков обижать, — губы Юрия изогнулись в осуждающей гримасе. Солоха еле поборола в себе желание извиниться за резкость. Однако внутреннему чутью она верила больше глаз, моментально задушив в себе всякую нерешимость.

— Ну, если ты не хочешь помогать, то я пойду сам, — Адин выбрал весьма демократичный способ решения проблемы, обескуражив и Юрия и Солоху. Внутри у селянки похолодело. — А ты пока посиди и посторожи нашу телегу.

Парень решительно развернулся, последовав за ссутулившимся старичком Юрием.

— Стой, я иду с тобой, — упавшим голосом зашептала девушка, подбежав к варвару. Украдкой она потянулась к своей котомке, которую по наказу бабы Матрены не выпускала из рук. Заветный мешочек с готовностью лег в ее руку, а затем и в кармашек штанов.

Адин окинул ее удивленным взглядом, но от комментариев удержался. Молодые люди ступили в туман, и путь им освещал только пара фонариков, едва рассеивающих плотные клубы тумана.

Солоха внимательно следила за тем, куда они идут, внутренне стараясь запомнить обратную дорогу. Однако все ее старания были тщетными. Не было никаких приметных ориентиров, которые бы позволили вернуться обратно. У девушки начала возникать навязчивая мысль, что их просто заводят подальше от дороги. И мысль эта с каждой минутой становилась все крепче и крепче. Адин же шел уверенно, будто бы никаких подозрений странный старикашка у него не вызвал.

— Ой, а где Юрий? — погрузившись в свои невеселые мысли Солоха, подобно Адину не заметила исчезновения старика. И теперь, подобно варвару недоуменно оглядывалась по сторонам. Как она и ожидала, их окружал лишь белесый густой туман и неприятный, явно болотный запах.

Солоха покосилась себе под ноги и замерла от ужаса. Твердая почва начала на глазах обращаться коварной трясиной, умудрившись уже по щиколотки погрузить ее в баганюку.

— Адин! — воскликнула она, одергивая зазевавшегося и успевшего засесть еще глубже варвара. — Да что с тобой такое, Адин! — отчаянно закричала она, пытаясь вытащить мужское, словно бы заклявшее тело из трясины. На ее окрики парень не реагировал, так и застыв с блаженной миной на губах. Его остекленевшие глаза глядели куда-то мимо Солохи.

— Можешь так не трудиться, он не очнется, — прошипел над ее ухом чей-то потусторонний голос.

Солоха молниеносно обернулась, да так и замерла, пораженно глядя прямо в глаза существа, проявившегося из тумана. В нем она без особого удивления признала Юрия. Правда, стоило признать, внешний облик его претерпел значительных изменений. Водянистые глаза его по-рыбьи округлились, рот расширился, оказавшись гигантской пастью, из которой угрожающе торчали кривые зеленоватые клыки, за поросшей густой бурой шерстью спиной извивался хлесткий склизкий хвост.

— Что ты с ним сделал? — угрожающе прошипела Солоха, внутренне поразившись своей стойкости. Да если бы в деревне, до встречи с Маем, она встретила такую харю, она бы точно как минимум упала в обморок. Теперь же, глядя на это чудо-юдо, она чувствовала лишь легкое, щекочущее чувство страха, перемешанное с брезгливостью.

22
{"b":"589627","o":1}