ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ясно, — кивнул Рю, принявшись за принесённое угощение. В этот момент его ожидало очередное по счету потрясение. Мужчина растерянно посмотрел на столовые приборы и внушительную тарелку наваристого, соблазнительно пахнущего борщика. Скептически принюхавшись, мужчина неуклюже взял в руки вилку, повертел её, глянул в тарелку и, разочаровано вздохнув, ловко наколол картофелину. Следом за ним подобное повторили и остальные делегаты.

— Вкусно, — вынес свой вердикт мужчина. — Правда, очень необычно….

Следом за ним умно закивали и остальные, принявшись с упоением ловить картофелины и капусту. На этот раз нервное потрясение испытал Светогор, без всякого стеснения вылупившись на смакующих делегатов.

Мне осталось только горестно вздохнуть, переглянувшись с магистром. На этом ужине мы планировали показать делегатам разнообразие нашей национальной кухни и, кажется, немного прокололись. Да, это была первая мелкая, но все же очень досадная оплошность, выставляющая нас отнюдь не в лучшем свете.

— Рю Озему, это… — неловко покраснел магистр. — Простите, но это борщ. Его едят ложкой, а не вилкой, — Фентифлюшкин указал на лежащий подле столовый прибор.

— Ох, — вздохнул Озему, откладывая вилку. — То-то я подумал, что как-то не очень удобно… Борщ значит, очень вкусно…

Следом за борщом подали вареники и галушки, блины и оладьи. Вместе с ними подавали медовуху, квас и морсы, пришедшиеся по душе ниппонским гостям.

И правильно говорил какой-то мудрец, что путь к сердцу настоящего мужчины лежит через его желудок. Даже для заморского демона это не стало исключением. От выпитого и съеденного Озему заметно раскрепостился. С его уст не сходила улыбка, на щеках расцвел румянец, в глазах заплясали шаловливые огоньки. Следом за своим предводителем расслабились и остальные ребята. Понемногу барьер отчужденности спадал, давая нам возможность немного поближе узнать друг друга.

— А вот скажите, — слегка заплетающимся языком заговорил Озему. — Вот в нашей стране иекаши очень уважают. А как с этим обстоят дела у вас? Я слышал, что не все люди довольны вашей Конституцией и уравнением в правах людей и демонов.

— Недовольные будут всегда и везде, Рю, — ответил ему магистр, приобняв Озему и наливая очередную рюмочку. — Конечно, наша нежить не в таком почете, как у вас, но она особо и не жалуется. Они у нас ребята серьезные и за уравниловкой не гонятся. Не трогают их — они и довольны. В основном, все по лесам да по полям разгуливают. В столице нашей нежити раз-два — и обчелся. Но если возникают конфликты, мы — Институт Нежитеведения — всегда придем на выручку. Сами видите: у нас сотрудники разношерстные. Есть и люди, есть и нежить. Вот хоть того Светогора взять… Он у нас вообще птица особенная. Полукровка.

— Да? — удивленно приподнял брови Озему, уже получше приглядевшись к полулешему. Светогор невольно поежился. Не любил он никогда такого пристального разглядывания.

— Да-да. Очень смышленый малый, правда, шалопай еще тот! — захохотал магистр, шутливо пригрозив пальцем полулешему. — Или вот та же Агния. Огненная ведьма — потомок драконов! Мой лучший и очень способный помощник!

Настал момент смутиться и мне, встретившись взглядом с Рю. На какой-то миг мне показалось, что он разглядывал меня даже более пристально, чем Светогора.

— Дракон? Агния… Что-то я слышал… Уж не она ли часом та ведьма, что дебоширила в Демонее? — задумчиво произнес Озему, массируя лоб.

Упоминание Демонеи невольно бросило меня в краску. Интересно, неужели мой досадный инцидент дошел и до далекой Ниппонии? Да я ж, оказывается, знаменитость! Вот только отчего-то совсем невесело мне от этого.

— Она, — закивал Фентифлюшкин. — Досадная история вышла. Эх, как мне её не хватало. Незаменимый сотрудник. Как я был рад, когда она вернулась!

— Госпожа Агния, — более не обращая на магистра внимания, заговорил Озему, переключившись на меня. — Знаете ли Вы, что после Вашего заявления об отмене боёв с вархами в Демонее образовалось оппозиционное движение прогрессистов, желающих отмены монаршеской власти и установления демократической республики? Они, конечно, действовали и ранее, но именно после ваших выступлений о них узнал весь свет.

— Странно, я про них не слышала, — задумчиво пробормотала я.

— Действительно странно, — согласился Озему. — Пока они не представляют угрозы для императорской четы, но с каждым днем их заявления становятся все громче и громче. Мы обеспокоены. Ведь главный наследник в самый ответственный момент отрекся от власти. Это грозит войной.

Вот тут-то я не на шутку испугалась. Свежи ещё в нашей памяти воспоминания о войнах с демонами, об их силе и свирепости на поле боя. Если же начнется передел власти в Демонее, вполне вероятно, что это может затронуть даже Объединенное Королевство. Так о чем, спрашивается, думал Ахетатон? Вроде и не дурак, а такой крендель выкинул. Наговорил на него кто-то, что ли?

— Да, мир ждут большие потрясения, — тем временем вмешался спавший доселе монах. В отличие от остальных своих товарищей, он не переодевался к ужину, оставшись в своем монашеском одеянии. — Не зря наши политики заговорили о Союзе Наций…

— Ой, да хорош Вам, Цуру! — подала голос Хенко, привстав со своего места. — Какая ещё война? А этот ваш наследник, по слухам, ещё тот перец. Может, это и к лучшему, что он освободил пост своему брату.

— Нет, Хенко, ты ошибаешься, — подал голос Тенгу, опустошив свою рюмку. — Ахетатон Джуманужи единственный, кто достоин стать императором Демонеи. Его брат пока ещё совсем ребёнок и очень зависит от своего окружения. Он пока ещё неокрепшая и крайне капризная личность, в чем мы смогли убедиться во время недавнего инцидента с Агнией. Он может легко поддаться пагубному влиянию и не удержать власти. Ты и сама должна понимать, Хенко, что слабый правитель — это гибель государства.

— А я всё равно останусь при своем мнении, — гордо хмыкнула Хенко, демонстративно отвернувшись от воина. — Никто в Демонее не посмеет идти против императора и его семьи, и об этом знают все! Вы все просто паникеры! Я уверена, что Рауль быстро разгонит эту свору! К тому же разве ты можешь назвать Ахетатона Джуманужи сильным после того, что он сотворил? Он попросту испугался и бросил свое государство на произвол!

На последний аргумент Тенгу отвечать не решился, надувшись и в свою очередь тоже отвернувшись от Хенко. На его щеках расцвел предательский румянец, тут же разъяснив мне суть отношений между этой парочкой.

Слова бойкой кошечки ненадолго отогнали от меня плохие мысли, заставив вспомнить о своих прямых обязанностях. Взглянув на часы, я была удивлена. Гостям явно было пора на боковую. Удивительно, как быстро летит время за хорошей беседой.

— Магистр Фентифлюшкин, а не кажется ли Вам, что наши гости устали? — спросила я задремавшего магистра.

— Ты совершенно права, Агния! — хлопнул в ладоши захмелевший магистр. — Что ж, дорогие гости, надеюсь, первый день в Объединенном Королевстве не разочаровал вас, дал кое-какие представления о нашей стране. Я искренне надеюсь, что за неделю вы полюбите нашу страну так же сильно, как и мы!

Гости, явно обрадованные скорой возможности уйти в номера, поспешили с ответными речами.

— Мы были рады приехать к вам, магистр! — улыбнулся Озему. — Я уверен, что ваша страна еще очень многому научит меня и моих друзей! Спасибо за теплый вечер и приятную беседу!

На этой положительной ноте мы и расстались, покинув гостиницу. Впереди нас ждало ещё шесть долгих дней, ставших для меня отдельной жизнью, наполненной яркими, незабываемыми моментами. Этим дням суждено было навеки изменить не только мою жизнь, но и судьбы многих сотрудников Института Нежитеведения.

Комментарий к История вторая: об этикете, хороших манерах и заморских гостях.

========== История третья: об осмотре местных достопримечательностей ==========

Утром нового дня госпожа погода все-таки решила сжалиться над ниппонскими туристами и милостиво разогнала тучи, позволив солнцу отогреть уже было закоченевшую столицу. Нам же, жителям столицы, пришлось в очередной раз с недоверием взглянуть на градусник, вздохнуть и пойти искать уже было припрятанные плащики и легкие курточки.

6
{"b":"589628","o":1}