ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чего именно хотеть, вместо слов подсказало тело. Внушительный бугор уперся Але в живот.

- Не надо, - она попыталась освободиться. - Пожалуйста.

- Уверена? - Виктор держал крепко. Как опытный лев, поймавший зазевавшуюся лань. Его урок еще не закончился.

- Умоляю...

- Конечно, любимая, - обхватив руками ее голову, он насильно поцеловал в губы и только потом отпустил. - А ты говоришь, остаться друзьями, - надтреснутый, горький смех эхом отразился от стен.

В комнате повисла гробовая тишина. Виктор чисто разыграл свою партию. Как бы ни хотелось ему, чтобы она осталась, как друг, как знакомая, да хоть как деталь интерьера, но принять помощь мешала гордость.

Он молча дожидался окончания спектакля. Летели секунды, но Аля все не уходила. Пытаясь понять, где правда, а где ложь, она смотрела на него, не мигая. Хмурилась, кусала губы. Слишком хорошо она знала этого мужчину. Могла наперед предвидеть, как плюнет на здоровье и вновь по горло увязнет в делах. Одинокий. Без матери, без отца, без поддержки, он ни у кого не попросит помощи, будет молчать как рыба. В этом был весь Строганов. Герой.

- И все-таки я от тебя не отвяжусь, - Александра упрямо двинулась в сторону бывшего жениха, и пока тот не успел увернуться, обняла за талию.

- Да послушай же... - теперь уже Виктор пытался вырваться. Тщетно.

- Нет, – шепнула, положив голову ему на грудь. - Слушать я буду только твоего доктора. И визит к нему мы назначим как можно скорее.

- Аля... - сокрушенно.

- Я не буду тебя мучить своим присутствием. Клянусь. - Ее серо-голубые глаза смотрели, казалось, прямо в душу мужчине. - Как только врач скажет, что все хорошо, обещаю исчезнуть и ничем тебя не донимать.

- Как бы я хотел тебя прогнать... – баррикады крошились с треском.

- Верю.

- Выставить за дверь как назойливого рекламного агента. - Губы коснулись макушки девушки. Веки плотно сжались. - Но не могу, – вполголоса.

- И в ближайшее время я планирую нахально этим воспользоваться.

- Нахально?..

- Очень! - Аля улыбнулась. - Завтра с самого утра звоним врачу. И никаких неотложных дел!

- Даже срочных?

- Ни единого пока мы не попадем на прием.

Он закатил глаза и со стоном выдохнул.

Глава 18. Левентик

Левентик - положение парусного судна носом

прямо или почти прямо против ветра, когда

его паруса полощут, но не наполняются ветром.

Морской словарь

Санкт-Петербург. Неделю спустя.

В квартиру Олег попал, когда на улице уже смеркалось. Перелет из Италии вымотал сильнее, чем способен был вымотать целый день под парусом. Переезды, очереди в аэропортах и постоянная сонливость, как наказание за интенсивный ритм последних дней - вытянули остатки сил. Чуть челюсть не вывихнул, зевая. Но теперь все осталось позади.

Квартира встретила его тишиной и затхлым запахом нежилого помещения. Две недели прошло после отъезда. Бросив сумку в коридоре, Олег первым делом открыл окно в кухне. Включил свет.

- М-да... - цокнул языком, оглядывая "хоромы".

Из-за разъездного характера работы квартира больше напоминала перевалочную базу, чем жилье. В углах под потолком кое-где виднелась паутина, на полу и мебели тонким ковром лежала пыль. Ничего общего с ухоженными номерами отелей. Грязно, пусто и... Несмотря ни на что, ему здесь нравилось. Всё, даже трехметровые потолки и непомерно большая для "двушки" ванная комната. Прежние хозяева любили свое жилье. Ограничившись заменой окон и новым паркетом, они сохранили и лепнину на потолке, и деревянные межкомнатные двери. Олегу оставалось сделать декоративный ремонт и радоваться жизни, но времени катастрофически не хватало.

Круговорот регат и подготовок к ним не останавливался. Обои смотрели на него с немым укором кругляшками рулонов. Даже зимой, когда в Питере трещали морозы, а на средиземноморском и адриатическом побережьях властвовали циклоны, весь ремонт начинался и заканчивался вприглядку. Взгляд на огромные окна с выгоревшими на солнце занавесками, взгляд на скрипучую старую кровать, которую давно нужно было выбросить - все, что успевал.

Предложения встать у штурвала сыпались десятками. Их вполне хватало и раньше, а нынче стало очень много. Шкипер «Александры» был нарасхват. Хоть сегодня можно было отправиться в новое плаванье! И долгий перерыв до следующей профессиональной гонки это позволял. При другом раскладе Олег уехал бы сразу. Однако сейчас одно, неожиданно важное дело заставило медлить в принятии решения.

В следующую регату он хотел отправиться не один. Вдвоем, и не с верным другом Колей, а в компании одной очаровательной неуловимой феи. Комфортная яхта, бескрайнее море и уйма времени наверстать упущенное. Задача казалась по силам. Строганов отошел на задний план, да и вообще исчез. Фея, если он все правильно понял, была теперь свободна. И на пути оставались сущие пустяки.

В себя и Сашу Олег верил. Помнил как сейчас горящий взгляд и жадный отклик, а значит, должно было получиться. Предвкушая скорейшую встречу, Сафронов загрузил в стиральную машину грязную одежду, а затем аккуратно поставил на шкаф очередной кубок. К сожалению, это была только бронза. Первый блин оказался комом, но еще пару месяцев назад и мечтать о подобном не приходилось. Он в тройке лучших. В мире! По внутреннему ощущению жизнь определенно налаживалась.

***

События последних недель напоминали Александре эстафету. Вначале она выжидала, сама не зная чего. Потом начался бег, и теперь безумно хотелось передать кому-нибудь другому свою эстафетную палочку, но следующего участника забега все не было.

С Витей приходилось несладко. Если вначале еще он шел на уступки и проходил обследование, то в финале, когда результаты были готовы, и кардиолог пришел к заключению, не явился на прием. Не выпуская телефон из рук, Аля вместе с доктором час прождала его в кабинете. Пальцы упрямо набирали знакомые номера, но сегодня даже секретарша Строганова молчала как партизан. Сам он не снимал трубку с самого утра. Доктор хмурился, наблюдая за ее потугами. Терпеливо ждал своего пациента, но уже догадывался об истинной причине его странного поведения.

- Милая, - в конце концов, кардиолог не выдержал. - Думаю, Витя не нуждается в заключении. Как же они похожи: отец и сын!

- Анатолий Борисович, я не совсем Вас понимаю, - Аля отложила телефон.

Врач присел рядом, внимательно всматриваясь в ее лицо. Прошла минута, пока он вновь заговорил.

- Он знает, что нужно делать, - пожал плечами, - ничто не ново под луной. Только в тридцать семь решиться сложнее.

- Доктор, умоляю Вас, не говорите загадками.

- Простите, - эскулап резко поправил очки и, выпрямившись, произнес: - Ему нужна операция.

- Что?.. – губы девушки дрогнули.

- Аортокоронарное шунтирование. Шансы на успех большие. Через полгода - год он забудет о боли в сердце и продлит себе жизнь на...

Аля побелела.

- Настолько, насколько будет себя беречь, - договорил врач. - С ним все будет в порядке. Поверьте!

- Это какое-то… - обхватила себя за плечи. - Доктор, вы ничего от меня не скрываете?

- Скрывать что-либо от близких больного недопустимая глупость.

- А другого выхода, кроме операции, нет?

- К сожалению, нет, - он развел руками. – Все остальное - полумеры. Его отец - наглядный пример, до чего они доводят. Я бы не рекомендовал повторять подобный опыт.

- Значит, операция...

- И чем скорее - тем лучше!

Аля потрясла головой, будто пытаясь прогнать морок. Реальность не изменилась.

- Виктору будет нелегко, - продолжил Анатолий Борисович. - Вам тоже. С его характером и привычками успешно пройти послеоперационный период не так просто.

- Работа!

- Минимум на полгода ему лучше бы забыть о ней. А лучше – на год. Никаких стрессов, - стал загибать пальцы, - здоровое питание, восьмичасовой сон и регулярный прием таблеток.

44
{"b":"589648","o":1}