ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

СТРАШИЛИЩЕ ПОДВОДНЫХ ПЕЩЕР

I

О затонувшем жемчуге водолаз Ян Лаурвик узнал в одном из сингапурских трактиров, где перед самым приходом его произошло побоище. Когда он вошёл туда, всё уже затихло. Среди ночной тишины раздавалось только тяжёлое дыхание Ласкара, который сидел, прислонившись спиною к стенке, возле трупа какого-то англичанина. Глаза Ласкара были полузакрыты, и Ян, взглянув на него, подумал, что вряд ли он выживет. Хозяин трактира, рослый китаец, лежал мёртвый у своих кружек и бутылок. Ян взял знакомую бутылку, налил из неё стакан араку и поднёс к губам умирающего Ласкара, который, глотнув, открыл глаза. Затем Ласкар допил стакан, выпрямился и, подав руку Яну, поблагодарил на малайском наречии.

— Кто это? — спросил Ян по-малайски, указывая на труп белого человека.

Лицо раненого Ласкара исказилось от боли и злобы.

— Он был мне другом,— отвечал он.— Нечестивые сыновья нечестивых матерей убили его.

— Какая подлость! — сочувственно произнёс Ян. — Не могу ли я что-нибудь сделать для тебя?

— Недолго осталось мне жить,— сказал Ласкар равнодушно.

Взглянув на кровь, просачивающуюся сквозь его рубашку и стекающую на пол, Ян понял, что он говорит правду. Желая чем-нибудь помочь ему, он вынул из кармана красный носовой платок и перевязал ему левую руку в том месте, где между кистью и локтём из зиявшей глубокой раны ключом била алая кровь.

— Вы, видно, человек боевой, из таких же... как он,— сказал Ласкар, слабо кивая головой в сторону мёртвого англичанина.— Дайте мне ещё араку... Я хочу кое-что сказать вам... Да торопитесь... я скоро буду готов...

Ян подал ему араку. Ласкар выпил его залпом и затем из кармана, находившегося внутри его вязаного шёлкового пояса, достал бумагу и развернул её дрожащими руками. Ян увидел карту, грубо нарисованную тушью и исписанную малайскими буквами. Ласкар сурово взглянул на него уже начинавшими тускнеть глазами.

— Вы уверены, что они все ушли? — спросил он, устремляя тревожный взгляд в сторону дверей.

— Конечно,— отвечал Ян, сильно заинтересованный тем, что он ему скажет.

— Они постараются убить вас,— сказал умирающий.— Не пускайте их туда.

— Ни убить меня, ни забрать жемчуга им не удастся. Будьте покойны, если в этом только дело,— отвечал Ян.

Большие чёрные глаза Ласкара всё ещё были открыты. Но тем не менее он с большим трудом протянул руку, чтобы передать бумагу.

— Тут показано, где лежит затонувшее судно... возле берега, на глубине сорока двух — сорока восьми футов. Жемчуг там, в маленькой каюте на палубе. Судно наскочило на риф и разбилось вдребезги... Нас спаслось только семеро... потому что кругом кишели акулы и «убийцы»... Мой друг и я, мы только одни знали, как нарисовать эту карту... и вот поплатились за это...

Умирающий склонился вперёд, лицом на колени, но затем снова выпрямился и устремил тусклые глаза свои на Яна Лаурвика.

— Смотрите, чтобы собаки эти... не взяли жемчуга...

Тут чёрные глаза его раскрылись ещё шире, странный огонёк сверкнул на минуту в них и погас. Он вздохнул и полетел вниз, свалившись головой на ноги своего мёртвого друга.

II

Ян внимательно просмотрел карту, которая была нарисована грубо, но понятно. Он сразу узнал очертания восточного берега Явы. Место, где судно пошло ко дну, было то самое, которого остерегались все проходящие мимо суда. Здесь была самая предательская якорная стоянка возле отвесного, неприступного и необитаемого берега, вблизи от сильных и крайне изменчивых течений.

«Тем легче будет искать,— подумал Ян.— Только бы судно лежало не слишком глубоко. К тому же и опасности меньше, никто не помешает».

Ян собирался уже уйти, когда в голове его мелькнула вдруг неожиданная мысль. Недавнее побоище возникло, очевидно, из-за этой бумажонки, а потому бежавшие, выждав известное время, должны были вернуться обратно, чтобы отыскать её. Не найдя ничего, они, разумеется, решат, что она у него, и тотчас же пустятся вдогонку. Тогда ему несдобровать.

Он оглянулся кругом, думая, как бы ему выйти из затруднительного положения, и увидел бутылку с китайской тушью, а в ней тоненькую кисточку, какою пишут обыкновенно на Востоке. Теперь эта тушь была ему так же дорога, как жемчуг. Он взял кисточку и перерисовал карту на другую бумажку. Затем сделал кое-какие изменения на карте Ласкара, указав место гибели судна на сто пятьдесят миль далее к востоку. Потом положил эту карту обратно в карман пояса умершего Ласкара и поспешно удалился. Он успокоился, только когда добрался до европейского квартала.

У Яна Лаурвика был небольшой капитал, но ему нужен был верный товарищ. Как человек бывалый, опытный, он знал, что для успеха всего дела ему необходимо иметь маленькое, но быстрое судно, с сильной паровой машиной и хорошо вооружённое на случай встречи с морскими разбойниками. Экипаж на этом судне должен быть опытный и немногочисленный. А проверить рассказ умершего было нетрудно, Лаурвик слышал ещё раньше о гибели голландского судна вблизи острова Ява. Случилось это несколько месяцев тому назад. Осторожными расспросами он установил, что на погибшем судне находился жемчуг стоимостью в шестьдесят тысяч фунтов стерлингов — сумма настолько привлекательная, что рисковать стоило.

Обдумав всё, Ян Лаурвик немедленно приступил к делу. Прежде всего он телеграфировал в Калькутту некоему капитану Джерри Парсону, чтобы тот немедля выезжал с первым пароходом в Сингапур, а затем занялся розысками подходящего судна и вербовкой экипажа.

Капитан Джерри Парсон был родом из Новой Англии, из города Портлэнда в штате Мэн. Он побывал в своей жизни и китоловом, и золотопромышленником, и торговцем орехами, и главнокомандующим в маленькой республике Центральной Америки, и овцеводом в Австралии. В настоящее время он вёл торговлю драгоценными камнями с раджами Индии. Он очень любил барыши, но приключения любил ещё больше.

Получив телеграмму от верного друга своего Яна Лаурвика, он сразу понял, что его ждут и барыши, и приключения. Он сейчас же сел на пароход.

Когда он приехал в Сингапур, Ян Лаурвик рассказал ему всё, что слышал от Ласкара.

— Покажи карту! — сказал капитан.

Ян передал ему копию карты. Капитан несколько минут внимательно рассматривал её.

— Одной карты мало,— сказал он презрительно.— И по-твоему Ласкар правду сказал?

— Я в этом уверен,— отвечал Ян с полным убеждением.

— Когда мы двинемся в путь? — спросил капитан.

Лицо Лаурвика просияло от удовольствия. Он протянул капитану руку, и они обменялись крепким рукопожатием.

— Завтра вечером,— ответил он.

— Прекрасно! — сказал капитан.— Завтра утром я принесу свои деньги.

Судно, нанятое Яном, было прочное, с быстрым ходом, но удобствами не отличалось. Машинистом на нем служил очень искусный и молчаливый шотландец. Управлять судном должен был капитан Джерри.

Экипаж состоял из валлийца небольшого роста и двух тощих, сухопарых янки. Лаурвик объяснил всем четверым, людям честным и верным, в чём заключается его предприятие, и обещал помимо назначенного жалованья выдать ещё известное вознаграждение, если сокровище будет найдено.

Ход судна был настолько быстрый, что ему ничего не стоило улизнуть от переполнявших эти воды пиратских джонок. Но путешественники опасались, что на судно могут напасть врасплох в то время, когда оно будет стоять на якоре. Лаурвик снабдил судно большой пушкой и вооружил экипаж шестизарядными револьверами. Только после всех этих приготовлений почувствовал он себя готовым ко всем опасностям, которые могли встретиться на поверхности моря. Но те опасности, которые он мог встретить под водой, сильно его тревожили. Он знал, что будет там один, и помнил зловещее предупреждение Ласкара об акулах и «убийцах». Акулы довольно мало беспокоили его, но «убийцы», то есть рыбы-мечи, которые ничего не боятся, внушали ему некоторое почтение.

6
{"b":"589646","o":1}