ЛитМир - Электронная Библиотека

— Магистр! Рад Вас видеть! — тут же радостно откликнулся Светогор со своего насиженного места. В отличие от меня, он совершенно не был озадачен появлением магистра, демонстрируя всему свету свою ослепительную улыбку.

— Магистр? Что-то случилось? — поинтересовалась я, привставая. Все же негоже это в присутствии начальства протирать штаны на сидениях.

— Да, случилось, — тут же помрачнев, ответил Фентифлюшкин. Мне даже на какой-то миг показалось, что пространство вокруг магистра слегка потемнело и дрогнуло. А это был очень, очень плохой признак. — Надеюсь, все уже слышали о том, что Объединенное Королевство вступило в Содружество Наций?

Я кивнула, Светогор озадаченно оглянулся на меня, чуть было не свалившись со шкафа. Да уж, громкое было событие. Особенно на это Содружество надеялись наши купцы, которым при ввозе-вывозе товаров приходилось переплачивать бешеные деньги на пошлинах и прочих налогах. Однако вскоре им пришлось воочию убедиться, что пошлина в цене не сильно-то и упала — наоборот, наши рынки наводнила относительно дешевая заграничная продукция.

Больше всего вступлению в Содружество обрадовались туристы, коим ранее приходилось тяжеловато оформлять документы, справки и прочую бюрократическую дребедень.

Впрочем, к жизни Института Нежитеведения это никоим образом не относилось. Среди нас мало кто был любителем заграничных поездок (своих постоянных вызовов вполне хватало для удовлетворения туристического интереса), а барыг у нас отродясь не водилось. Так что меня очень удивил и даже слегка заинтриговал вопрос магистра.

— А знаете ли вы, что буквально пару дней назад ряд государств, включая и наше Объединенное Королевство, подписали договор о культурном обмене? — выдержав недолгую паузу, спросил Фентифлюшкин, чем окончательно огорошил бедолагу Светогора. В отличие от нас, парень оказался вообще неспособным к политике и всем аспектам с нею связанными. Поэтому всяческие «договора», «Союзы Наций» вызывали у него нервную икоту и полное одурение.

Я же вновь кивнула. Газеты нам привозили ежедневно и бесплатно, поэтому за неимением другого чтива приходилось на обеденных перерывах почитывать сводки новостей и сплетен, которые регулярно, не щадя живота своего, печатали газетчики.

— Я до последнего надеялся, что этот договор будет касаться только людей. Однако вчера великие страны мира внесли кое-какие поправки, назначив сразу по две делегации от каждой страны…

— А мы-то какое отношение к этому имеем? — не в силах больше терпеть наплыв громоздких и малопонятных терминов, перебил речь магистра Светогор.

— А ну не перебивай меня! — вспылив, гаркнул на полукровку Фентифлюшкин. Его длинные усы сердито встопорщились, встав где-то под углом девяносто градусов. Глаза магистра гневно сверкнули из-под толстой оправы очков, окончательно добив полулешего. Светогор тут же притих, всем своим видом выражая покорность и смирение. — Такс, на чем я там остановился? Ах, да! По сложившемуся жребию делегация нежити и людей Объединенного Королевства поедет в Каахан, а к нам взамен поедут делегации из Ниппонии.

При упоминании жаркой страны, где по моему скромному мнению выращивались самые вкусные сливки, я невольно усмехнулась, подумав о том, что бедным делегатам по культурному вопросу придется ой как не сладко. Однако упоминание о Ниппонии слегка остудило мой пыл. Сразу стало ясно, от чего наш магистр так переживает.

Наш мир населяет бесчисленно количество народов не только человеческих, но ещё и волшебных, многие из которых разумны. И так уж исторически сложилось, что больше всего нечисти и нежити поселилось именно в Ниппонии и прилегающей к ним территории. И нежить эта, в отличие от нашей, была гораздо более высокого о себе мнения, активно участвуя в политической и культурной жизни этой страны-парадокса. Только в Ниппонии оказалось возможно «двойное» правительство, состоящее как из людей, так и из нежити, которая, к слову сказать, была в большом почёте.

Наверное, магистр бы не стал уделять этой проблеме слишком много внимания, если бы на кону не стояла честь всего Объединенного Королевства. А раз делегация будет состоять и из людей, и из нежити, то нетрудно догадаться, кому выпадет честь встречать и развлекать ниппонскую нежить.

Тут уже и мне немного поплохело. И хотя у Объединенного Королевства был небольшой общий кордон с Ниппонией, об этой стране мы знали катастрофически мало. Всё, что я понимала из школьного курса, так это то, что у них жуткий язык, цветастая одежда, больше напоминающая банные халаты, и чрезвычайно заострено чувство собственного достоинства.

— Так вот почему Вы так расстроены… — задумчиво пробубнила я, облокотившись о свой письменный стол. — Я могу вас понять. А кто-то из Института поедет в Каахан?

— Да. На это задание с добровольцами из нежити я решил отправить Хельду и Джехена. Они стали отличной командой! — кивнул Фентифлюшкин. — Вас же со Светогором, как самых сообразительных, назначаю сопровождающими для ниппонской нежити.

— Что? — не выдержав в очередной раз, вскрикнул Светогор. Кажется, до него тоже начало доходить, в какую передрягу мы угодили, и, судя по красноватым пятнам, проступившим на его желтоватой коже, парень был явно против. — Что еще за Ниппония такая? Что за нечисть?

Фентифлюшкин устало вздохнул, с укором взглянув сначала на полулешего, затем на меня.

— Да что же это такое, Агния? — проворчал он. — Когда уже возьмешься за воспитание своего помощника? Сколько он уже тут, а все ещё как белый лист! Всё, даю тебе месяц, чтобы подучить его! Учти, не справишься — вычту премию!

Вот такого заявления я точно не ожидала от магистра. Вот уже сколько я работаю в паре со Светогором, а он только сейчас обратил внимание на его пробелы в знаниях. Однако премиальные — штука полезная, поэтому пререкаться я не стала. Фентифлюшкин и так был не в лучшем расположении духа, и злить его было просто опасно для жизни.

— Ах да, совсем запамятовал. Вот вам справочник по Ниппонии. Выучить от корки до корки. Лично проверю! — пригрозил магистр, отправляя заклятьем левитации увесистый томик, аккуратно шлепнувшийся на мой стол. — Кстати, Агния, а ты знаешь, что Ахетатон Джуманужи официально отрекся от престола, поступив на работу в демонейское посольство Объединенного Королевства. Интересно, к чему бы это?

Вопрос явно был риторическим, заставив меня густо залиться краской, заживо представив картины моих приключений в Демонее. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы разгадать реальную цель этого гордого демона. Да, права была моя маменька, когда говорила, что демоны — самая гордая раса. Уж если взбрендили себе чего, то будут до конца дней своих упрямо и методично достигать поставленной цели. Правда, меня это нисколечко не обрадовало.

Впрочем, у меня еще оставалась призрачная надежда на то, что случившееся просто глупое совпадение, и на самом деле Ахетатон вовсе не из-за меня решил отрекаться от престола. Мало ли, чего там ему в голову взбрело? При чём тут, спрашивается, я…

***

Уже сегодняшним вечером мои хрупкие надежды были самым грубым образом уничтожены. Как и положено, неприятность подкралась незаметно и Ахетатона я заметила уже тогда, когда спасаться бегством было бессмысленно. За прошедшие месяцы он практически не изменился. Тот же надменный взгляд, гордая идеально прямая осанка, широкие кожистые крылья, сложенные за спиной…

— Ну, здравствуй, Ахетатон Джуманужи, — тихо процедила я сквозь зубы, стараясь придать своему лицу максимально равнодушное выражение. — Какими судьбами?

— Вы совсем не изменились со дня нашей последней встречи, Агния, — отозвался Ахетатон, выходя из-за своего укрытия. В свете фонарей и сгущающихся сумерек его внешний вид показался мне даже немного пугающим. Впрочем, я была не из той породы девушек, которые боялись всего на свете. Драконам страх неведом, и мне, значит, тоже.

— До меня дошли слухи, что вы отреклись от престола, почему? — спрашивала я чисто из вежливости, а не интереса. Все же, думаю, игнорировать его было бы невежливо. А нынче, прочитав книгу о ниппонском приличии, я не могла позволить себе грубость. Слишком сильное влияние на мое настроение оказал этот простенький справочник.

2
{"b":"589628","o":1}