ЛитМир - Электронная Библиотека

А когда к сведениям о принадлежности лендлорда к нечисти прибавилось сообщение о древней сокровищнице оборотня, где по преданию хранился легендарный философский камень! Устоять от такого соблазна было невозможно, и Самаель выехал за головой своего давнишнего соперника лично.

Конечно же, не бывает бочки меда без ложки дегтя. Этой самой ложкой стал последний, сбежавший во время погрома замка мальчишка-бастард, по слухам так же являвшийся оборотнем. Впрочем, вскоре Самаель понял, какую ошибку допустил. Он искал черного волка, совсем не подумав, что отцом парня может быть оборотень совсем другого вида. Опрос уцелевших замковых слуг ничего не дал, а мертвые братья и сестры вряд ли смогли бы ответить, в кого превращался их братик. А вариантов было масса: от маленькой крысы до полярного медведя или даже легендарного дракона.

Охотник устало вздохнул, поплотнее закутавшись в свой походный плащ. Ехавшая подле него Кларисса повторила эту манипуляцию, зафыркав недовольно. Вечер очередного дня принес с собой неприятный морозец, так и норовивший залезть под одежду и как следует пощипать кожу. Чувствовалось дыхание ледяной пустыни севера, а потому старший Клясси был несказанно рад увидеть мощные стены Накеево, показавшиеся на горизонте. И даже очередь на входе и пара тугодумов-солдат, решивших утроить ему досмотр, не смогли ухудшить его настроения. Впрочем, долго докапываться им Самаель не позволил, предъявив знак своего цеха. Каким же сладостным было выражение благоговения и испуга на их невыразительных физиономиях! Де Клясси даже причмокнул от удовольствия, въезжая на главную площадь. Народу тут с наступлением сумерек поубавилось.

— И куда мы пойдем? — ведьмочка поспешила поравняться со своим господином, выжидательно глядя на охотника. На этот раз она предпочла изменить облик, обернувшись сгорбившейся жуткой старушенцией. Для довершения образа не хватало только клюки. Ее Кларисса просто не успела захватить с собой, когда отправлялась на задание.

— Да хоть и туда, — тукнул пальцем в первую попавшуюся на глаза закусочную ответил охотник.

Выбранный случайно трактир можно было отнести не к самым худшим, но отнюдь и не к лучшим заведениям своего формата. Скрашивала обстановку только веселенькая разносчица, кокетливо вилявшая задом перед посетителями.

— Отвратительно, — подытожил де Клясси, со стуком опустошая кухоль с горячим грогом. Мужчина не без грусти вспомнил качество выпивки в столичных трактирах. Там даже самая захудалая забегаловка не позволяла себе подавать такой прогорклый напиток. Складывалось ощущение, что вместо рома туда добавили либо сильно прогоркшее пиво, либо еще какую дрянь.

— Эх, и как им не стыдно, — прошамкала беззубая Кларисса, задумчиво глядя на свое поило.

— Да, это вам не столица… — ехидно заметил кто-то сзади. — Поверьте, это еще не самое худшее в Приграничье.

Самаель прищурился, наблюдая появление на горизонте нелицеприятной крысиной морды. Впрочем, на фоне остальных завсегдатаев его морда могла показаться чуть ли не аристократичной.

— Чего кривитесь, господин охотник на нечисть? — усмехнулся мужчина, подсаживаясь к Клясси. — Увы, но никому не дано выбирать себе внешность. Чем Белобог с Чернобогом наградили, тому и рады.

— Ты еще кто? — Самаель моментально насторожился, исподтишка потянувшись за клеймором.

— Ну почему вы сразу хватаетесь за оружие, господин охотник? — на крысиной морде собеседника отобразилось подлинное удивление, смешанное с обидой. — Я — просто добродетель, решивший оказать вам помощь. Негоже поднимать руку на своих товарищей.

— А ты большого о себе мнения, крысюк. — презрительно усмехнулся Самаель, но руку с эфеса все-таки убрал. — Я вроде не афишировал, что нуждаюсь в помощи, тем более от такого как ты.

— Вот зря вы меня обижаете! — воскликнул мужик. — Мне тут одна птичка нащебетала, что вы кое-кого ищете. Некоего Раамона. И вот ведь совпадение: как раз месяц назад его видели в городе в компании обворожительной девчушки-простушки. Правда, долго задерживаться в нашем гостеприимном городке они не стали, направившись в столицу.

— В столицу? — ахнула Кларисса.

— Именно, девчонка собралась поступать в пансион благородных девиц. А наш герой по какой-то причине вызвался ее сопровождать. Причем, должен заметить, что и девка не так проста. Я-то сразу не заметил, а потом и дошло. Она ведьма, причем прирожденная. Обладает каким-то мощным артефактом. Что-то редкое и сильное.

— И почему я должен тебе верить? Ни один здравомыслящий оборотень не станет ехать в столицу, где полным-полно охотников, — де Клясси скептически приподнял брови.

— Вы забыли одну главную истину, господин охотник. Нечисть не умеет врать.

Врать-то может нечисть и не умела. Но вот по части недомолвок ей точно не было равных, потому Самаэль не спешил радоваться внезапному появлению подобного «благодетеля».

— Какая нынче беспринципная и честная нечисть пошла. Интересно, чем же тебе не угодил наш герой?

— Старые счеты. Некогда он имел неосторожность напасть на меня, и чуть было не отправить к праотцам. Я всего лишь хочу мести, — недовольно проворчал крысолюд. Сколь бы ему не хотелось укрыть эту позорную страницу своей биографии, но на вопросы охотника нужно было отвечать максимально точно, без недомолвок. Потому, мысленно махнув рукой на все, он смирился и даже не отреагировал на едкий смешок охотника. Месть стоила этого унижения. — Его звериная форма — кот.

— Ага, вот оно как. Верю, — отсмеявшись, ответил Самаэль. — И чего же ты хочешь взамен, а?

— Покровительства и неприкосновенности.

— Много просишь, — отрезал охотник, но тут же сжалившись, продолжил: — Впрочем, если ты и впредь будешь оказывать мне подобного рода услуги, я как-нибудь закрою глаза на твою крысиную натуру.

— Меня зовут Враст, — приподымаясь, заговорил крысолюд. — Надеюсь, мои сведения вам помогут. А сейчас мне пора.

Сказав это, крысолюд поспешил удалиться, исчезнув так же внезапно, как и появившись.

— И вы вправду решили сохранить ему жизнь? — удивленно спросила Кларисса, в один присест осушив остатки своего грога.

— А почему нет? — равнодушно пожал плечами Самаель. — Какой смысл марать клинок об эту падаль. Его прикончат свои же.

— То есть? — отложив кубок, ведьма захрустела жареной рыбой, сплевывая на столешницу косточки.

— А ты разве не видела? За стойкой сидел его дружок, вроде как берендей. Уже ушел, кстати, — Самаель и сам не стал ждать особого приглашения, с наслаждением впившись зубами в поджаристый рыбий бок. Стоило признать, что рыба, в отличие от грога, была не только свежей, но еще и хрустящей, буквально тая во рту. — Тут вообще не город — рай для оборотней!

— Нет, — виновато понурилась ведьмочка, опустив на тарелку рыбий скелетик. Словно бы ненароком она обернулась, внимательно разглядывая посетителей. Ее внимание не осталось незамеченным: кто-то из посетителей украдкой показал старой карге кукиш. Ведьма вспыхнула, поспешив отвернуться. Уязвленная гордость требовала отмщения, но страх перед охотником был все же сильнее, а потому Клариссе пришлось молча проглотить свою обиду.

— Ты еще молода, — словно бы издеваясь над ней, заговорил Самаель, аккуратно протерев губы платочком. Как и Кларисса, он тоже внимательно изучал завсегдатаев этой забегаловки. Правда, делал это более незаметно. Ведьма фыркнула, оценив его колкость — Опытный охотник с одного взгляда может распознать оборотня. Их выдает и походка и манера поведения голос, и даже взгляд, — мужчина с наслаждением откинулся на заскрипевший под его весом стульчик. — Только мой враг отличался от них всех и водил меня за нос очень долго. Похвально, весьма. Интересно, каким окажется котенок?

— Котенок? Наверное, таким же дураком, как и его папашка! — Кларисса не смогла оставить без внимания то, каким вдруг задумчивым стал ее господин. Все же, они с Лендлархом были старыми врагами. Постоянная борьба за север, за благосклонность царя, за Северный и Соляной тракты их сильно сблизила. Теперь же верный враг погиб. Да вот только радости с этой победы глава цеха явно не получил. Ведь главный приз — вечная жизнь так и не досталась ему. Пропала вместе с исчезновением мальчишки-бастарда. И теперь Кларисса начала понемногу сомневаться, существовал ли в действительности этот артефакт. — Меня вот больше девчонка интересует…

87
{"b":"589627","o":1}