ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Нет! Феи такими не бывают. - Две гладкие коленки по бокам от его бедер так и просились на плечи. Искушали.

- Пожалуйста, - она уже не отталкивала - умоляла. Губы покрывали горячими поцелуями шею и плечи Олега. Ладони скользили по его спине, заставляя мышцы каменеть. От безумного желания дыхание стало рваным. Малейшее прикосновение обжигало. Хотелось скорее. Всего его, как никогда и никого прежде.

- Все хорошо. Хорошо, - Олег успокаивал обоих, пока пальцы сдвигали в сторону влажный лоскуток шелкового белья. В паху уже болело от готовности, и тонкая ткань трусов не скрывала внушительной эрекции. - Проклятие!

Крыша со свистом улетела в пропасть. Стоило протолкнуться в нее двумя пальцами, чуть не кончил.

- Да... - глухой стон в ответ.

Серо-голубые глаза напротив распахнулись в изумлении.

- Боже! – Аля вскрикнула.

Каждое прикосновение отзывалось волной удовольствия во всем теле. В сотни раз острее самого нежного секса, что был у нее раньше. Неправильно и грязно. Острое ребро комода больно впивалось в кожу, но она ни за что на свете не заставила бы его прекратить. Бесстыже насаживалась на пальцы. Двигалась навстречу, не закрывая глаз.

Два влажных омута. Олег смотрел в них и не дышал. Затягивало. Не мог ни о чем думать. Толкался в нее пальцами все быстрее и быстрее. Тонул во взгляде.

- Олег, я лю...

Отчаянное признание чуть не сорвалось с губ.

Неожиданный стук заставил обоих замереть.

- Сафронов, открывай давай, - Лев Семенович Рогозин барабанил в дверь с упрямством лесного дятла. - Я знаю, что ты там и не один. Открывай.

«Вот только тебя мне сейчас не хватало!» - Олег с мучительным стоном прервал поцелуй.

- Минуту, - рыкнул, проклиная всех и вся.

- Сафронов, это срочно! – не унимался босс.

- Подожди! – взглянул на девушку.

В серо-голубых глазах плескалось отчаяние. Раскрасневшиеся губы были сжаты, а грудь вздымалась так часто, что казалось, Аля задыхается. Она была на грани.

- Саша…- как пушинку пододвинул ее к самому краю комода. – Как бы я хотел сейчас быть в тебе!

Но на себя пришлось наплевать. В паху ныло немилосердно, обещая еще большие мучения позже. В висках стучало, но не дав Али ни малейшей возможности опомниться, он прижался лбом к ее лбу и продолжил. Еще скорее и глубже. Не слушая стука Рогозина, не обращая внимания на сопротивление и слезы своей феи. Губы шептали горячие обещания. Взгляд требовал и подчинял. Пальцы скользили в нежной плоти. Заставлял стонать, выгибаться и плакать от наслаждения.

***

Секунды тянулись медленно. Лев Семенович упрямо молотил в дверь капитана. Мимо него шагал в свой номер Строганов. За стеной, задыхаясь от яркого оргазма, дрожала девушка. А вечер только начинался.

Глава 16. Ватерлиния

Ватерлиния — линия, отмеченная цветной полосой

вдоль бортов судна, по которую оно углубляется в воду.

Соответствует максимально допустимой

в эксплуатации осадке судна при полной загрузке.

Морской словарь

Строганов резко открыл дверь своего номера. Лежащую у порога карточку он не заметил. Чемодан на кровати тоже остался без внимания. Не до того было. От злости кулаки сжимались так, что костяшки побелели. Сафронов очень вовремя исчез. Виктор сам поражался, как выдержал и не припечатал этого выскочку к асфальту сразу после окончания гонки. Соревнования только начались, успели бы победить и так, без риска. Навидался уже подобного за свою жизнь. Сейчас не хотелось. Ему нужна была чистая победа.

Мысленно проклиная рискового шкипера, Строганов закатал рукава рубашки и двинулся в ванную. Нужно было охладиться.

Опасный трюк, который проделал Олег, многих заставил поволноваться. Все это живо напомнило события трехлетней давности, когда перевернулась его яхта. Ситуации были похожи. Обида за старое поражение и волнение за нынешнюю команду соединились в одно. Любые доводы Сафронова казались недостаточными. Он не имел права так поступать. Не должен был совершать несогласованных действий. Не мог...

Ледяная вода лилась по локтям и подбородку. Мокрые волосы прилипли ко лбу. Но не отпускало. Гнев не затихал. По-прежнему хотелось что-нибудь сломать или разбить. В зеркале показалось красное от ярости лицо. Глаза блестели.

- Какой черт меня дернул согласиться с Рогозиным? – он снова сунул голову под кран.

Вода потекла за шиворот. Тонкая струйка скатилась между лопаток, заставив вздрогнуть. На секунду взгляд прояснился. Вначале Виктор не понял. Потом проморгался, надеясь, что показалось. Не удалось. В огромном зеркале напротив отразилась часть спальни. Мягкий ковер на полу, угол кровати и чемодан. Чемодан был полон доверху, и не нужно было присматриваться, чтобы понять, чьими вещами.

- Нет. - Кадык на горле дернулся. – Нет… Проклятие.

Зарывшись пятерней в волосах, он замер на пороге ванной. В комнате тревожным звоном зазвенел мобильный, но его владелец даже не глянул в сторону трубки. Стоял в дверях и смотрел. На ровные стопки платьев и белья, на знакомые сандалии в прозрачном пакете. На то, что до этого самого момента означало наличие в его жизни кого-то еще.

***

В ванной комнате было сыро. Из крана тонкой струйкой текла вода. Нужно было умыть лицо, а лучше - помыться полностью, но Аля не находила в себе сил. Прижавшись щекой к стене, сидела на холодном полу. Руки и ноги не слушались. Глаза болели. Ей бы заплакать, только не получалось. Охлаждала горячий лоб о холодную плитку стены. Кусала губы.

А вокруг все напоминало об Олеге. Его ванная, полотенца, зубная щетка и она сама, казалось, насквозь пропитавшаяся им. Незнакомая. От саднящих губ до все еще пульсирующего лона. В голове не укладывалось, но она сделала это. Она была с ним. И даже чуть не призналась, что любит. Рогозин очень вовремя постучал в дверь! Не приди он, сейчас они были бы в кровати, и признание стало бы невинной мелочью.

При мысли о еще большей близости все тело обдало жаром. Она по-прежнему хотела его. Зная, что не должна. Понимая, что будет всего лишь "одной из". Хотела. И стоило столько раз убегать? Сдалась, забыв о женихе и собственном достоинстве, как только он усилил напор. Как гулящая девка. Услужливая фея для молодого капитана.

- Как я могла? - шепотом. Ладонь легла в развилку между ног. Подрагивая, прошлась вдоль тонкого кружева. Кожа все еще горела, и легкое касание вызывало дрожь. Телу было все равно, что в номере напротив мог находиться Витя. Отчаяние брало от такой своей реакции.

- Мамочка, - она скрутилась калачиком на полу. - Что же я наделала?..

Светильник под потолком заливал ванную белым светом. Хрупкая девушка будто и не ощущала холода от плитки. До боли зажмурив глаза, пыталась расслушать стук своего сердца. Мечтала получить хоть какую-нибудь подсказку. Но сердце билось спокойно. С каждой минутой все четче и четче, стройным ритмом развеивая всякие иллюзии. Глупо было на что-то надеяться. Решения приняты, а о случившемся стоило бы забыть поскорее.

Вода все так же журчащим ручейком текла из крана. Александра чертила пальцем на полу знак бесконечности, а в соседней комнате на повышенных тонах спорили мужчины. Реальность бескомпромиссно заявляла о себе.

***

- Строганов заменит тебя поляком! - в голосе Рогозина звучала злость.

- Не заменит, - упирался Олег. - Тот не тренировался с командой.

- Значит, устроит тренировку. Впереди как раз один свободный день.

- Семеныч, это утопия. От этого надутого индюка вообще никакого толка нет!

- Зато он выступал на таких яхтах.

- Когда? Три года назад? Пять? Нынче он и стоячего не обгонит. Ты же видел, какие сейчас скорости?

- Олег, ты всерьез считаешь, что Строганов будет думать о скоростях, когда увидит вас вместе? - Рогозин хмыкнул, указав взглядом на дверь в ванную комнату. - Да стоит ему заподозрить...

39
{"b":"589648","o":1}