ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коваленко Марья

Под парусами. Свободные

Аннотация:  Трогательная история любви, в которой переплетутся судьбы троих: бывшего яхтсмена, а ныне бизнесмена, отчаянного красавца-капитана и юной девушки фотографа. Каждому из них предстоит пройти свой путь к свободе и любви.

Радоваться, удивляться и рисковать на залитых солнцам островах Хорватии, в прекрасном Санкт-Петербурге и на палубе самой быстрой парусной яхты.

Это история страсти и подлинного чувства – любви, которая как бескрайний океан... Может подарить свободу, а может бесследно смыть с лица земли.

«Он говаривал, что есть три сорта людей:

те, кто живет у моря;

те, кого тянет в море;

и те, кто из моря возвращается».

Alessandro Baricco, Oceano Mare

"Стоишь не берегу и чувствуешь соленый запах ветра, что веет с моря.

И веришь ты, что свободен ты и жизнь лишь началась.

И губы жжет подруги поцелуй, пропитанный слезой.

"Knockin' on Heaven's Door"

Пролог

Где-то глубоко, потерявшийся в переулках души, в каждом из нас живет счастливый, беззаботный ребенок. Он умеет искренно любить. Не скрываясь, плакать от горя и радоваться каждому мигу.

Не знающий правил и пределов собственных возможностей.

Не имеющий привычек и привязанностей.

Настоящий.

Живой.

Ветер раздувает паруса его свободы. Море зовет в неоглядную даль.

Звезды ведут за собой, обещая приключения, любовь и счастье.

Нужно лишь поверить. Услышать и решиться.

Стать безумным и вольным.

Forever.

Глава 1. Гавань

Гавань (голл. Haven) - естественная или искусственная

защищенная от ветра и волн прибрежная часть водного

пространства, служащая местом стоянки, причала и ремонта судов.

Морской словарь

Хорватия.

- Доброе утро, соня, - прошептал над самым ухом ласковый мужской голос.

Девушка, не раскрывая глаз, лениво повернула голову.

- Мм...

- Милая, уже десять утра, - гость опустился на край кровати и принялся расстегивать рубашку. - Опять всю ночь с фотоаппаратом на парусники охотилась?

Вместо ответа из-под одеяла, махая, высунулась изящная ладонь.

- Аля, я отложил все дела, провел три часа в самолете и потом еще час в машине, чтобы успеть к твоему дню рождения, и как меня встречают?

Отчаянно зевнув в подушку, девушка все-таки сделала над собой усилие и открыла глаза.

- Привет, Витя.

Спросонья голос прозвучал хрипло, но Виктор Николаевич Строганов даже не заметил. Он зачарованно наблюдал, как просыпается его будущая невеста. Как трет кулаками глаза, сладко потягивается. Как скользит по подушке грива волнистых золотых волос, и бесстыдно обнажая молодое соблазнительное тело, сползает одеяло. Соскучился. Две недели напряженной работы не ощущал этого, а сейчас осознал.

- Лев Семенович уговорил поснимать выход в море на рассвете, а я не смогла отказать, - и, снова зевнув, добавила: - У него такая яхта! Сказка.

- Хм, "Марина" - самая скромная из его яхт, но я рад, что тебе понравилось.

- Очень. - Оторвать голову от подушки удалось лишь со второй попытки. - Вить, не сердись, что не встретила. Все так закрутилось…

- Да ладно уж, я сам виноват. В конце концов, это была моя идея порекомендовать тебя Рогозину. - Он склонился, чтобы поцеловать ее, но женские руки ласково обвили плечи. Плен оказался слишком сладким - оторвался лишь через минуту.

- Не уходи, - девушка чуть не всхлипнула, когда поцелуй закончился.

- Аля, я с дороги. Мне бы в душ.

- Мне тоже. Давай потом? - одеяло сползло до самой талии, не оставив фантазии наблюдателя ни единого шанса.

- Коварный ход, - кадык на горле дернулся.

- Иди ко мне.

- Александра! Нет у тебя совести. Ни капельки.

- Соглашайся.

- Один твой знакомый уже согласен, - Виктор опустил взгляд на свои брюки. - Но нет. Вначале душ!

- Потом кофе, а чуть позже зазвонит мобильный телефон, - она разочарованно упала на подушку. - И так до вечера.

Ответа не последовало. Оставив последнее слово за собой, мужчина быстро сбросил одежду и, как и планировал, направился в душ. Что бы там ни думала его ненаглядная, сегодняшний день он не планировал посвящать работе. Если только пару часов. Потом он весь будет принадлежать ей, а она – ему.

Горячая вода упругими струями била по напряженным плечам, принося расслабление. Пальцы вспенивали шампунь на отросших темных волосах. Усталость отступала. В последнее время он слишком много работал. Контракты, реклама, деловые встречи, поздние ужины и алкоголь. Проклятая суета. Совсем не то, чего хотелось. А хотелось бросить все и снова встать под парус. Как пару лет назад, когда он еще не был совладельцем крупной судостроительной компании. Когда он месяцами фактически жил на палубах гоночных яхт. Когда был жив отец.

Сильное тренированное тело требовало сражений с ветром, душа рвалась на волю, и лишь обязанности прочно держали на земле. Заживо погребали под завалами проблем и решений. Даже личная жизнь больше напоминала старый диафильм: яркая картинка, прокрутка, новая картинка, опять прокрутка и так месяцами. Счастье, что Аля мирилась с этим.

***

Завтракать решено было в холле гостиницы. Освежившиеся, одетые в удобную легкую одежду, Александра и Виктор расположились за маленьким столиком на крытой веранде. Других посетителей не было - слишком поздно для завтрака и рано для ленча. Приняв заказ, расторопный официант оставил постояльцев наслаждаться мягким адриатическим бризом и роскошным пейзажем, ради которого, собственно, состоятельные туристы и ехали в Богом забытую глушь.

Вид с веранды завораживал. Пригород старого хорватского городка Сплита утопал в зелени. То там, то здесь сквозь густую листву деревьев выглядывали покрытые красной черепицей крыши зданий и колокольни церквей. Отовсюду лилась веселая музыка, а на море словно гигантские поплавки колыхались красавицы-яхты.

- Мне кажется, что я в раю, - девушка облокотилась о спинку соседнего стула. - Вчера гуляла по Сплиту и постоянно ловила себя на мысли о счастье. Даже не могу толком объяснить почему. Счастлива, и все.

- То есть, даже я тебе для счастья не нужен? - собеседник демонстративно сложил руки на груди. На губах заиграла улыбка, а синие глаза блеснули лукавым огнем.

- Нет, без тебя ничего этого не было бы, - Александра взяла в руки его ладонь и быстро, пока Виктор не отдернул, поцеловала. – Спасибо, что порекомендовал меня.

- Сколько просил тебя не делать так!

- Вик... А если мне нравится? - девушка отбросила назад непослушные волосы и прошлась ласкающим взглядом по красивому лицу, сильной шее и широким плечам своего спутника. - Мне безумно нравятся твои глаза. Такие синие, да еще эти ресницы! Мечта любой девчонки. Нравятся губы. Упрямые, горячие. С ума схожу по рукам. По грубым ладоням, по длинным, узловатым пальцам...

- Так... - цокнул языком Виктор. - Мадемуазель фотограф, хватит рассматривать меня как модель для предстоящей съемки.

- Но я...

- Ты, моя дорогая, примерно такие же дифирамбы пела скрученному ревматизмом старику в подземном переходе на Тверской. Помнишь? Пару месяцев назад.

- Витя, но он и в правду был красив! Я в жизни не видела такого одухотворенного лица. А морщинки у глаз...

- Так, все, - он легонько стукнул по столу. - Мы на море, сегодня твой день рождения, а завтра начало регаты. Давай не будем омрачать это время пустыми спорами.

- Извини, - девушка задумчиво намотала на палец длинную золотистую прядь. - Наверное, я просто по тебе соскучилась.

1
{"b":"589648","o":1}