ЛитМир - Электронная Библиотека

Случайные прохожие с изумлением останавливались поглядеть на бешеную животину. Побледнела и Солоха, осознав, какую дурость сделала. Она-то совсем запамятовала, что ее товарищ немного кот, и не терпит ни собак, ни волков.

— Май, тихо-тихо, — прошептала она, осторожно подбираясь к животине. В том, что ее товарищ ненадолго утратил контроль над кошачьим телом, она уже поняла по абсолютно звериному взгляду.

Зверь идти на контакт не спешил. Он стоял, подрагивая телом, хлестая себя по бокам хвостом. Было видно, что он колеблется между трудным выбором: подойти обратно, или скрыться в какой-нибудь подворотне.

Принять решение ему помог гул надвигающихся всадников. Лишь заслышав их, он стрелой метнулся в ближайший переулок и был таков. Солоха досадливо выругалась, поминая незлым тихим словом городскую суету. Появившиеся всадники промчались быстро. Один из них даже умудрился как-то подмигнуть Солохе, бросив к ее ногам скромный цветочек ромашки.

Девушка не погнушалась нагнуться в платье, подхватить цветок, и демонстративно разорвать его на мелкие кусочки. В тот момент ей очень хотелось скинуть бесполезные, порядком приевшиеся тряпки и что есть силы стукнуть бестолковых всадников.

— Солоха, успокойся, пожалуйста, — Адин подоспел на помощь как нельзя кстати, положив свою ледяную ладонь на оголенное девичье плечо.

Солоха вздрогнула, выронив злосчастный цветок, повернувшись лицом к варвару.

— Черт, и что же нам теперь делать? — прошептала она.

— Для начала — попробовать отыскать Мая, — усмехнулся добродушно Адин.

— Ага, и как ты его разыщешь в этой клоаке, — вмешался Лан. — Я тут не помогу, сразу предупреждаю. Тут слишком много запахов намешано… Я его точно не учую…

— Но как же тогда быть? — Солоха растерянно оглядела своих товарищей. Парни отвечать не спешили. Всем становилось ясно, что в большом городе без главного знатока им не обойтись. — Лан, прошу, помоги. Хотя бы попробуй!

Вовкулака неуверенно замер, почесав макушку. Искать надоевшего кошака ему не хотелось. Противился и внутренний зверь. Однако же желание угодить хозяйке было сильнее.

Прикрыв глаза, он зашел в переулок. За ним следом потянулись и Солоха с Адином.

***

Май и сам не понял, когда разомлел настолько, что пустил ситуацию на самотек. А его звериной половинке души только того и надо было. После того, как эта бестолковая крестьянка высадила его прямиком на руки вовкулаки, его звериная суть взбунтовалась, заглушив человеческое сознание. Май и сам не знал что именно творил, покуда его сознание дремало. Очнулся же он в тот момент, когда незнакомый голос позвал его:

— О божечки, какая лапочка!

Голос был настолько же сладким, насколько и противным. А его обладательницей оказалась какая-то фифа, показавшаяся смутно знакомой.

На заднем фоне заиграла какая-то странная музыка, заставив манула похолодеть. Кот оглянулся, внутренне застонав. Не совсем контролируя свое тело, он умудрился забежать в храм Ирриила, засев между лавками. Естественно, его появление не осталось незамеченным. По какой-то непонятной иронии судьбы обратила на него внимание именно эта молодая и весьма впечатлительная особа, привлекая своими восторженными писками остальных верующих.

Май даже не знал, смеяться ему или плакать… А девица тем временем приступила к активным действиям, пытаясь руками выцарапать его тушку из-под лавки.

— Кис-кис, — позвала она, сложив ладошку щепоткой. — Ну же, не бойся.

Май не боялся. Он просто был слегка оглушен такой неслыханной наглостью. Чтобы его, великого оборотня подобно какой-то драной кошке приманивали таким дилетантским методом!

«Да не боюсь я тебя, дура» — про себя заметил кошак, сетуя, что красавица никогда не услышит его мыслей.

— Леди Ариса, прошу, потише, — чуть подвинувшись, прошептал девушке какой-то плотный старичок.

— Ох, простите мою бестактность, — господин Фабье, — защебетала фифа. — Просто тут котик забежал…

— Котик? — мужчина заинтересованно приподнял брови, наконец, удосужившись глянуть под лавку.

«И че смотришь? По морде захотел?»

Май загудел. Выполнять свою угрозу он не спешил. Наоборот, попытался отползти обратно к выходу. Увы, но под лавками и в кошачьем обличье было очень трудно сориентироваться и понять, куда именно надо ползти.

Его минутной задержкой коварно воспользовалась фифа, схватив за шкирку и резко дернув на себя.

«А, чтоб тебя черти так в Бездне таскали!» — мысленно застонал Май, впечатавшись носом о край лавочки. Та оказалась сделана на совесть, только зазвенев от столкновения.

А проклятая фифа, не обращая внимания на сопротивление, вытащила-таки манула, усадив себе на колени.

— Ух ты, какой удивительный экземпляр! — рядом показалось заинтересованное лицо Фабье.

— Да, да, вы правы, — закивала согласно девушка. — И кто только потерял такое чудо? Посмотрите, как он напуган! Аж трясется от страха!

«Не от страха, а гнева!»

— Не бойся, милый, Ирриил защищает всех своих детей. Возможно, это было провидением… — задумчиво изрек Фабье, запустив свою руку в мех манула.

«Ох, ну, ты сам напросился…»

В тот же миг Фабье взвизгнул, отшатнувшись от манула. Сам же оборотень, получив секундную запинку, одним рывком вывернулся из рук фифы, шлепнувшись на пол.

Раздумывать было некогда, и Май побежал, не особо глядя куда. А потому даже не удивился своей невезучести, когда вылетел прямо к алтарю под ноги священника.

Тот что-то вещал, но запнулся, стоило только ему завидеть неожиданного гостя. Манул застыл ни жив, ни мертв. Хоть стоящий напротив него мужчина и не был охотником, он все равно принадлежал к «говорящим от имени Ириилова», а значит, мог вполне спокойно увидеть истинную суть вещей.

— Господа, простите, а чей это манул? — раздался под стрельчатыми сводами храма спокойный и глубокий голос этого «говорящего».

— Мой! Простите, ликоподобный.

В сторону алтаря уже на всех парах неслась та самая фифа, шелестя роскошными юбками.

Попадать в руки глупой женщины Маю хотелось не более, чем видеть постную пафосную мину священника. А потому оборотень, зашипев, метнулся в строну предполагаемого выхода.

Теперь дорогу ему осложняли поднявшиеся на поимки прихожане. Народ, проникнувшись трагедией фифы, решил поучаствовать в ловле, вскакивая со своих мест.

— Двери, двери заприте! — несся чей-то воинственный глас.

— Лови его! — вторил ему другой голос.

— Мазилы криворукие! — вторил им еще чей-то голос.

— Дети мои, прошу, успокойтесь, — срывающимся голосом пытался призвать к порядку взволнованный народ «говорящий».

Двери какой-то умник действительно успел закрыть, причем, прямо перед носом манула. Кошак вовремя затормозить не успел, стукнувшись лбом прямо в дверь.

«Вот говорил мне тятенька не ходить в храмы…»

Раздумывать над несправедливостью жизни манулу не дали. Умник, закрывший двери не спал, кинувшись на поимку. Оборотень, оскалившись, полоснул его по руке, побежав обратно к алтарю. Там он как раз видел небольшую, приоткрытую дверцу.

Народ, с разочарованным стоном понесся вперед, пытаясь преградить манулу дорогу. Кто-то даже догадался перекинуть лавки, пытаясь перекрыть Маю дорогу. Нашелся даже оригинал, запуливший в него ладанкой с благовониями. И попал ведь в цель, стервец!

Май мяукнул жалобно, поняв, что от ядреной смеси запахов у него напрочь отбило обоняние, а вместе с ним и слух и зрение.

Оборотень с ужасом понял, что начал стремительно терять ориентацию, на всех парах летя прямо в руки фифы.

«Врагу не сдастся наш гордый манул…» — пронеслась в голове Мая последняя, относительно здравая мысль.

***

— Эм, Лан, а ты уверен, что нам именно туда? — как-то странно глянув на вовкулаку, спросила Солоха, совсем некультурно тыкнув пальцем в расположенный прямо по курсу храм. Эту странную постройку она сразу узнала. Такую же ей доводилось уже видеть в Переяслово.

— Уверен, — упавшим голосом прошептал оборотень.

96
{"b":"589627","o":1}