ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Пошло все к черту! - он с силой запустил телефон о стену и снова откинулся на кровать.

На миг стало легче.

***

Дорога от двери до лифта была бесконечной. Каких-то десять - пятнадцать метров ковровой дорожки. Спиной к огромному окну и комнате с мужчиной, еще недавно казавшимся самым главным на свете. Аля упорно шла шаг за шагом, смахивая с глаз противные слезы. Дело было сделано. Даже если ошиблась, пути обратно не осталось. Теперь только вперед. Милан, Москва, родной Питер. Там работа и новая жизнь. Кирпичик за кирпичиком. Забывая свой безумный поступок в номере Сафронова, перекраивая планы на будущее.

Дверь в номер капитана была приоткрыта. Возможно, он ждал ее. А может - кого-то еще. Сейчас Але было без разницы. Она бежала без оглядки, боясь снова остаться или сделать еще какую-нибудь глупость. Хватило уже.

Дверцы лифта плавно разъехались в стороны, приглашая войти. Остался последний шажок.

- Подождите меня, пожалуйста! - неожиданно раздался за спиной женский голос.

Высокая стройная блондинка, та самая, которая прошлым вечером навещала Сафронова, вновь спешила из его номера.

Аля прислонилась спиной к стене кабинки. Внутри, в душе, будто что-то оборвалось.

- И зачем я только согласилась? - вслух возмутилась блондинка. - Эти спортсмены... Психи какие-то! Представляете, у их капитана защемление нерва, а он отказывается от помощи. Я вообще не представляю, как он участвует в гонках!

- Вы про Олега Сафронова?

- Да! - закивала девушка. - Ему курс массажа положен, меня тренер отправил, а он... Выставил меня, будто я какая-нибудь девочка по вызову. С ума можно сойти!

- Так вы массажистка? - у Али чуть не случился приступ нервного смеха.

- Да! - та округлила глаза. - А кем, по-вашему, я еще могу быть?

- Массажисткой, - хлопнув себя по лбу ладонью, - только массажисткой.

***

Когда портье постучал в дверь номера Виктора Николаевича Строганова, был уже поздний вечер. Смена заканчивалась, портье хотелось поскорее попасть домой, и только странный факс, адресованный почетному гостю, заставил задержаться. Строганов отказался спуститься за ним сам. На ужин он тоже не выходил, в результате исполнительному сотруднику пришлось подниматься в номер лично.

К счастью, Виктор Николаевич оказался на месте и даже не заставил ждать долго под дверью.

- Прошу прощения, - на ломанном русском произнес посетитель. - Вам факс.

Строганов протянул руку и забрал скрутившийся в рулончик листок бумаги.

- Спасибо.

Читать не было никакого желания, но привычка взяла верх. На листке было всего три коротких предложения. Поначалу Виктор не поверил своим глазам. Никто из его знакомых не слал бы факсов, написанных от руки. Но выведенные четким каллиграфическим почерком буквы говорили обратное.

- Что за ерунда, - всмотрелся уже внимательнее.

Почерк принадлежал его секретарю, а вот слова… В глазах помутилось. Предложения слились в арабскую вязь.

- Нет… только не это, - губы дрогнули. Кровь отлила от лица, а сильная боль пронзила сердце насквозь.

Портье даже сообразить ничего не успел. Прямо на его глазах сильный с виду мужчина, схватившись за грудь, со стоном завалился на пол. На пол упало и злосчастное сообщение.

"На верфи пожар. Эвакуируем работников. Ситуация серьезная". Всего три строчки, но они стали последней каплей для Строганова Виктора Николаевича в этот день.

Глава 17. Линия пути

Линия пути - линия, по которой

фактически перемещается судно

с учетом дрейфа и сноса.

Морской словарь

Питер было не узнать. Августовское солнце палило нещадно. От жары, казалось, даже стекла окон готовы были расплавиться и прозрачным потоком стечь на тротуар. Густой горячий воздух заставлял задыхаться, и даже раскрытые форточки в автобусах больше не пугали насморком и простудой.

Духота обволакивала. Лишала сил и сна. Гнала жителей мегаполиса за город и приковывала к кондиционерам. Петербуржцы как манны небесной ждали дождя. Хотя бы грибного дождика. Оттого неудивительно, что когда на исходе второй недели зноя небо заволокло тучами, взгляды всех устремились вверх. Город замер в ожидании, и природа смилостивилась.

Александра раскрыла зонт, только было уже поздно. Одежда промокла до нитки, волосы превратились в сосульки. Другие прохожие выглядели ничуть не лучше. Ливень начался очень быстро, а измученные жарой люди соображали медленно, как сонные мухи. Однако никто не роптал. Все с восторгом наблюдали, как вода заполняет выбоины в асфальте, жадно вдыхали наполненный свежестью воздух и улыбались. Ни один праздник города, ни один концерт под открытым небом не способны были сделать то, что смог дождь. Равнодушных не осталось.

Смена погоды вселила оптимизм. Решив, что сейчас ей уж точно повезет, Аля достала из сумочки телефон и принялась в который раз за последние три дня набирать номер бывшего жениха. Несмотря на просьбу позвонить по приезду, Виктор сам не брал трубку. Она звонила по десять раз на дню. Результат был одним и тем же – гудки без ответа. Вначале это казалось нормальным. Обида и сильная занятость - объясняла себе Аля. Но время шло, и на второй день в душе поселилось волнение. Строганов всегда контролировал свои эмоции, хотя бы сообщение или письмо на электронный ящик он просто обязан был выслать. Но не было. К третьему дню она извелась. Отчаянно хотелось дозвониться.

Капли глухо стучали по зонту, и ветер упрямо пытался вырвать его из рук. Бежали секунды. Девушка ждала, молила про себя «возьми же трубку, пожалуйста», только кроме гудков ничего не было слышно. Абонент не отвечал. Как и вчера, как и позавчера. Всегда занятой, но обязательный, Виктор вел себя очень странно. Тревога за него становилась все сильнее, вопросов возникало все больше. Терпеливо ждать ответы и надеяться, что во всем виновата обида, уже не получалось.

Отбросив с лица мокрую прядь, Аля решилась. Пальцы отбарабанили по клавишам телефона еще один номер, и на этот раз ей повезло. Вышколенная секретарша Виктора Николаевича Строганова оказалась на месте.

- Здравствуйте, Александра. Чем могу Вам помочь? - голос звучал приветливо. Это вселяло надежду. Возможно, самый осведомленный работник Виктора еще не знал о разрыве помолвки. Отчаянно надеясь на это, Аля не стала тратить время на пустые фразы и сразу задала свой самый главный вопрос.

Ответ был краток. Пошатнувшись, словно земля под ногами дрогнула, Александра медленно опустилась на первую попавшуюся лавку.

- Вы уверены? - язык с трудом ворочался.

- К сожалению, да, - секретарь тяжело вздохнула. - Итальянские врачи засвидетельствовали микроинфаркт и настояли на полном обследовании, но Виктор Николаевич...

- Он не задержался в больнице дольше положенного, - договорила за нее Аля.

- Да. Вы ведь его знаете.

Теперь вздох был общим. Обе хорошо понимали, каким упрямым бывал порой Строганов.

- Когда случился приступ? – кое-как справившись с эмоциями, уточнила девушка. - Я не могу до него дозвониться уже три дня.

- Врачи настояли на полном покое, а нас он просил никому не распространяться относительно своего состояния.

- Значит, это произошло?.. О, Боже!

Догадка, как удар под дых, заставила согнуться пополам. Три дня молчания, три дня после ее бегства. Все сложилось. Телефон чуть не выпал из рук.

- С вами все в порядке? – секретарь услышала в трубке стон.

- Да… - Аля закрыла глаза, словно это могло удержать слезы. - Когда он возвращается? - наконец произнесла бесцветным голосом.

- Сегодня во второй половине дня.

- Планировал заезжать в офис?

- Пока не сообщал, но клянусь, я сделаю все, чтобы Виктор Николаевич не задержался здесь надолго, - уверенно произнесла собеседница.

- Спасибо.

- Что-нибудь еще я могу для Вас сделать?

41
{"b":"589648","o":1}