ЛитМир - Электронная Библиотека

привели в чувства, погрузили в сани, укрыли лисьей шубой и быстро увезли

от назойливых глаз и позора.

Народ, оживленно обсуждая перипетии центрального боя, стал

расходиться.

***

Вечером того же дня в роскошный терем Полябы Удалого пришел

Богуслав.

Жилище будущего тестя состояло из трех этажей и как положено для

состоятельных людей, было сколочено не из сосновых, а из дубовых бревен.

Признаком достатка воеводы считались также слюдяные окна, наличие в

доме печи с дымоходом и развешанные на стенах иноземные ковры и

оружие.

– Будь здрав, боярин! – поприветствовал с порога Полябу витязь.

Воевода погладил свою бороду и степенно ответил:

– Здрав и ты будь, богатырь! Почто пришел на мой двор? За какой-

такой надобностью? Похвастать своими нынешними подвигами али?..

– Пришел к тебе в гости, да заодно Дарину повидать.

– А вернее будет сказать, прежде Дарину повидать и заодно со мной

погуторить, – хитро улыбнулся воевода. – Знаю я вас лукавцев. Нас стариков

не проведешь, за версту чуем ваши хитрости да уловки.

Богуслав улыбнулся.

– Не без того, боярин, не взыщи… Сам ведаешь, как я твою дочку

люблю. Оттого за нее и бился сегодня не жалея сил.

– Конечно, ведаю, не без того…

Будущие родственники трижды расцеловались и сели за стол. Воевода

позвал ключницу. Та примчалась тотчас.

– Эй, матушка-кормилица, мечи на стол все что есть, гость у нас нынче

дорогой, – потребовал от нее Поляба. – Да кваса хмельного, шипучего и

холодного, что на изюме заморском настоянный, из погребов принеси.

Добрый и ядреный он у тебя нынче получился – в голову так и шибает!

Покрепче заморского вина будет наверное.

– Бегу, бегу, мой господин! – засуетилась ключница и стала подгонять

слуг.

Вскоре на стол поставили различные кушанья и кувшины с медовухой

и квасом.

Поляба дружески похлопал Богуслава по плечу.

– Зело рад, что ты норманна на бойке побил, я за тебя зело радел. А как

же. Ты мне по душе пришелся уже давно. И для Дарины лучший муж –

знамо, это ты, а не викинг. К тому же язычник он.

– Похвала мне твоя приятна, Поляба. А что скажет Дарина? Вдруг я ей

не мил?

– Как не мил! Люб ты ей, зело люб! Она уже готовиться косы

расплетать, все о свадьбе с ключницей и со своими служанками щебечет.

Расцвела как дивный цветок. Жаль, что мать не дожила до этой счастливой

поры, порадовалась бы за нее.

Будущие родственники выпили, потрапезничали и заодно обсудили

будущую помолвку. Затем Поляба стал позевывать. Наконец он обратился к

витязю:

– Послушай, Богуслав… Служанка Агафья, что с искосиной на правое

око, отведет тебя к Дарине. Поворкуйте голубки друг с дружкой, да не долго.

Всего-навсего полчасика. А потом пора и честь тебе знать, витязь. А я спать

пойду. От кваса сонливость появилась. Бывай, Богуслав.

– Прощай, тестюшка! Всех благ, да и покойной тебе ночи!

– Будь и ты цел и невредим, зятёк!

Воевода и ратник снова расцеловались. Поляба удалился в свои покои.

Косоглазая холопка проводила Богуслава на третий этаж, где была

опочивальня Дарины.

Девушка ждала его с нетерпением. Видимо служанки уже давно

доложили о прибытии суженого к ее батюшке.

– Дара! Родимая! – воскликнул обрадованный Богуслав. – Как я ждал

этой встречи!

– И я… – только и сказала Дарина.

Богуслав взял любимую за руки и привлек к себе. Боярышня не

противилась. Она охотно прижалась к широкой богатырской груди

бархатной и нежной щечкой, ласково обняв суженого за талию. Богуслав

стал гладить по ее роскошным волосам и приговаривать:

– Как я ждал этого момента, Даринушка! Все во сне видел: что приду к

тебе в светлицу, обниму…

– …И я ждала.

– И расцелую…

– …Но… – у боярышни порозовели щеки. – Как можно?

Богуслав вкрадчиво сказал:

– А отчего не можно, любушка моя, все наше Владимиро-Суздальское

княжество знает, что ты моя будущая жена. Отчего не можно, скажи?

– Но…

– Один поцелуй лишь прошу от тебя, краса моя. Всего лишь один-

единственный.

– Однако, не дозволено до венчания, – продолжала робко

сопротивляться Дарина, между тем краснея от удовольствия. – Батюшка

узнает, разгневается.

Но Богуслав не уступал.

– Да кто узнает? Мы здесь одни. А батюшка твой ушел почивать до

утра. Служанки у себя в комнате… Кто будет ведать про это?.. Краса моя,

любимая, я прошу всего один поцелуй – не более.

– Нет, нет, и не проси, – продолжала колебаться девушка.

– Всего один, – настаивал Богуслав. – Дара, позволь?

– Нет, мой милый… – с трудом вымолвила девушка.

Девичья оборона трещала по швам. Дарине все труднее и труднее было

сопротивляться напору любимого. Ее силы таяли с каждым мгновением. Тем

более, сгорая от большой страсти, она сама хотела слиться в поцелуе с

Богуславом. И вот после очередной просьбы Дарина сдалась.

– Хорошо, но только один, – согласилась девушка и, подняв голову,

преданно и с любовью взглянула своими лазоревыми глазками в очи

богатыря.

Сначала от Богуслава последовал нежный и легкий поцелуй – Дарина

на секунду замлела… После этого легкое лобзание сменило более страстное.

Мурашки побежали по девичьей спине. Дарина задрожала от вожделения – и

ее тут же бросило в жар! Боярышня уже сама потянулась губами к губам

суженого… Их уста сомкнулись, и последовал длительный и горячий

поцелуй… Затем еще один и еще… Влюбленные миловались самозабвенно и

долго. Они очнулись лишь тогда, когда за дверью кто-то нарочито закашлял.

Дарина резко отпрянула от Богуслава. Щеки ее рдели как алые маки.

– Время, отведенное батюшкой нам, вышло, – объяснила она. – То

служанка стучит, нам напоминает.

Богуслав тяжело вздохнул:

– А я не заметил, как время пролетело. Полчаса будто как один миг.

– И того довольно нам. Завтра мы можем снова увидеться. Придешь?

– Конечно, увидимся, любушка моя. Свадьбу нашу обговорим

непременно… И сызнова помилуемся…

– Непременно, обговорим…

Дарина на миг задумалась, помялась, а потом, пристально взглянув в

глаза Богуславу, решилась спросить:

– А правду люди говорят, что дочка Омели в тебя влюблена и проходу

не дает?

Богатырь растерялся.

– Да кто тебе это наговорил?

– Агафья видела, как ты с ней любезничал, – ревнивые нотки

прозвучали в голосе боярышни.

– Косая, а все зрит, проклятущая, – вознегодовал Богуслав. – Лучше бы

она в тереме прибиралась да пряжу пряла да щи варила, а то по улицам

бродит и сплетни собирает! Как любопытная синица!..

Услышав в свой адрес нелицеприятные слова, служанка Агафья резко

перестала кашлять за дверью и от греха подальше поспешно удалилась, а

Богуслав продолжил:

– Да что я виноват разве, что другие девицы на меня смотрят. Нужна

мне эта Велена, сроду бы ее не видел! Мне нужна только ты Дарина, одна ты

мне люба, больше – никто!

– Неужто? – смягчилась девушка.

– Богом клянусь! Люблю тебя, милая, больше всех на свете! За тебя и

жизни не жалко отдать!

– Богуслав, прости, – только и могла вымолвить Дарина и,

расчувствовавшись, бросилась к нему на шею.

Они снова принялись самозабвенно целоваться…

Спустя минут десять к двери снова подкралась Агафья и, нарочито и

громко кашлянув несколько раз, вновь умчалась восвояси.

– Пора, Богуслав, – преданно посмотрела в глаза витязя боярышня. –

А то… как бы батюшка не спустился из своей опочивальни. Тогда всем нам

попадет. И мне, и Агафье, и тебе.

Богуслав согласно кивнул.

– Тогда прощай, Даринушка! Увидимся, непременно увидимся!

– Конечно, милый! Прощай!..

10
{"b":"589642","o":1}