ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Расчетливые сидят в НИИ и получают гроши. Надо действовать.

- Действовать… А об исполнителях ты подумал? Им каково будет?!

- Экипаж управится. Верь! Я каждого из них подбирал лично. Они способны управлять чем угодно. Хоть космическим кораблем.

- Лев, это не кино. Не Армагеддон снимаем. Ею чертовски сложно управлять. Как шкипер тебе говорю. Без опыта будет...

- Научатся! – решительно.

- Не уверен.

- Именно поэтому ты строишь, а я запускаю. Каждый должен заниматься тем, что умеет лучше всего.

Последнюю реплику Виктор решил не оспаривать. С самомнением Рогозина он предпочитал не шутить за зря. Опасно. Щедрые спонсоры на дороге не валяются, а сам он полностью вложился в проект. С потрохами. Пути назад не было, и даже отсрочка не сильно спасала. Год в запасе вместо месяца для обкатки – слишком дорогой размен. Упущенная возможность обошлась бы дорого – он, как и партнер, это понимал.

- Ладно. - Строганов посмотрел на календарь перед собой. До отмеченной красным маркером даты оставалось три месяца. - Но список экипажа должен быть согласован со мной. Заранее.

- Ты получишь его. Скоро.

- Две недели.

- Месяц, - не хотел спешить Рогозин.

- Две недели. Я хочу знать, кому мне придется доверить свой проект.

- Хорошо. Хрен с тобой. Две недели, - Лев Семенович проводил взглядом летящую по волнам "Марину". Аутсайдера регаты сегодня было не узнать. - Лично привезу. Обсудим и обмоем.

Последняя фраза заставила Строганова напрячься. Рогозин что-то темнил.

- Договорились.

Сейчас Виктор не стал ничего выяснять. Работа не ждала. Желанную отсрочку он не получил, и теперь предстояло ускориться. "Рвать жилы и сжигать нервы", как говорил покойный отец. От воспоминания сердце болезненно заныло. Строганов потер грудь, будто это могло помочь, и вышел из кабинета. Пришла пора ускорять всех лично.

***

Вопреки стараниям экипажа, капитан со старпомом умудрились разогнать "Марину" до максимальной скорости. Не отвлекаясь ни на минуту, Олег отслеживал малейшее изменение ветра и менял курс. Не давая роздыху Валдису и Кеше, управлялся с парусами Николай. Успех окрылял. Они уже не были вечными отстающими. Другие яхты одна за другой оставались позади, и ради этого не жалко было ни сил, ни собственных натертых до мозолей рук. К середине перехода "Марина" всего на три сотни метров отставала от лидера гонки.

На палубе бурлила жизнь. Звучали четкие команды, поворачивался туда-сюда гик, лязгали защелки страховочных ремней и тихо хлопал затвор фотоаппарата. При деле оказались все. Развлекательная прогулка все больше напоминала тяжелый труд, а силы каждого участника наконец были направлены на одну общую цель. Вкалывали как проклятые. Исполняли любые приказы. И не роптали, забыв в работе, о личном удобстве, желаниях и потребностях. Без споров и вопросов. Экипаж как один живой организм.

Результат не заставил себя ждать. Тяжелая круизная яхта в умелых руках превратилась в мощный морской болид. От скорости ветер свистел в ушах, а волны слились в бескрайнее серебряное зеркало. Полная свобода. Над пугающей глубиной, под белоснежными парусами. Команда ровнялась на капитана. А когда почти все соперники остались позади, и "Марину" от узкой полосы горизонта отделяла лишь одна яхта, даже скептически настроенный Николай поверил в успех.

- Сафронов, ты сегодня в ударе, - Коля словил на лету литровую бутылку с водой, брошенную Алей, и принялся жадно пить. Единственная свободная минута за последний час. Замаялся.

- Не больше чем обычно, - Олег забрал у него воду. Плеснул себе в лицо. - Жарко.

- И все-таки ты в ударе. Уж не знаю, что на тебя так подействовало, но если удержим темп - придем вторыми.

- Надо первыми, - капитан внимательно присмотрелся к парусам. - Ветер попутный.

- Это намек?

- Нет, Коля, это не намек.

- Проклятие, нет! - старпом сорвал с головы бейсболку и хлопнул ею себя по бедру. - Ты сбрендил!

Сафронов стер тыльной стороной ладони с лица воду. Задумался. Риск существовал. Можно было вновь отстать, потеряв шанс даже на второе место, но можно было вырваться вперед. Пан или пропал - привычный для любого спортсмена выбор.

- Коля, последними мы уже были. Неприятно, но терпеть можно. А вот первыми... Команде нужно это попробовать. А вдруг втянутся?

- И переубедить тебя не получится?

- Нет, - помахал головой Сафронов. - Ставь спинакер. Даже молния не бьет дважды в одно место. Справитесь.

- Твои слова да Богу в уши, - недовольно проворчал под нос себе старпом, но двинулся в каюту за парусом.

***

Аля сегодня не готовила. Сдав вахту у плиты Ирме, она посвятила себя любимому делу и отрывалась от видоискателя лишь для того, чтобы подать кому-нибудь полотенце или воду.

При постановке спинакера ее тоже не позвали на помощь. Решив справляться втроем, мужчины сами растягивали шкаторины и поднимали парус на мачту. Действовали они сосредоточенно и четко. Памятуя о неудаче первого дня регаты, никто не торопился, но и не медлил. Пятнадцать минут подготовительной работы, секунды подъема, и все получилось. Спинакер за короткий миг наполнился воздухом, как купол парашюта. Ожил, рывком толкнув яхту вперед.

Не ожидавшие такого члены экипажа ухватились кто за что.

- Получилось! Получилось! - хором прокричали Иннокентий и Валдис.

- Мужчины, вы лучшие! - перекрикивая хлест парусов, воскликнула Ирма. Она так беспокоилась за брата, что на минуту забросила стряпню и взобралась на палубу.

- Да! - хмыкнул довольный собой и командой старпом.

Не проронили ни слова только Александра и капитан. Олег так и не понял, какая сила заставила его обернуться к девчонке. Огромный яркий парус гордо раздувался на ветру. Сердце ликовало от восторга. Так хотелось увидеть то же в глазах прекрасной феи. Но нет. В глазах феи стояли слезы, а пальцы беспомощно сжимали круглую крышку от объектива.

Фотоаппарата не было. Ни на ней, ни возле. Даже ремешка. Только растерянная, сдерживающаяся изо всех сил девушка. И не нужно было иметь семь пядей во лбу, дабы понять, что случилось.

- Проклятие... - Олег прижался виском к металлическому штурвалу. - Идиот...

________________________________

1 Имеется ввиду Петр Первый.

Глава 8. Трюм

Трюм — самая нижняя часть внутреннего

пространства судна. Располагается между днищем

(или вторым дном) и нижней палубой (или платформой).

Морской словарь

На колене красовалась ссадина, и локоть был сбит до крови, но боли не чувствовалось. Аля почти ничего не ощущала. Смотрела на свои руки и не могла поверить. Как она могла такое допустить?

- Дура... Какая же я дура... - тихо кляла себя, а в глазах уже стояли слезы.

Одежда насквозь промокла от брызг, но подниматься на ноги не хотелось. Ее фотоаппарат. Ее "третья морковка" (1). Рабочий инструмент, который никогда не подводил. Не удержала. Стоило ненадолго снять с шеи, довериться кистевому ремню, и дорого поплатилась.

- Идиотка... - губы дрогнули.

Она бы разревелась как девчонка, если бы не напряженный, внимательный взгляд капитана. У ее позора оказался свидетель. И какой! Именно тот, перед кем меньше всего хотелось выглядеть глупо. Нужно же было ему повернуться в этот момент! Весь день словно не замечал, а сейчас... К злости на себя примешался стыд. Не выдержав, Аля вскочила с места и мышью метнулась в каюту.

***

Под спинакером яхта пошла быстрее. Не рискнувший на такой шаг соперник уже скоро остался позади, а через полчаса и вовсе скрылся из виду. "Марина" шла первой. Победа была в кармане, и команда уже готовилась плясать лезгинку на пьедестале.

Не радовался один капитан. Выбросить случившееся из мыслей не выходило. Досадная невнимательность девчонки свела к нулю все его старания, а ведь гонка прошла так хорошо! На острове можно было хорошо отдохнуть, поднять бокал с пивом за успех... Но куда уж теперь! Юную фею стоило веревкой привязать к себе еще в первый день регаты и никуда не отпускать.

17
{"b":"589648","o":1}