ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они вдвоем посмотрели в сторону Валдиса. Тот, никого не замечая, пил. Чай.

- Мой брат, после того как прошлым вечером в одиночку расправился с половиной закупленного алкоголя, еще долго будет печальным.

- О... - пропел Кеша, вспоминая неудавшуюся "прощальную гастроль". - Неожиданно все вышло. Капитан... Капитан.

- Хорошо хоть он Николаю сообщил, что будет ночевать в гостинице. А то сидели бы и ждали до ночи.

- Или пили...

- Да...

Оба вновь обернулись к Валдису. Официанты не успевали убирать чашки. Батарея чайных пар заполнила всю поверхность маленького круглого столика, а прибалт все никак не мог придти в норму.

- Вот смотрю на него и немного завидую, - Ирма наклонила голову набок и задумчиво уставилась в никуда. - Регата закончилась, мне грустно, а он... У него жесткое похмелье, и последнее воспоминание будет не о бескрайнем море и белых парусах, а о том, как ночью выворачивало на палубу, а на утро раскалывалась голова.

Кеша шокировано посмотрел на женщину. Свести впечатления от регаты к похмелью! Подобное умозаключение никогда не пришло бы ему на ум.

- Питмен, выдыхай, я пошутила! - на губах собеседницы заиграла довольная улыбка. - Ты что, купился?

- Тьфу!

- Пошутила я, глупый. Оклемается он, и остальное вспомнится.

- Шутки у тебя... - Кеша сморщил свой аккуратный нос.

- Как умею! Только... - взгляд женщины упал на одинокую фигурку их фотографа в дальнем углу. – А некоторые, вон, даже и не пытаются шутить или веселиться.

- Ты слышала наш вчерашний разговор?

- На яхте тонкие перегородки. В моей каюте было слышно. - Ирма пожала плечами. – Все так…

- Жизнь.

- Проза! – усмехнулась Ирма. – А знаешь, во время регаты я все ждала, что она закрутит роман с капитаном. Он так на нее смотрел! Как наш кот на мясную нарезку. Чуть ли не облизывался. И она на него. В объектив, но все же.

- Вот это был бы финал регаты, - без особого воодушевления произнес Кеша. Странный разговор с Рогозиным после брифинга на Висе еще не забылся. Лев Семенович тогда полчаса расспрашивал его об отношениях этих двоих. И только теперь стало окончательно ясно, с чего бы генеральному спонсору интересоваться обычным фотографом. – Как в романе!

- Красивая была бы пара. Но не судьба.

- Пойду к ней. – За Алю было неспокойно на душе. - Скрашу последние моменты здесь.

- Иди, сестренка! – Ирма вновь обратилась в ироничную, неунывающую даму. Впереди у нее были еще целый вечер и ночь до возвращения в собственную реальность. Не хотелось ни одного мгновения тратить на грусть. Чужой жизнью сыт не будешь, особенно когда своя – сухой паек. А ее жизнь уже давно превратилась в безликую пустыню, где только регаты как сказочные оазисы держали в тонусе. – Пусть и у нашей девочки останется от этого вечера свое счастливое воспоминание.

***

Светский бомонд больше напоминал слоеный торт, в котором шоколадными коржами смотрелись состоятельные бизнесмены с «бриллиантовыми» дамами или сексапильными любовницами, а ванильным кремом – золотая беспечная молодежь. Даже ведущий был под стать. Известный шоумен, как вишенка на торте, профессионально приковывал к себе внимание. Элитное общество развлекалось по высшему разряду.

Среди всей этой блистательной публики Аля ощущала себя настоящей золушкой. Даже изящное шелковое платье и новая прическа не давали достаточной уверенности в себе. Возможно, ее придал бы достойный кавалер, но он как назло задерживался. А еще этот ресторан... Неделю назад в соседнем Виктор сделал ей предложение. Романтический вечер, свечи, признание... Казалось, это приснилось. Или подсмотрела у кого-то другого, как сейчас – подсматривала за роскошной свадьбой на берегу.

Чужой праздник, как символическое напоминание из прошлого о предстоящем. Белоснежный альков на месте их столика. Влюбленные взгляды молодых. Нарядные гости с цветами. Чувства Али смешались. В голове царила такая неразбериха, что хотелось сбежать. Укрыться в носовой каюте на яхте, обнять кота и попросить капитана, чтобы увез ее куда-нибудь далеко-далеко.

- Красавица моя, у тебя такой вид, что я готов временно изменить своим взглядам и превратиться в образцово-показательного спутника для леди. - Кеша появился как черт из табакерки.

- Не нужно, - Аля отвернулась от окна. - Все прекрасно и так.

Сегодня на свежую голову вчерашний разговор казался лишним. Было неловко, словно друг узнал о ней что-то постыдное или уличил в слабости.

- Мифический жених не прибыл? - Кеша подхватил под локоть пробегавшего мимо официанта и, сладко улыбнувшись, забрал у того два бокала с шампанским.

- Почему мифический?

- Он вроде как бы есть, но его вечно нет, - протянул один бокал девушке.

- Спасибо. Витя скоро появится, - поглядывая на время, Александра вертела в руках свой мобильный телефон. - Самолет задержали. Он предупредил меня.

- Мм... - собеседник поправил воротник васильково-синей рубашки и отвернулся. Ситуация оказалась еще более безнадежной, чем он подозревал. Нужно было срочно выдергивать девчонку из сплина. - Как думаешь, а Олегу понравится мой образ?

- Кеша… - Аля чуть не прыснула со смеху.

- Два часа пред зеркалом провел! Представляешь?!

- Да, но… Не хочу тебя расстраивать…

- Все я знаю! Знаю! - друг театрально взмахнул руками, изображая отчаяние. - Мир жесток, и я совсем не Джульетта...

- Совсем.

- Но на иллюзию-то имею право? Детка, не убивай последнюю надежду!

На этот раз смех удержать не удалось.

- Ну вот, теперь она надо мной смеется, - громкий вздох. - Нужно срочно найти утешение.

- Здесь? - Аля поперхнулась шампанским.

- Красавица, а ты гораздо более распущенная, чем все о тебе думают.

- Я? - девушка вмиг раскраснелась.

- Ну не я же! - он посмотрел по сторонам. – Рядом с тобой я вообще чувствую настоящим оплотом нравственности.

- Кеша, не смеши меня. - Щеки уже начинали болеть.

***

У ведущего не закрывался рот. Добросовестно отрабатывая гонорар, он старался вовлечь в общее веселье каждого. К середине мероприятия гости уже начали побаиваться столь решительного напора. Чтобы спасти ситуацию, на сцену вышел сам Рогозин.

- Дорогие мои, - довольная кошачья улыбка в один миг притянула к себе взгляды приглашенных. - Минуточку внимания!

Супруга Льва Семеновича кивком подозвала к себе официанта с наполненными бокалами. Зная страсть благоверного к пламенным речам, она предпочла обеспечить себя шампанским на долгие полчаса.

- Друзья, я безгранично рад видеть всех вас здесь, - тем временем вещал Рогозин. - Это значит, что никто не утонул, не пошел на корм акулам и не обзавелся семьей на одном из чудесных хорватских островков. Да, друзья, у нашей регаты богатая история. Бывало всякое. Однако сегодня...

Оратор вошел в раж. Отключив отвратительно фонивший микрофон, Лев Семенович сыпал шутками, обещаниями новых встреч и патриотическим призывом участвовать в возрождении традиций мореходства на родине. Слушатели, казалось, дышать перестали. Готовые взорвать тишину аплодисментами, все дружно смотрели на выступающего, кивали болванчиками и терпеливо ждали окончания речи. Немудрено, что при таких обстоятельствах появление нового гостя прошло незамеченным. Никем. Почти.

Олег бесшумно появился на пороге зала. Стараясь не задерживаться взглядом там, где не следовало, осмотрел собравшихся. А затем, настроившись на длительное ожидание, уселся на барный стул.

- Я уже думала, ты не придешь, - изящная женская ладонь неожиданно легла на плечо.

Сафронов не стал оборачиваться. Узнал и так. Передав бокал шампанского собеседнику, рядом присела Каролина.

- Не хотел. Пришлось. – Капитан положил свою руку поверх ладошки дамы.

- И откуда это вдруг у тебя такое пренебрежение к вечеринкам? - она видела его насквозь. - Когда-то мы неплохо развлекались на закрытии регаты.

- Нынче мне дали отворот-поворот. А одному не интересно.

23
{"b":"589648","o":1}