ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впереди был коридор. Длинная ковровая дорожка. Холодные мраморные стены и большое, от пола до потолка, прозрачное окно в конце. За окном виднелось море. Бескрайний синий простор и оранжевое солнце в фиолетовом небе. Светило медленно катилось за горизонт, оставляя на небосводе багряные разводы. Будто царапины. Дух захватывало. Переглянувшись, путники замерли у лифта.

- Витя, а тебе никогда не хотелось вот так исчезнуть?

Оставив своего спутника в одиночестве, девушка медленно двинулась вперед, к окну.

- Исчезнуть…

- Да. И забыть обо всем.

Он достал из кармана карточку-ключ от номера. Повертел в ладони.

- Часто, - шумно выдохнул. – Наверное, даже чересчур.

- Но ведь это ненормально?..

- Скорее всего.

- Витя, - Аля кончиками пальцев дотронулась до стекла. - Может, мы что-то делаем неправильно?

- Не знаю, - не желая продолжать этот странный разговор, Строганов открыл дверь в гостиничный номер.

Войти Аля не успела. Сделала всего один шаг, как отворилась дверь комнаты напротив, и из него вышла изящная блондинка в коротком платье. Девушка настолько была поглощена своими мыслями, что даже не заметила Строганова и его невесту. Аля тоже не обратила бы на нее внимания, но Витя так внимательно смотрел то на незнакомку, то на открытую дверь за ее спиной, что взгляд невольно остановился на блондинке.

- Мой номер телефона у вас есть. Звоните в любое время, - обернувшись, проворковала она недавнему клиенту. – Приятных снов! - развернулась на каблучках.

Удивленная пара до последнего смотрела ей в след. Длинные ноги, тонкая талия, шикарные волосы – кому-то сегодня очень повезло. Когда дверцы лифта закрылась, Строганов ухмыльнулся.

- А Сафронов зря время не теряет.

- Что?..

- Откуда только после интенсивных тренировок силы берутся?

- Это его номер? – Аля чувствовала, как внутри все сжимается и холодеет.

- Да. Если я ничего не путаю.

- Понятно.

- Что-то не так?

- Нет, все так, - она прижала к груди, будто щит, фотоаппарат. – Просто… Иногда очень хочется исчезнуть.

Последние слова были сказаны так тихо, что у Вити не было ни единого шанса услышать.

***

Этим утром Строганов ушел раньше, чем обычно. Даже не поцеловав спящую невесту, бесшумно выбрался из-под одеяла. Сегодня начинались соревнования. Вся команда с тренерами, консультантами и Рогозиным уже должна была ждать его на пирсе. Виктор торопился. «Александре» предстояло первое испытание. Один из самых важных дней в его жизни. И волнительный. Мысли были заняты только гонкой. Собираясь, одеваясь, он ни разу не взглянул на другую Александру, настоящую, из плоти и крови. Тихо захлопнул за собой дверь и ушел.

За окном просыпался город. Пока солнце не начало палить, гости Кальяри спешили на пляжи, а жители - по своим рабочим местам. Сонные парочки в панамах и шлепанцах, шумная детвора, собаки на поводках - все суетились, боясь упустить драгоценное утреннее время. А у главной городской пристани выстроились в ряд невероятные, невиданные здесь ранее яхты.

Из окна гостиницы они были видны как на ладони. Аля знала это, но даже смотреть в ту сторону сегодня не могла. Бессонная ночь вымотала ее. Последние силы иссякли вместе с уходом Вити. Больше не нужно было притворяться спящей, да и вообще что-либо изображать.

- Напрасно. Все, - подняла вверх руку. Посмотрела на подаренное женихом кольцо. Бриллианты в изысканной золотой оправе - шедевр от лучших ювелиров. Символ любви и намерения навеки связать две судьбы вместе. Ее и Вити... Только зачем она ему? Красивая партия для успешного и вечно занятого мужчины?

Глядеть было больно. Глаза щипало. Смахнув со щеки первую слезу, она опустила руку на грудь. Ни желаний, ни воли. Стоило бы подняться, привести себя в порядок. Начать очередной забег. Но вместо этого укуталась с головой в одеяло и впервые за три недели расплакалась. Навзрыд.

***

Новички гонки, российская команда, начала свой день с поражения. Везение покинуло экипаж еще на этапе жеребьевки. Первые же соперники отборочного тура были неоднократными победителями в классе. Узнав, с кем команде предстоит сойтись в дуэлях, Рогозин первым делом затребовал в штаб коньяк. Литр успокоительного на три заплыва. Этого должно было хватить, и даже Строганов впервые за время знакомства с Львом Семеновичем отнесся к его слабости с пониманием.

Не до шуток было всем. Олег и команда, как могли, выкладывались в каждой дуэли. Тренеры и консультанты, прилипнув к биноклям, изучали тактику соперников. А Рогозин две гонки подряд грел в руках бутылку. После второго поражения пробка полетела в море. На трезвую голову не было мочи смотреть продолжение. Дождавшись, когда злой и мокрый капитан "Александры" сойдет на берег, миллиардер плюхнулся на раскладной стул в центре тренерского штаба и молча начал напиваться.

- За нас с тобой! - бутылкой отсалютовал он усевшемуся рядом Олегу.

- Не рано ли? - Сафронов потянулся за своим энергетическим коктейлем. Восстанавливать силы между поединками было некогда.

- Не-е-ет! - протянул Рогозин. - К последней на сегодня, третьей гонке лично я предпочитаю быть подготовленным!

- Оптимистично!

- Ой, - отмахнулся. – Ну, когда мы с тобой в первый день выигрывали? Никогда! А благодаря этому, - указал на бутылку, - хоть обидно не будет.

***

Стараясь не смотреть в зеркало на свое заплаканное лицо, Аля собирала вещи. Оставаться дольше ни в номере, ни на Сардинии она не могла. От мысли о продолжении "отдыха" внутри все скручивалось в тугой узел. То, что еще вчера было терпимым и привычным, сегодня вызывало панику. Необходимо было дождаться Виктора, объясниться и бежать.

Что сказать Строганову, она даже близко не знала. Одна бессонная ночь перечеркнула три года рядом с ним. Слишком резко и неожиданно. Окончательно. А ведь не было ни близости, ни даже поцелуев. Только ночь. Под одним одеялом на одной кровати. Она не сомкнула глаз, смотрела на него и не могла поверить, что хотела замуж и любила. На сердце вместо любви зияла черная дыра. Та засасывала в себя всю ее волю, желания и чувства. "А были ли они?" - вопрос крутился в голове, а отвечать себе "да" с каждым разом становилось все труднее.

Два чужака. Красивая пара. Казалось, так легко и просто было находиться рядом. Кружить на поверхности: светить, сопровождать, принимать подарки. Радоваться жизни. Но кукла сломалась. Руки больше не могли обнимать. Губы не хотели целовать. Идеальный механизм вышел из строя. Получалось только плакать. Выть в голос, некрасиво и нерадостно. Кому нужна такая кукла? Слабая, неспособная любить так, как любят ее.

Себе самой и то она была не нужна. Себя даже в зеркале видеть не хотелось. Предательница. В мыслях уже сотни раз изменившая тому, кому обещала. Настоящая дочь своего отца. За это было особенно стыдно. Стыдно и больно. Витя такого не заслуживал. Такого не заслуживал никто. Нужно было прекращать фарс. Вымаливать прощение и убираться из чужого рая. Домой. К работе и коту. Хотелось верить, что хотя бы для полосатого Юнги она что-то да значила. Трясущимися руками Аля сложила в чемодан вещи. Ладонью заглушая всхлипы, дошла до балкона, чтобы последний раз взглянуть на яхту.

Экипаж "Александры" отдыхал после очередной гонки. Спортсмены смеялись, разговаривали о чем-то с тренерами и членами других команд. На пирсе бурлила жизнь, но Олега Аля увидела сразу. Бинокль был без надобности - рыжий короткий ежик горел на солнце. Капитан что-то говорил Рогозину, тот отвечал, и все было таким обычным, повседневным, что казалось, вернулись назад времена хорватской регаты.

Больше всего в жизни хотелось, чтобы это было правдой. Дрожа от холода после заточения в душе, пить с Олегом ром. Бежать, держась за руки, по старым улочкам. Считать звезды на палубе. И целоваться. Сейчас она бы согласилась на все. Без гарантий и обещаний. Сказала бы "да" на его "давай уедем отсюда". Сейчас... Стало поздно. У молодого капитана было, с кем провести время. У него была очаровательная блондинка и красавица-яхта. А у нее, Али… Остатки гордости.

37
{"b":"589648","o":1}