ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он плотно сжал губы, сдерживаясь. Вот оно. То самое заряженное ружье, которое висело уже полтора месяца.

- Я не знаю, как так вышло. Не понимаю, хотя стараюсь понять. Все изменилось, - Аля до боли закусила губу. - Такое ощущение, что мы три года шли куда-то, вместе и сами по себе, а сейчас...

- Говори, милая.

- Я боюсь, Витя. Боюсь, что мы ошиблись.

- Аля...

- Нет, дослушай, пожалуйста, - молитвенно сложила руки, прерывая его. - Мне хорошо с тобой, я знаю, что ты меня любишь. И я тебя. Люблю. Но... А вдруг этого мало? Вдруг мы ошибаемся?

- Ошибаемся? Три года?

- Мы жили каждый своей жизнью. У тебя были яхты и работа, у меня – учеба и фотография. Катились по накатанной.

Напряженная тишина в ответ.

- Витя, может, не будем спешить?

Она смогла. Сердце колотилось как бешеное. Во рту пересохло, а теплые пальцы мгновенно стали холодными. Испугалась. Словно только что совершила самое настоящее преступление.

А Виктор все молчал. Смотрел на нее, не моргая. Думал о чем-то, и не пошевелился, даже, когда официант принес заказ.

Все сложилось, как он и предполагал. Отчуждение, возникшее в последние недели, наконец вылилось в признание. Его солнце, его милая девочка оказалась храброй. Она сделала первый шаг. Теперь дело было за ним, и упускать ее он не собирался. Ни за что.

- Давай поедим, - произнес хрипло. - После я хочу тебя кое с кем познакомить. Давно нужно было, но... Потом и решим.

***

Кот не мяукнул ни разу. Он будто знал, куда его везут, и не выражал по этому поводу никакого недовольства. Что на яхте, что в кабине грузовика, что в старом Форде – он вел себя одинаково. Не удивляясь ничему, спокойно вылизывался и лишь изредка поглядывал по сторонам окосевшим от активного причмокивания взглядом. Олег даже завидовал полосатому. Ему, бывалому моряку, спортсмену-экстремалу сейчас очень не хватало здорового кошачьего пофигизма. Волновался как мальчишка на первом свидании. Уже и забыл, когда оно было, это первое, но сейчас явно было нелегче, чем тогда. Пальцы выстукивали на руле примитивную мелодию, а прохожие, озираясь, будто спрашивали: «Не сошел ли ты с ума, рыжий?».

Он чувствовал, что сошел. Остановив машину на светофоре, Олег в очередной раз глянул на полосатого путешественника и мысленно покрутил пальцем у своего виска. Идея подарить Але кота с самого начала была бредовой. Сейчас же, рядом с ее домом, она стала казаться не просто бредовой, а идиотской. Зачем он ей? Зачем ей они оба, когда на носу свадьба, и вся жизнь уже наверняка распланирована на годы вперед?

Какая-то дикая блажь. Навязчивая идея. Сам не понимал, чего хотел, а обычные ответы вроде сексуального влечения особой ясности в мысли не вносили. Обычно сексуальное влечение можно было «перебить» кем-нибудь другим. Желающих всегда хватало, стоило лишь поманить пальцем, но не выходило. Пробовал, а потом уматывал, не зная как объяснить, почему вдруг расхотелось. Остывал ко всем. В раз. Не узнавая себя.

Какой-то поцелуй выбил на полтора месяца из нормального состояния и не отпускал. Форс-мажор в сознании, и только работа до седьмого пота приносила успокоение. Вкалывал как очумелый. Привороженный маленькой изящной феей с огромными серо-голубыми глазами. Глаза запомнил хорошо. Никогда ни у кого не запоминал, а здесь врезались в память. Как и губы, как и… Он тяжело вздохнул.

Ехать незваным в гости да еще и с дубовой эрекцией не хотелось. Мало ли что ему предстоит, а еще пушистый подарок вместо цветов. «Я точно спятил!» - подумал, и на губах заиграла сумасшедшая улыбка. «Сумасшедшим можно все!» - разрешил себе и, успешно подавив желание развернуть машину, утопил в пол педаль газа.

***

Несмотря на июньскую жару, на верфи было прохладно. Почти все рабочие уже разошлись по домам, и лишь редкий лязг металла и удары молотка нарушали тишину. Но ни Строганова, ни его молодую спутницу они не остановили. Поддерживая Алю под руку, Виктор вел ее в дальний край главного производственного цеха. В самое уединенное место, святая святых верфи.

Не дойдя несколько метров до яхты, оба замедлили шаг.

- Солнце, я знаю, что последний год я весь был поглощен работой, фактически оставив тебя в одиночестве, - Виктор смотрел невесте в глаза как в душу. - Пропащий трудоголик, но клянусь, я не забывал о тебе ни на миг.

Она нервно сглотнула. Слышать подобные признания еще не приходилось.

- Я много думал и о тебе, и о нас, представляя, какой будет наша жизнь после, - махнул за спину. - Наверное, я слишком много думал и слишком мало действовал.

- Моя учеба тоже... Не способствовала. Однако не думаю что дело только в этом.

Аля положила руки ему на грудь. Даже сквозь одежду ощущалось тепло. Раньше она прижалась бы всем телом. Сейчас хватило рук.

- Ты хочешь подождать, дать нам время, - он горько усмехнулся, накрывая ее ладони своими. Крепко, словно хотел впечатать в себя. - Но для чего? Мое отношение к тебе не изменится. Я люблю тебя. - Виктор уткнулся лбом в ее лоб. - Я хочу тебя.

- Витя...

- Другая женщина мне не нужна, как и проверка временем. Но решать тебе.

Он резко отодвинулся, и, не тратя больше ни минуты, принялся стаскивать ткань с кормы. Некоторым секретам пора было уйти в прошлое. Откладывать это знакомство уже не осталось причин - доделал все, что было нужно. Рукотворный идеал соответствовал живому идеалу, а сам он освободился от груза заветной мечты.

Ткань с шелестом упала на бетонный пол, обнажив название яхты. Всего одно слово. Имя. Забыв дышать, Аля неотрывно смотрела на золотистые буквы и не могла поверить. Такого просто не могло быть. За что?

- Я назвал ее в честь тебя. - Виктор встал у нее за спиной, положив руки на талию. - Александра, потому что у самого лучшего уже есть имя, и другого мне не нужно.

Ладони прошлись вдоль бедер. Вверх-вниз, обжигая прикосновением. Притянули к себе.

- Я скучал по тебе, солнце, - хрипло шепнул он на ухо. - Очень скучал.

Девушка вздрогнула в ответ, но не отстранилась.

- Не могу больше без тебя. Хочу засыпать и просыпаться рядом. Видеть тебя каждый день и узнавать заново. - Мужские пальцы вытерли одинокую слезу с ее щеки. Коснулись губ. - Не нужно отсрочек. Давай попробуем иначе. Вместе. Каждый день. Под одной крышей.

- А если…

- Тогда и видно будет, - бережно развернул Александру лицом к себе, не выпуская из кольца рук.

Взгляды затуманились. Тела слились в объятиях, и вокруг все будто бы исчезло. Только он и она. В огромном здании под высокой крышей, среди яхт и редких звуков со стороны. Глаза в глаза.

Было что-то в этой близости. Фатальное сочетание несочетаемого: страха и вызова, исступления и самообладания. С ним всегда было сложно. Сложно и одновременно спокойно, как у Бога за пазухой. Ее первый мужчина, непостижимый, но заботливый. Любящий, самый лучший и отчаянный. Разве она могла сказать "нет" и отказаться? Разве ускользнула бы из этого кокона? Кто-то другой - может быть, она - нет.

Ее губы первыми коснулись его губ. Только успела вымолвить "прости" на вдохе, как в тот же миг с горячим "родная" губы Виктора сожгли поцелуем последние здравые мысли. Решение пришло само. Безоглядно.

***

Немолодая худощавая женщина открыла Олегу дверь. Хватило одного взгляда на встречающую, чтобы понять, кто она. Она тоже узнала, кто перед ней. Фотографии этого капитана в последнее время слишком часто мелькали на мониторе дочки. Высокий, молодой и рыжий. Не красавец - куда ему до Строганова, но необычные черты лица, так любимые дочерью, компенсировали все.

- Здравствуйте, - улыбаясь, произнес тип и заглянул ей через плечо. – Вы, наверное, мама Александры? Я Олег. Приятно познакомиться.

Дама сделала шаг назад и, нацепив на лицо искусственную улыбку, пригласила войти.

Тот вошел. Вместе с большим шелестящим пакетом и обшарпанной картонной коробкой.

- А это, - дама указала на сомнительные "презенты", - Что?

31
{"b":"589648","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Технарь
В постели с миллиардером
Нарко. Коготь ягуара
Приверженная
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
55
Сталинский сокол. Комдив
Эйсид-хаус
Halo. Сага о Предтечах. Книга 1. Криптум