ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Скажи, что все это сон", - подумала про себя Аля, но вслух лишь вежливо попрощалась.

На большее не хватило сил. Одна минута разговора выжала из нее все. Словно немощная старуха осталась сидеть на грязной мокрой лавке, не надеясь подняться.

Больше не думалось ни об Олеге, ни о новой фотостудии, куда ее настойчиво звали на ставку. Долгожданный дождь принес вместо радости дурные вести. Бывшая невеста, уже никогда не Строганова… А ведь казалось, что все будет просто – проститься и уйти. Как в киношной драме. Не вышло. Ее драма не желала заканчиваться. Дикий, безотчетный страх потери наглухо затянул тучами легкое, еще непривычное ощущение свободы. "Только не Витя", "только не он" - эгоистично торговалась с высшей силой.

Бесполезный защитник, зонтик, так и норовил выскользнуть из рук и одиноким парусом воспарить над заливом. Тело ломило. Нужно было подняться с места. Двигаться куда-то, но она все сидела.

***

Черный тонированный мерседес плавно лавировал в потоке автомобилей. Водитель старался не смотреть на пассажира, однако на каждом светофоре глаза так и косились в сторону зеркала заднего вида. Начальник выглядел неважно. За десять лет работы на Строгановых таким Виктора Николаевича он не видел никогда. Осунувшееся серое лицо, опущенные плечи и стеклянный взгляд никак не вязались с образом энергичного, пышущего здоровьем шефа. Сейчас он больше напоминал своего отца. В сорок девять, после первого инфаркта, Николай Дмитриевич выглядел также.

- Алексей, давай на верфи, - голос начальника вырвал водителя из невеселых размышлений.

- Юлия Игоревна, ваша секретарша, сказала, что выслала вам по почте подробный отчет о пожаре, - и, помедлив, добавил, - с фотографиями.

- Хочу увидеть все собственными глазами.

- Там сейчас комиссия работает. МЧС, страховщики, наши ребята.

- Я им не помешаю.

- Только ж они Вам будут мешать! - водитель упрямился. - Начнут вопросы задавать, бумажки всякие требовать. А так отдохнули бы денек после дороги. Я бы вас в ресторан свозил или еще куда.

- На верфи! - сухо. - Дом и ресторан подождут.

- Так и верфи второй раз не сгорят. До завтра так точно.

- Леша!

Строганов перешел на «ты». Заранее зная, что это означает, водитель беззвучно выругался и на первом же перекрестке повернул в нужном направлении.

- Не бережете себя совсем. Вот и удар этот...

- Все нормально.

- Свадьба на носу, а Вы...

- Твою мать, Лешка! - последняя реплика попала в «десятку». Виктор взорвался. - Еще одно слово - пополнишь ряды безработных! И Юлию Игоревну за компанию с собой заберешь.

- А Юлю то за что? - обидчиво пробасил водитель.

- За длинный язык! Не секретарь, а служба БиБиСи.

- Мы волновались очень! Даже Александра ваша найти Вас не могла, ей звонила.

- Проклятие! - Строганов откинул голову на подголовник. - Час от часу не легче. Что Юля ей сказала?

- Что Вы в клинике итальянской...

- Отлично! Просто отлично! Вы сговорились меня добить?

- Шеф, да что Вы?!

- Точно сговорились! – ударил кулаком по своему сиденью. За три дня в больнице он много раз успел представить реакцию Али на случившееся и с каждым разом все отчетливее понимал, что она не должна узнать правду ни при каких обстоятельствах. - Радетели, мать вашу.

- Виктор Николаевич, мы же ничего плохого...

- Разворачивай машину! - сдался шеф. - Едем домой, пока никто из вас не предпринял еще чего-нибудь «неплохого».

- Точно?

- Сейчас же!

- Сразу бы так. - Алексей мгновенно оживился.

- Знал бы... – закрыл лицо рукой. – Лучше бы я три дня в списках исчезнувших для вас числился. Жаль, не догадался.

Водитель на эту реплику лишь усмехнулся. Они оба хорошо понимали, что пропасть у начальника не было ни единого шанса.

***

В солнечном Кальяри подходил к концу очередной день парусных гонок. Завоевав путевку в полуфинал, экипаж "Александры" с берега наблюдал за соревнованием других команд. Огромные легкие яхты парами отходили от пирса, с судейского катера доносились приказы слегка уже охрипшего арбитра, и только бойким новичкам из России на сегодня можно было расслабиться.

- Орлы вы мои! - на удивление трезвый Рогозин первым пришел поздравить команду с успехом. - А ведь я знал! Уверен был, что сможете утереть нос этим акулам.

"Орлы" почти синхронно повернули шеи в сторону Льва Семеновича. Довольные лица уставших спортсменов просияли улыбками. Сомневавшихся среди них не было. После опасного маневра капитана в самый первый день на место сомнений пришла твердая уверенность в собственных силах и азарт. Даже польский консультант не сунулся больше с "авторитетным мнением". Скинув всю ответственность на Сафронова, он наслаждался в бинокль каждой дуэлью и втайне от всех хвалил капитана.

- А где Олег? - Рогозин обвел взглядом всю площадку, отведенную для отдыха экипажа "Александры". - Рыжий уже праздновать убежал? - возмущенно, - и без меня?

- Да не празднует он! - поспешил успокоить самодура-спонсора один из моряков. - Знакомых каких-то встретил. Сказал, скоро будет.

- Знакомых? Здесь? - Лев Семенович нахмурился, будто каждый, кто знал Олега, представлял для дела какую-либо опасность. - Ладно, явится – сообщите мне. А то знаю я его. Лишь отвернешься и... - махнул рукой.

Что такого мог учудить капитан никто так и не понял, но "конечно" и кивки убедили Рогозина, что Сафронова ему принесут на блюдечке.

Других заверений Льву Семеновичу не понадобилось. Вслух напевая "Все хорошо, прекрасная маркиза", он отправился в свой номер. Туда с минуты на минуту должны были доставить ужин из лучшего ресторана Кальяри, а в маленьком сейфе уже поджидал лучший друг - коньяк.

***

Не обращая внимания на оглядывающихся прохожих, трое громко смеялись и обнимались прямо у входа на причал.

- Нэт, я нэ вэру глазам. Алэк, вот это встрэча! - высокий лысый мужчина крепко прижал к груди своего бывшего шкипера. Это было уже пятое объятие за короткую встречу.

- Я тоже рад тебя видеть! - Олег с трудом выбрался из медвежьей хватки. - Какими судьбами здесь?

- Ты шутыш?

- Самая знаменитая парусная гонка! Как такое можно пропустить? - удивилась третья, худощавая женщина с белой кожей и короткой, мальчишеской стрижкой. - Мы каждый год приезжаем посмотреть, а уж в этом, как узнали, что будет русская команда, и не раздумывали.

- Ирма, Валдис, и все-таки я удивлен. За неделю в Хорватии вы и словом не обмолвились.

- Так ты тожэ молчал, - возмутился прибалт. - Шутыл, смэялсо, а о главном не сказал нэ слова!

- Не знал я тогда. Рогозин со Строгановым держали строительство лодки в тайне. Меня позвали в команду прямо перед презентацией.

- Ого! Представляю, какой получился сюрприз, - восхитилась Ирма.

- Очень неожиданный! - обернулся он в сторону причала. "Александра" мерно покачивалась на волнах, а недалеко от нее отдыхал от недавней морской дуэли экипаж. - Но мне нравится. А как у вас дела?

- Бурно!

- Бэзумно!

- Я в вас как-то не сомневался, - расхохотался Сафронов. - Но все-таки?

- У нас смэна мэста жытэлства.

- Как это?

- Я с восемнадцати живу на две страны. В Питере и в Риге по квартире, - Ирма решила не мучить Олега рассказом в исполнении брата. - Но сейчас обстоятельства так сложились, что скорее всего надолго останусь в Питере.

- Прэдатэлныца.

- Молчи! Ты уже обещал мне переехать! Нам в клубе пригодится твоя помощь.

- Да, паказыват, как дэлат нэлза, - шутливо произнес Валдис. - Вам бы Алэка. Но...

- А что за клуб? - сощурился Сафронов. О том, что собеседники что-то темнят, он понял сразу.

- Ну... - прибалтка замялась.

- Алэк, сэстра ушла с прэжнэй работы. Тэпэр суткамы пропадаэт в... - он скривил губы в попытке произнести следующее слово, но с языка не слетел ни звук.

- В яхт-клубе я пропадаю, - договорила за него Ирма. - Когда уже ты разговаривать научишься? - брату. - Обезьяну наверное проще научить, чем тебя, позор семьи.

42
{"b":"589648","o":1}