ЛитМир - Электронная Библиотека

— В-ваши демоны и вправду ужасны, — слегка заикаясь, заговорил Озему, поочередно отвешивая своим товарищам лёгонькие оплеухи. — И как я не смог заметить это простенькое наваждение?! Позор моему роду!

— Не вините себя. Чем проще выглядит заклинание, тем сложнее его нейтрализовать. В том-то и сила наших русалочек. Каким бы могущественным демоном ты ни был, всё равно поддашься этим чарам, себя забудешь. Только на женщин эти чары не действуют.

— Как же вы спасаетесь от этого? — простонал мужчина, почувствовав на себе очередной взгляд новой обольстительницы. Водяниц в толпе и вправду было много, правда лишь считанные единицы решались применять свои чары на людях.

— Амулеты. Простенький защитный амулет, свитый любящими женскими руками. У нас каждый такой носит, даже ребенок малый. Потому они так обрадовались вашей компании. Кстати, вы так долго продержались, это внушает уважение! — не забыла подколоть Озему я, чувствуя, что былое чувство обиды моментально испаряется.

— Ох, — вырвался из горла демона усталый вздох. Лицо Озему потихоньку приобретало более естественный ему бледный оттенок, окончательно убедив меня в том, что чары водяниц нейтрализованы. Кстати, пока мы переговаривались, стайка девушек успела скрыться в шатре птицы Гамаюн.

— Так, сейчас наш черед! — проинформировала всю компанию я, удостоверяясь, что все члены делегации на своих местах и никто не отбился.

Водяницы пробыли у гадалки недолго, вылетев из шатра и растворившись в окружающей толкучке. Настал наш черед заходить. Леший решил пропустить группу ниппонцев вперед, тем самым ещё больше повысив свой статус и авторитет в глазах иноземцев.

— Заходите по одному, — раздался из шатра тихий и вкрадчивый голос Гамаюн. Мы переглянулись, выбирая первого кандидата.

— А можно я? — вызвалась Хенко, боязливо выступив вперед. Щёки девушки покрылись легким румянцем, выдававшим её смущение и страх. Но упрямый взгляд и гордо приподнятая голова свидетельствовали о том, что уступать своим страхам Хенко не желала.

Мы синхронно кивнули, пропуская кошечку вперед. Махнув хвостиком, девушка поспешила скрыться в недрах шатра, оставив нас изнывать от любопытства снаружи.

— А с ней всё точно будет в порядке? — озабоченно спросил Тсунаеши, подозрительно косясь на шатер.

— Конечно, — улыбнувшись, кивнула я. Надо было поддержать бедного парня, чересчур волновавшегося о судьбе своей подружки.

— Да что с ней станется, — вставил свои пять копеек Светогор, потирая покрасневшее ухо. Отец всё-таки отпустил сына на волю, ещё немного помучив расспросами. Парень же бессовестно удрал, как только одна из лесавок отвлекла отца от задушевной беседы. Стоило отдать способностям парня должное: отец пока его не заметил, удивленно оглядываясь по сторонам.

— Т-ты… — прошипел Тенгу, гневно сверкнув глазами из-под прорезей маски. В тот момент я успела по-настоящему испугаться этого парня. В сочетании с золочеными длиннющими клыками и застывшим на маске зверским выражением лица, его светящиеся злостью глаза выглядели донельзя эффектно. Кровопролитие, впрочем, не свершилось: Хенко успела выйти раньше, мигом остудив пыл ниппонского воина.

Девушка выглядела подозрительно задумчиво, бормоча себе что-то под нос. Видно было, что её мозг сейчас переваривает какую-то чертовски сложную информацию.

— Эмм, она там предложила следующему проходить… — пробормотала кошечка, рассеянно мазнув взглядом по застывшим делегатам.

Заставлять очередь ждать было не только невоспитанно, но и чревато последствиями, поэтому после брошенного жребия идти предстояло Дзашики-Вараси и Каса-но-Обаке Кайоши. Эта двоица была неразлучна с самого первого дня, держась чуть поодаль от всех остальных. Обычно тихие, практически незаметные духи сейчас сами вызвались вперед, вызвав удивление не только у меня, но и у главы делегатов.

— А они точно сами справятся? — задумчиво прошептала я.

— Можете за них так не волноваться, — снисходительно усмехнулся Озему. — Они хоть и немногословны, но чрезвычайно умны и находчивы.

— Ну, раз вы так говорите, значит, я могу не бояться за них, — ответила я, невольно переместив свой взор на Светогора и его отца. Леший всё-таки разгадал наведенные чары и сейчас вовсю отчитывал своего сына. Рядом стояла Хенко, кидая на молодого полудуха задумчивые взгляды.

Вскоре неразлучная двоица вернулась, объявив о том, что Гамаюн ждёт следующего посетителя. По брошенному жребию идти выпадало монаху. Цуру не стал спорить, моментально скрывшись в шатре.

— Госпожа Агния, — раздался позади меня тихий женский голос, в котором я без ошибочно узнала Хенко. — Скажите, Вы тоже думаете, что я так слепа, что судьбы своей не вижу?

— Это тебе так Гамаюн сказала? — удивленно спросила я, глядя на присмиревшую девушку.

— Она сказала, что моя судьба гораздо ближе, чем я думаю, но что я всегда буду слепой, жизнь свою проведу в погоне за синей птицей. В итоге я так и не обрету счастья, если не научусь видеть. Вот я и хотела понять, что ещё за птица и почему это я слепая… — ответила девушка.

— Синяя птица — выражение образное, — ответила я, подумывая о том, что Гамаюн следовало бы конкретизировать свои советы и предсказания. — А слепой она назвала тебя не потому, что ты плохо видишь, а потому что не в силах увидеть явное.

— Вот, значит, как… — задумчиво пробормотала девушка, глядя куда-то в сторону. — Ещё она сказала, что моё будущее очень нечёткое, словно бы мне скоро может грозить какая-то смертельная опасность. Вот чушь. Правда? — нервно рассмеялась она. — Знаете, все эти предсказания такая глупость, теперь я это понимаю. Ну как мне может грозить смертельная опасность?

Тем временем из шатра вышел монах. Выпавший жребий указал на Светогора, который тут же поспешил скрыться с глаз долой подальше от разгневанного отца. Что они смогли не поделить за столь короткий срок, я не могла даже представить.

— Ну, что она вам нагадала, Цупу-пон? — обратилась к монаху Хенко. Её голос снова стал звонким и жизнерадостным. От былой задумчивости не осталось и следа. Девушка снова вернулась в своё обычное состояние.

— Мои дела в храме пойдут весьма успешно в следующем году, — звеня бубенчиками, отозвался Цуру. — Правда, она сказала, что очень скоро меня может ожидать тяжелое испытание, от успеха которого будет зависеть вся моя дальнейшая жизнь.

— Вот как, и правда — никакой конкретики, — рассмеялась девушка. — Интересно, что она там Светогору наплетет.

Долго Светогора ждать не пришлось. Парень пулей выскочив из владений птицы Гамаюн. Подобно Хенко, предсказания вещей птицы заставили парня ненадолго впасть в состояние транса.

На уговоры своей подруги парень не поддался ни в какую, не желая сообщать, что же там наговорила ему Гамаюн. Так же отреагировал на слезные мольбы подруги и вышедший следом за Светогором Тсунаеши. Оба паренька кинули друг на друга пару гневных взглядов и разошлись в противоположные стороны.

— Ну что ж, все на месте? — спросила я, оглядывая набравшуюся компанию делегатов. Последним предсказание получил Озему, но это никак не повлияло ни на его мимику, ни на внешний вид.

— А ты что же, не хочешь пойти? — искренне удивился отец Светогора. — Иди скорее, когда ещё такой шанс выпадет!

— Да ну, я же на работе, — отмахнулась я, вежливо отказав лешему.

— Не спорь со мной, давай иди, — забурчал пенёк, буквально подталкивая меня к входу.

— Да, иди. Мы все получили предсказание, а ты нет. Так нечестно! — вмешался в разговор Светогор. Вместе со своим отцом они убедили меня идти, оставив делегатов на их попечение.

Переведя дух, я сделала шаг вперед, проходя в шатер. Внутри царил приятный глазу полумрак. Саму хозяйку искать долго не пришлось: Гамаюн сидела на небольшом деревянном насесте, покуривая длинную изящную трубку. Серый дым, который испускала трубка, полностью окутывал фигуру женщины, не давая рассмотреть её лица. Угадывались только контуры её фигуры.

— Садись, раз пришла, ведьмочка, — раздался хриплый голос вещей птицы.

14
{"b":"589628","o":1}