ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Каков ленивец! - восхитилась она пушистым соседом.

На яхте царила тишина. Але непривычно было находиться на "Марине" одной, но после ночи и двух дней плавания все уже казалось знакомым. Лакированные деревянные панели шкафчиков. Мягкие удобные диваны, на которых спали капитан и помощник. Компактный складной столик в центре кают-компании и узкие застекленные люки, через которые внутрь попадал солнечный свет. Сейчас по ним звонко барабанил дождь, и если бы не яркая люстра, в помещении было бы темно как ночью.

Аля в шортах и легкой майке с ногами забралась на диванчик. Кожаная обивка обожгла холодом.

- Ой, как же они на этом спали? - удивилась, вспоминая развалившегося здесь капитана.

Из-за усталости Олег поленился искать запасной плед и улегся, в чем был, прямо на кожаную поверхность. Растянулся от подлокотника до подлокотника, как большой опасный тигр. Она помнила. Хватило быстрого взгляда – врезалось в память. Каково ему было здесь? Вроде бы, какая ей разница, но ладонь легла на сиденье. Пальцы заскользили по бархатной, словно живой коже. Прохлада и мягкость.

Из груди вырвался то ли стон, то ли вздох. Что она творит? Одумалась. За мысли стало стыдно, словно хотела запретного. Браня себя, девушка быстро убрала руку. Зачем ей чужие ощущения? Что за блажь? Сафронов – капитан их яхты. Не друг и даже не старый знакомый. Он забыл. Ей тоже давно следовало выбросить прошлое из головы и больше думать о будущем.

Чтобы окончательно избавиться от ненужных мыслей, Аля заварила себе чай и направилась в душ. В режиме экономии воды ей хватило бы и пяти минут. Хватило бы... Если бы не старый, прошедший пару неудачных ремонтов дверной замок.

***

Капитан возвратился на яхту после обеда. Дождь так и не стих, но просиживать штаны в кафе уже надоело. Твердо решив потратить вторую половину дня на сон, он уже представлял, как отыщет свой спальный мешок и забаррикадируется в одной из кают на корме. Сладкая мечта. Однако судьбе было угодно совершить неожиданный кульбит.

"Марина" встретила его незапертым люком и тишиной. На столе стояла кружка с остывшим чаем, а люстра под потолком заливала светом все помещение. Кто-то явно напрашивался на хорошую взбучку. Бросив мокрый плащ на ступеньки, Олег осмотрелся внимательнее. После новости о приостановке регаты почти все, кроме очаровательного фотографа и новоявленного полосатого юнги разбрелись по острову. Вряд ли полосатому захотелось чая или не хватило естественного освещения. Оставалась девушка...

- Аля! - он заглянул в каюту на носу. Седьмое чувство подсказывало - что-то не так с ее исчезновением. - Ты где?..

На одеяле с ленивым мявом потянулся кот. Больше никого не было.

- Александра! - позвал еще раз. Уже громче.

Тихий глухой всхлип вместо ответа заставил похолодеть. Ориентируясь больше на свое чутье, чем на звук, Сафронов двинулся в сторону санузла. Тесная кабинка с душем и туалетом была единственным местом, где можно было закрыться... Или спрятаться от кого-либо. Вторая догадка испугала больше. "Не стоило оставлять ее здесь одну!" - с досадой подумал Олег.

- Аля. - Из узкой щели над дверью сочился свет. Капитан громко постучал и, не услышав никакого ответа, дернул дверную ручку на себя. Заперто.

- Аля, это я, Олег. Ты там?

В ответ послышался тихий шорох за стенкой. И снова всхлип.

- Черт... Аля...

Сомнений больше не осталось - она там. Стараясь не думать, что могло случиться с девчонкой, Олег принялся выламывать дверь.

***

Закутанная в три одеяла, за столом сидела Аля. Руки все еще тряслись, и на чашку с горячим чаем оставалось только смотреть. В кубрике, гремя посудой и шелестя пакетами, орудовал Олег. Он уже пять минут что-то искал, тихо ругая самого себя, Рогозина и какого-то "Бонифация". Аля старалась даже не поворачивать голову в его сторону. Пару часов назад она стеснялась прикасаться к сиденью, на котором он спал, а теперь... Позволила носить себя на руках и, что еще хуже, переодеть как беспомощного ребенка. В майку. Мужскую.

Щеки пытали. В отличие от ледяных рук и ног, они раскраснелись в один миг, будто ее не от холода спасли, а от другой, гораздо более интимной муки. Какой стыд! И надо было ей остаться на яхте? Сон, фотосъемка, покой… И как все обернулось? Мужские руки, шарящие по телу, чужая одежда и одна на двоих яхта, укрытая дождем от всего света.

- Фух... Нашел! - Олег захлопнул дверцу шкафчика под мойкой и водрузил на столешницу полную бутылку с какой-то жидкостью.

- Что это? - зарываясь еще глубже в одеяла, пискнула Аля.

- Лекарство, милая. Самое хорошее, проверенное штормами и зимними переходами, лекарство.

Бутылка рома и две рюмашки мигом переместились на столик перед пострадавшей. Следом уселся на противоположный диванчик капитан. Взгляд внимательный, зеленые глаза будто насквозь все видели. Укрывайся – не укрывайся. Хоть по самую макушку.

- Никак не согреешься? - спросил и, не дожидаясь ответа, протянул руку, потрогал нос и уши. - Ледяная. Как же тебя так угораздило?..

- Я собиралась принять душ и потом прогуляться с фотоаппаратом по пристани. Но... Проклятый замок.

- Долго там просидела? - надо было узнать это сразу, но в спешке ни одного вопроса задать не успел.

- Примерно два часа.

- Долго, - откручивая крышку на бутылке. – Гальюн (2) – самое холодное место на яхте. А уж укрываться мокрым полотенцем...

- В одной майке я замерзла уже через минуту.

- Охотно верю. – Обе рюмки наполнились золотистым напитком. Капитану претило заставлять даму пить в одиночку.

- Может, не надо? - девушка кивком указала на «лекарство». - Для меня это слишком крепко.

- А два часа с влажными волосами, в мокром полотенце, на холоде – нормально? - Сафронов еще немного подумал и долил ром до самого края. Пятьдесят миллилитров, не больше, не меньше.

Аля высунула из-под одеял руку, чтобы отбросить волосы, но Олег убрал их сам, а ей протянул рюмку. Моргнуть не успела.

- Пей!

Приказ прозвучал так, что и мысли ослушаться не возникло. Одним быстрым движением, чтобы не расплескать, поднесла к губам и опрокинула во внутрь.

- Ааа... - дыхание сперло. Слезы брызнули из глаз. Горло опалило так, что вдохнуть не получалось.

- Проклятие... - не ожидавшей такой реакции Олег схватил с кухонной тумбы бутылку воды. Сорвал крышку и сунул девушке. - Ты что, ничего крепче "Буратино" никогда не пила?

Вопрос остался без ответа. Аля жадно пила воду, заливая пожар внутри. Даже когда одно из одеял свалилось с плеч – не заметила. Наверняка сейчас, свались они все, она продолжила бы пить, плюнув на приличия и холод.

- Как вы это в рот берете? - наконец прохрипела она не своим голосом.

- Молча.

Капитан восхищенно наблюдал за изменениями на лице подопечной. Щеки разрумянились пуще прежнего, глаза засверкали, а на красные, как вишня, губы смотреть стало вообще небезопасно.

- Ну как, теплее?

Он вновь протянул руку, чтобы убедиться самостоятельно, но Аля гордо вскинула голову. Зря. Пальцы коснулись горячего рта. Словно удар током.

Олег почувствовал то же самое. Тряхнуло, но руку не убрал. Не смог - соблазн оказался сильнее. Задержавшись чуть дольше, чем позволяли правила приличия, провел указательным пальцем по пухлой нижней губе. Погладил прикосновением и взглядом.

- Выросла… - со свистом наполняя легкие воздухом, - фея.

Последнее слово прозвучало почти интимно. Аля сглотнула. От всей этой ситуации ей и без того было не по себе, но сейчас… Голова отказывалась соображать.

- Ты всех девушек так называешь? – выпалила, внезапно осмелев.

- Не понял.

- Феями.

- Не припомню за собой подобного. - Олег сложил руки на груди. Так безопаснее. Подальше от искушения. - А что?

- Ничего, - отвернулась.

- Точно?

- Да. - Оставалось радоваться, что покраснеть еще гуще ей уже не грозит.

Сафронов кивнул и расслабленно откинулся на спинку сиденья.

15
{"b":"589648","o":1}