ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бабуль, а почему мы не на кладбище идём? — поравнявшись со старушкой, спросила я.

— Кладбище я решила на потом оставить. Ты сначала вот с этими управься, — она лениво указала в сторону неспешно бредущих нам навстречу мертвяков.

Я невольно захлопала глазами, встав как вкопанная. Откуда они только успели взяться?! Дорога же еще минуту назад была пустой! Такое чувство, что они просто из тумана материализовались!

И хотя выглядели они не лучше уже встреченных нами, я сразу же насторожилась. Их походка была более твердой и точной. Бабуля, словно прочитав мои мысли, тихонько рассмеялась.

— А вот теперь смотри, как твоя бабка может! — воскликнула она, картинно притопнув ногой. В тот же миг её фигуру поглотил столб пламени, моментально разогнавший туман и тьму.

Мертвяки, словно бы почувствовав свет, остановились, не решаясь идти дальше. При ярком освещении мне удалось как следует рассмотреть их фигуры и лица. Признаки разложения присутствовали, но были минимальными. Эти трупы были гораздо свежее предыдущих и, судя по всему, намного разумнее.

Одна тварь, видимо взявшая на себя роль предводителя, утробно взвыла, обнажив ряд удлинённых гнилостно-зелёных зубов. Из порванной щеки на дорогу упало пару личинок. Люди невольно попятились. Я с некоторой жалостью глянула на них. Сама бы с удовольствием удрала куда подальше, но, к сожалению, я огненная ведьма, а огненные ведьмы не бегут.

Столб пламени начал уменьшаться, обратившись в руке моей бабули в некое подобие огненной косы с огромным лезвием и длинной рукояткой. Бабушка захохотала, как первоклассный маньяк, и безо всякого страха или же отвращения ринулась на своих соперников. Опешившие от яркого света и внезапной атаки твари не сразу успели сориентироваться. Выигранного времени хватило, чтобы располовинить парочку самых слабых мертвяков. Рассечённые огненным оружием, их тела ярко вспыхивали, обращаясь в пепел.

Не желая стоять в стороне, воодушевленная бабулиным примером я тоже решила вмешаться. Меж пальцев огненным росчерком вспыхнули алые молнии, которые я, не особо прицеливаясь, послала в гущу сражающихся.

— Надо же, попала… — задумчиво пробормотала я, глядя, как обращаются в пепел пронзённые мною мертвяки. Сзади кто-то одобрительно заулюлюкал. Однако радоваться было ещё рано. Когда мы только встретили эту группу мертвяков, их было не больше пяти штук, сейчас же я успела насчитать больше десятка. Складывалось такое ощущение, что мы их не упокаиваем, а наоборот, воскрешаем.

Впрочем, долго размышлять на такие темы мне не дали. Какой-то очень ловкий мертвяк успел подкрасться ко мне с боку и попытался ухватить меня за лодыжку. На моё счастье, я успела его вовремя заметить и благополучно отпрыгнуть подальше от его цепких когтей. Один красивый пас рукой — и тело мертвяка загорелось веселым зеленоватым пламенем. Именно в этот момент моё сердце предательски екнуло, а рука дрогнула.

Мертвяк сгорать не спешил. Пламя свирепствовало на его теле, меняясь в оттенках со светло-салатового до тёмно зеленого, но никакого вреда твари причинить не смогло.

— Что за…?! — огласил окрестности гневный и даже немного удивленный голос моей бабули. — Это ещё что за чертовщина?!

Одним широким прыжком старушка успела ловко вырваться из кольца мертвяков, встав спиной ко мне.

— А они не горят… — тихонько прошептала я, делая пассы снова и снова.

— Госпожа ведьма! Они сзади! — заголосил кто-то из вусмерть перепуганных сельских. — Сделайте же что-нибудь, ради всего святого!

Я обернулась, да так и замерла, приоткрыв рот. Пока мы с бабулей сражались на фронте, нечисть не дремала, потихонечку окружая нас. Выглядела она действительно внушительно. Ярко-алые глаза горели ровно и холодно, словно бы твари знали, что им магия огня точно ни по чем. Шли они неспешно и бесшумно, неотвратимой волной надвигаясь на кучку живых, от страха сбившуюся в плотное кольцо.

— Барьер! — скомандовала бабуля, моментально убирая косу.

Я кивнула и мы, взявшись за руки, принялись читать заклинание. Успели мы точно в срок. Бледно-голубоватая плёночка накрыла нас и сельчан именно в тот же момент, когда первый мертвяк решил атаковать, но в итоге напоролся на нежданное препятствие.

Отскочив, тварь поднялась, отряхнулась, искривив остатки губ в подобии гнусной усмешки, и вновь кинулась на стену. Следом за ним на барьер с упрямством тарана кинулось ещё с дюжину мертвяков. Оболочка барьера пошла рябью, но удержалась.

Бабушка невольно осела на землю, лицо её неестественно побледнело, на виске вздулись венки. Мне было не лучше. Основа барьера напрямую связана с магическим источником мага. Если маг вымотался, то и барьер простоит недолго, а особенно под такими точными атаками.

Стоило отдать сообразительным тварям должное: они били все вместе и чётко в одну точку, словно бы зная, что именно подобного рода атака наиболее эффективно при разрушении магических барьеров.

В глазах начало рябить, а колени мелко подрагивать. С каждой секундой я буквально на физическом уровне чувствовала, как что-то высасывает из меня жизненную и магическую силу. Сопротивляться этому становилось с каждой минутой все тяжелее и тяжелее.

— Главное до рассвета дотерпеть, — прохрипела бабуля мне на ухо.

— Куда уж там! — услышав её, отозвался разом постаревший староста. — До рассвета ещё пять часов!

Из моей груди вырвался разочарованный стон. Мертвяков всё прибывало, а сила наша, наоборот, сходила на нет. С каждым ударом твари бились о стены барьера все настойчивее и точнее. Даже неосведомленным в магическом плане селянам становилось понятно, что до рассвета нам не продержать оборону.

— Да что же это такое? — зашептала бабуля, с плохо скрываемым ужасом рассматривая, как тухнет и меркнет меж её пальцев язычок пламени. — Чуешь запах, Агния? — старушка тщательно принюхалась. — Сначала я думала, что это просто мертвый дух, но нет. Это и есть то самое, что высасывает сейчас нашу силу и жизнь.

Слова бабули заставили и меня принюхаться. Ранее этот запашок я не замечала, однако сосредоточившись на нем пришлось убедиться в том, что бабулины слова не были лишены смысла. Приторно сладковато-гнилостный слабый душок, умудрившийся просочиться даже за стенки барьера, и вправду действовал губительно не только на нас с бабушкой, но и на сельских. Краем глаза я увидела, как, словно бы подтверждая наши догадки, пошатнулся и упал какой-то старичок, увлекая за собой ещё пару измотанных мужичков. Лучше всех выглядели только сорванцы, в которых жизненная энергия могла дать отпор потусторонней гадости. Они с ужасом смотрели, как буквально на глазах старятся их родители и соседи.

— Надо снимать барьер, — прошептала я. — Дадим сельским шанс спастись. Они недолго продержаться.

— Только снимем купол — и на нас со всех сторон хлынут мертвяки! Надо держаться до последнего! — холодно отрезала бабуля, стирая со лба поступившие бусинки пота. — Мы должны…

Что бабуля хотела сказать, мне было уже не дано узнать.

«Ведьма! — загрохотал у меня в голове отголосок чужих мыслей. — Живой магией высшую нечисть не одолеть, вы зря всё это затеяли…»

— Что? — растерянно прошептала я, переключившись на поиск неизвестного телепата. Отчего-то этот отстраненный голос показался мне смутно знакомым.

Бабуля тоже замолкла, удивленно осматриваясь. Нечисть, доселе целеустремленно ломившаяся сломать барьер, внезапно остановилась и даже начала невольно расступаться, образуя некое подобие коридора. Морды тварей отвернулись от нас, устремившись куда-то вперед, в темноту.

Мы с бабулей, последовав примеру мертвяков, тоже заинтересованно всматривались в темноту улицы. До боли в глазах я старательно вглядывалась в окружающую тьму, пытаясь понять, что же заставило мертвяком так резко присмиреть и почему так бешено застучало моё сердце.

Бабуля окинула меня взволнованным взглядом и спросила:

— Что такое? Покраснела чего-то…

— Всё в порядке, — слабо усмехнулась я, но в тот же момент подобие улыбки моментально слетело с моих губ. Из темноты неспешно, с достоинством, выступил человек. Вернее, некромант. Неестественно тощее для человека телосложение, идеально-прямая осанка, пара блестящих, горящих потусторонним огнем фиолетового оттенка глаз и, конечно же, тугая черно-белая коса, доросшая у этого мага до самой земли. Один только взгляд на эти аккуратно ухоженные и густые волосы заставил меня начисто забыть обо всех мертвяках, почувствовав острый укол зависти.

19
{"b":"589628","o":1}