ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, волнения я не чувствовала точно. Чувствовала шок, удивление и даже некую тень уважения к Ибрису. Он не был злодеем — лишь инструментом, слепым орудием, призванным в мир лишь для одной цели. Весь смысл его жизни крылся в возрождении Истинного Дракона. И я не могла ненавидеть его, как ненавидела бы врага. Могла лишь понять, что переговоров не будет. Будет только борьба. Борьба идеалов и предназначений.

— Господин, почему Вы медлите? Давайте приступать! — в подземелье, подобно урагану, ворвалась Линда, сопровождаемая своими слугами-демонами, а также еще парой магов, в которых я признала иностранных некромантов, прибывших для отдыха и обмена опытом. Мейстеры шли уверенно. Они предчувствовали близкую развязку и спешили узреть её собственными глазами.

— Нет, ещё не время. Ещё не наступила полночь. Жди, — оборвал её Ибрис, вежливо кивнув её спутникам. Я же поморщилась, осознав, что заболтать его у меня никак бы не получилось. Он просто ждал момента, когда печать максимально ослабнет и власть тьмы в нашем мире будет велика, как никогда.

— Господин, вызывали? — в подземелье вошел Димитрий. Я даже поначалу не поверила своим глазам. Я же только недавно допрашивала его с артефактом, выявлявшим ложь! Я же выяснила, что он не имел отношения к нападениям!

— Чего так глазами захлопала, Агния? — перебил некроманта Ибрис, усмехнувшись. Он очень внимательно следил за моей мимикой и, кажется, моё смятение его позабавило. — Я, признаться, думал, что ты будешь умнее… Неужели ошибся?

— Я ведь… Я ведь только Вас допрашивала… — прошептала я, мысленно застонав. Детектор лжи никогда не ошибается. Это аксиома давно проверенная. Тогда в чем же была моя ошибка? Правда, стоило только мне вновь взглянуть в его глаза, как ушли на второй план все мои размышления о недавнем разговоре с Великим Мейстером. Такие же гелиотроповые, как в детстве, они сверкали в полутьме подземелья потусторонним пламенем. Я вспомнила. Вспомнила свой сон…

«Так что кончай дурить, давай лучше дружить!» — пронесся в моей голове отрывок той самой исторической фразы. Нет, это не было моей фантазией. Это было давно забытым воспоминанием. Тем самым, о котором говорил некромант недавно.

— Вы спрашивали, имею ли я отношение к покушениям, — возразил он холодно. — И я сказал правду. Я не участвовал в нападениях, равно как и мои люди, и даже точно не знал, когда они должны были совершиться. Вы просто не умеете ставить правильные вопросы, Агния.

— Как вы могли…? Вы были мне другом! Как вы могли предать нас всех?! — закричала я, уже не сдерживая слёз. Я вспоминала абсолютно всё. Перед моим внутренним взором вновь проносились картины того лета. Тогда бабушка ещё жила совсем в другом селе, частенько выпуская меня на прогулки. Я была очень запальчивой, не терпела лжи и оскорблений. Не смогла пройти мимо и в тот роковой день. Димитрий был старше меня, но выглядел так жалко, что я немедля кинулась ему на выручку, когда услышала, как его обижают. Всего лишь мимолетное желание сердца. Всего лишь необузданный всплеск магии…

В тот год я успела неплохо сдружиться с нелюдимым мальчиком-некромантом. Людей Димитрий не любил, но меня терпел. Стиснув зубы и отчаянно краснея, он сопровождал меня во всех моих авантюрах. Говорил редко, отводя глаза. Ещё реже позволял коснуться себя. Боялся, что убьет меня, как и то многое, к чему он прикасался или мог прикоснуться. Он ненавидел свою силу, мечтая втайне от других стать простым человеком. И чем больше он желал быть обычным, тем сильнее становились его способности.

Но в тот год он заметно расхрабрился. С восхищением и легкой опаской смотрел на меня. На то, что моя магия тоже порою разрушает не хуже магии некроманта. Тогда он и сам начал потихоньку принимать эту силу и учился контролировать её.

В детстве я действительно полюбила его, как своего друга. Я видела, как, всегда нелюдимый, он иногда улыбался, подставляя впалые щеки под солнечные лучи. А потом я лечила его от ожогов.

Он говорил, что любит солнце и что ему хочется чаще смотреть на него. Не боялся ни страшных ожогов, что оставались на его коже, ни вечного раздражения глаз, которые потом слезились по несколько часов.

Да, он был опасен для людей. Часто, не сдержавшись, он обращал в прах деревья и травы. Однажды даже убил соседского пса, кинувшегося на него. Страшная псина буквально в мгновение ока обратилась пред ним в гору праха, а он просто стоял и смотрел полными ужаса глазами, не в силах что-либо изменить…

После того случая он пытался избегать меня. Но упрямая моя драконья натура не сдалась и вскоре мы вновь, взявшись за руки, бегали вместе по сельским дорогам, доводя до икоты простых крестьян.

Увы, но больше встретиться нам не удалось. Мама вышла замуж за моего отчима и увезла меня в город. Бабушка же вновь спалила свою хату и переехала в Новые Кукорышки. Увы, но больше встретиться нам не удалось. Друг детства был быстро забыт…

— Ты всё же вспомнила меня… — сказал некромант.

Я зло дернулась в своих цепях. Гнев опалял меня похлеще плетки, заставляя кусать губы от бессильной ярости. Кандалы прочно сдерживали не только мою силу, но и рвущуюся наружу магию. Весь мой огонь сейчас был обращен против меня, и я впервые почувствовала боль от собственного пламени.

Возможно, мне стоило остановиться и терпеливо ждать прихода подмоги. Но тогда логическое мышление у меня напрочь отбило. Вместо него пришло твёрдое желание расцарапать предателю холеную некромантскую физиономию.

Забылся Ибрис с Истинным Драконом, ушли на второй план Линда с её тварями Зазеркалья. Была только я, кандалы и некромант. Некромант, который так горько усмехался, глядя мне прямо в глаза. И от усмешки я взбесилась пуще прежнего.

— Да, вспомнила, некромансер поганый! — зарычала я, пребольно ударившись затылком о скалу. — Вспомнила, как верила в тебя! И увидела, как ты предал меня! Предал весь наш мир!

Димитрий не изменился в лице. Лишь руки в кулаки сжал посильнее. Небось уже представил, как и меня обращает одним касанием в горку праха.

—Так зачем Вы меня позвали, Ибрис? — спросил он, резко отвернувшись от меня, обратившись к сыну Истинного Дракона. — И почему Вы похитили Агнию? Кажется, мы с вами договаривались не вмешивать её в это.

— Кажется, ты обещался похитить мне Анну Фёдоровну, — ответил Ибрис. – Мне нужна кровь дракона, Димитрий. Ты подвел меня тогда, сейчас же не вставай у меня на дороге! — в глазах у Ибриса засветилась откровенная издевка. Димитрий поджал губы. — Вспомни, мой дорогой друг, чем ты мне обязан. Это ведь я подобрал тебя в том богом забытом селе, помог вступить в цех некромантов, а после и убрать тогдашнего Великого Мейстера. Взамен же ты обещал служить мне верой и правдой. Клялся на своем имени, так ведь? Так что советую не испытывать наши клятвы на прочность.

— Я ведь говорил, почему не смог похитить её… — возразил Димитрий.

— О да, ты напустил на село толпу мертвецов, когда понял, что Анна Фёдоровна — это бабушка твоей «уважаемой» Агнии, — хмыкнул Ибрис. — Ты не мог предать меня, но вместе с тем не мог и ослушаться зова сердца. Потому страдай сейчас, смотри, как я пущу кровь твоей любимой и знай, что ты ничего не сможешь сделать.

Гнев и ярость — вот и всё, что осталось мне после окончания этой фразы. Нет, Димиртий не предавал ни меня, ни человечество. С магической точки зрения. Он был связан клятвой имени. Если бы он предал Ибриса — он бы потерял имя. Умер без права реинкарнации. Стерлась бы даже память о нем.

Он всё ещё не любил людей и помнил обо мне. Пытался разорваться, спасти от смерти мою бабушку и не пойти против господина. Тогда кто же он: предатель или же жертва обстоятельств?

Димитрий покорно склонил голову, заставив меня замереть. Густая копна растрепанных волос скрыла его лицо, так что мне оставалось только гадать, о чём же он сейчас думает.

— Господин, до полуночи осталось пятнадцать минут! — сообщила Линда, выйдя из тени.

Не успел Ибрис что-то ответить, как стены пещеры сотряс грохот. Откуда-то сзади, из тоннеля, послышалось злое и грозное рычание. В ту же секунду в галерею ворвался, сверкая нефритовой чешуей, громадный восточный дракон. Хотя по моим меркам он больше напоминал змею на четырех тоненьких куриных лапках. Впрочем, даже эти лапки смогли оставить на стенах пещеры глубокие борозды. Морда же у дракона была больше похожа на львиную, так же украшенная пышной нефритовой гривой, из-за которой выглядывали тонкие ветвистые рожки. Крыльев дракон не имел. И для меня оставалось загадкой, как ему удавалось удержаться в воздухе.

29
{"b":"589628","o":1}