ЛитМир - Электронная Библиотека

В то же мгновенье в памяти услужливо всплыл один давний разговор с дежурным магом из Института. Хотя на специалистов в области некромантии смотрели косо, магистр Фентифлюшкин всё-таки рискнул и нанял одного на службу. С первых дней он держался особнячком со своими коллегами, исполнял свою работу безукоризненно, но старался контактировать с окружающими поменьше. Тогда я ещё была совсем юной девочкой, которую аура таинственности и тьмы, излучаемая некромантом, не отпугивала, а наоборот, привлекала. Осознав, что я от него не отстану и буду медленно его доводить до белого колея, некромант начал понемножку рассказывать о своем ордене и о заведённых там порядках.

Так вот, косичка у него тоже имелась, но была на порядок короче, не идя ни в какое сравнение с шевелюрой этого типа. И, если верить его рассказу, именно коса определяла статус некроманта. Чем гуще и длиннее — тем сильнее должен быть маг. Сам сотрудник стыдливо говорил, что он так и остался в низшей касте, не осилив испытаний, которые должны были повысить его ранг. По его словам, такие испытания человек, обладающий моралью и совестью, не сможет пройти. Он просто сломается и духовно, и физически. Не желая рисковать, мой знакомый так и не прошёл обращения, оставшись где-то на уровне подавана.

— Некромансер, — прошипела бабуля, моментально поменявшись в лице. В отличие от меня, она смотрела не на волосы, а в глаза мага. — Из истинных, определенно.

Да, бабуля была определенно права. Все тот же знакомец-некромант просветил меня и в вопросах кастовых разногласий. По его словам выходило, что дар некроманта может быть как врождённый, так и приобретенный. Те, кто с детства был наделен такой силой, становились истинными. Да вот только по логике вещей выходила нестыковочка: дескать, живая энергия никак не может обладать властью над мертвой, а значит младенец, который представляет собой настоящий кладезь жизненной энергии, просто по определению не может быть некромантом. Тогда-то и вступала в силу версия, по которой ребенок, рожденный с силой некроманта, уже с момента зачатия мертв. Конечно, версия эта так и не была доказана, поэтому утверждение, что истинные некроманты никогда не рождались, считалось всё же ошибочным.

Пока я размышляла о природе некромантии, сам незнакомец успел подойти ближе. И мне удалось без лишних усилий как следует рассмотреть его лицо.

— Постойте-ка, — рассеянно пробормотала я себе под нос. — Что за странное ощущение? — моя рука невольно легла на грудь, где к тому моменту уже успела разыграться неслабая тахикардия. И с чего бы это? Даже во время казни этот орган так себя не вел, а тут встрепенулся из-за какого-то незнакомого и «мутного» некроманта.

Я озадаченно вглядывалась в его лицо. Форма губ и носа, походка и яркий блеск глаз показался мне смутно знакомым. Наверное, впервые я смогла уверенно утверждать, что испытала чувство дежавю. Вроде как где-то давным-давно и встречала его, а вспомнить не могу. И, казалось бы, какая разница, знаю я этого типа или нет? Однако внутреннее чутье отчего-то во всю глотку вопило о том, что я, кровь из носу, обязана вспомнить его.

— Чего бормочешь? — бабуля перевела свой ясный взор с некроманта на меня. — Никак вспомнила чего важного?

— Бабуль, ты его знаешь? — спросила я. Да, определение «важное» определённо подходило под моё желание поскорее разобраться с внутренними разногласиями.

— В первый раз вижу! — в сердцах воскликнула бабуля, с подозрением косясь на приближающегося. — Все они некромансеры на одно лицо.

Я разочарованно вздохнула. Ну вот почему всякий раз, когда мне нужно что-то узнать, никто ничего не знает? Ненавижу закон подлости! Ей-богу, ненавижу!

Тем временем некромант, подойдя ближе, остановился. В его руке я заметила что-то белоснежное, больше всего напоминающее каноничную волшебную палочку, которая являлась незаменимым аксессуаром каждого уважающего себя мага. Правда, приглядевшись, я поняла, что на самом деле это чья-то желтоватая кость, и, вероятнее всего, человеческая.

Некромант что-то беззвучно зашептал, неспешно жестикулируя костью. В воздухе проступили кривоватые, призывно-горящие руны. Чисто из профессионального интереса я попыталась прочитать их, но потерпела сокрушительное поражение. Кроме каноничных рун жизни и смерти я не смогла расшифровать ни одного значка.

В отличие от меня, бабули и остальных людей, с благоговейным ужасом взирающих на умелые манипуляции некроманта, мертвяки заметно присмирели. Голодный огонь в их пустых зарницах начал понемногу гаснуть.

— По домам, — легко улыбаясь, приказал некромант, махнув палочкой в направлении кладбища. Мы с бабулей так и припали к защитному куполу, во все глаза наблюдая, как грозное потустороннее воинство, покорно склонив головы, убирается восвояси. Ни единого лишнего жеста, ни единой даром потраченной капли энергии. Становилось ясно, что этот некромант был явно не из простых магов, занимая ступень не ниже магистра.

Опасность миновала так же внезапно, как и возникла. Мы с бабулей, заметно расслабившись, поспешили убрать купол, выпуская уже начинающих заразно позевывать селян. Поняв, что катастрофа миновала, они в спешке ретировались по домам, не обращая более никакого внимания на уходящие вдаль силуэты мертвецов.

Некромант за ними идти не спешил, задумчиво опустив взгляд в пол. Длинные волосы удачно прикрывали его лицо, поэтому понять, что там такого интересного он нашел на дороге, было невозможно.

— Эй, некромансер! Ты от кого будешь?! — бабуля решила не церемониться и взять быка за рога, воинственно выступив вперед.

— Заказ из соседнего села, — равнодушно отозвался маг, не удосужившись поднять голову. Голос у него был удивительно чистый и мягкий. — Пришел убедиться, что потусторонняя нечисть не обосновалась и тут. Более можете не волноваться. Трупы больше не поднимутся, я вам это гарантирую.

— Хорошо, если так! — покладисто согласилась бабуля. — Но если вдруг что — будете штраф в десятикратном размере выплачивать, так и знайте!

Сказав эту грозную речь, бабуля гордо зашагала в дом старосты. Некромантов она никогда за полноценных магов не считала, поэтому её тон и манера речи меня нисколечко не удивила.

Я пошла следом, как-то неестественно ссутулившись. Близость некроманта меня смущала и пугала одновременно. Обостренным чутьем я отлично распознавала исходящую от него жуткую ауру мёртвой энергии. Впрочем, не она была причиной моих душевных переживаний.

— Ну привет, Агния, — донесся до меня его тихий шепот.

— Ты знаешь меня? — воздуха как-то стремительно стало не хватать, от чего вопрос прозвучал каким-то замогильным тоном.

— К своему несчастью, да, — кажется, некромант смеялся. Впрочем, смелости обернуться и взглянуть ему в лицо у меня не хватило. Так и пришлось, как дуре, стоять спиной к нему.

— Восполнишь мои пробелы в памяти?

— Нет, ещё не время, — ответ прозвучал как-то загадочно и многообещающе.

— Тогда, может, хоть имя свое назовешь?

— Димитрий, — прошептал он. Голос его звучал подозрительно близко от моего уха. Я невольно обернулась, но странного знакомого незнакомца и след простыл. О его присутствии напоминал только стремительно развеивающийся дух тлена.

«Агния! Срочное сообщение от магистра! — в моей голове возник голос Паши. Я удивленно распахнула глаза. В первый раз на моей памяти телепатия передала не только мысли, но и чувство телепата. — На делегатов совершено покушение! Срочно приезжайте!»

========== История седьмая: о разборе полетов и поисках виновных ==========

— Это скандал, Агния! — вещал магистр Фентифлюшкин, прохаживаясь по своему кабинету и окидывая меня своим фирменным уничтожающим взглядом. — Просто немыслимо! Я доверил Вам такое ответственное дело! Государственной важности! А Вы что?

Я потупилась, молчаливо стиснув зубы. Было до коликов обидно выслушивать упрёки от магистра. А тем более понимать, что у него есть все основания гневаться.

Наверное, это был первый раз на моей памяти, когда я видела магистра в таком гневе. Его покрасневшие от гнева глаза буквально метали искры с молниями, почерневшие усы и борода сердито топорщилась в разные стороны, а из ушей шёл едва видимый пар.

20
{"b":"589628","o":1}