ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Аня де Круа 2
Пять четвертинок апельсина
Эпоха пепла
Тайна двух чемоданов
Чистый дом
Наедине с Боссом
Зверинец. Суд над драконом
Перешагнуть пропасть: Клан. Союзник. Мир-ловушка
A
A

- Это точно.

Олег притянул девушку к себе и крепко обнял. Это были уже совершенно другие объятия, не такие, как вначале встречи. Словно раненые звери, которым остались последние минуты жизни, оба стояли, не шевелясь. Закрыв глаза. Молча.

***

Исколесив весь город вдоль и поперек, Олег вернулся домой, когда стемнело. Бензин в баке был на нуле. Как и его старый форд, водитель тоже чувствовал себя опустошенным. На душе было гадко. Хотелось напиться и упасть на кровать в полной отключке. Мозги работал как машина: то разгоняясь, толкая на совершенно безумные поступки, то тормозя, эмоциями вышибая мысли вон. Такое с ним было впервые. Хладнокровие скорым поездом летело в тартарары. Даже собственная квартира показалась тюрьмой. Душила.

Походив полчаса из угла в угол, Олег не выдержал. Собрал в сумку все необходимые вещи и заказал такси до аэропорта.

***

Успокоительное подействовало на Виктора не сразу. Кардиолог Анатолий Борисович лично проконтролировал, чтобы пациент уснул и лишь после того вышел из палаты. Заждавшись, Аля сразу же бросилась к нему.

- Доктор, как он?

- К счастью, сейчас уже нормально.

- Я так испугалась! - она прижала ладонь к губам. - Если бы что-то случилось, я не простила бы себе.

Врач вопросительно на нее посмотрел, но переубеждать не стал.

- Постарайтесь, чтобы эти двое больше не виделись. До операции три дня, а стрессы не прибавляют шансов на успех.

- Конечно. Я постараюсь... - запнулась, заметив суровый взгляд кардиолога. - Они больше не увидятся. Обещаю.

- Хорошо. Вы меня правильно поняли.

Он снял очки и потер глаза. День для всех выдался трудным.

- Это было какое-то безумие. - Аля опустилась на лавку. - Доктор, я не хотела...

- Будем считать, что инцидент исчерпан, - прервал ее оправдательную речь Анатолий Борисович. - Отчасти Витя сам виноват. Ему еще учиться и учиться беречь себя.

- С этим будет сложно.

- Еще бы! Но рядом с такой очаровательной невестой он справится.

Аля зажмурилась.

- Так, - врач глянул на свои часы. - У меня еще много работы. Идите домой, отдохните. Обещаю, до утра с Витей ничего не случится. Будет спать сном младенца.

***

Скоро должно было прибыть такси. Забросив сумку на плечо, Олег ждал машину у подъезда. Можно было не спешить так, дождаться звонка от водителя в квартире, но его тянуло прочь из дома. Подальше из города, в другую страну – куда угодно, лишь бы двигаться, не останавливаясь. Промедление грозило накрыть тоской, как девятым валом.

На улице было сыро и зябко. Затянутое тучами небо хмуро высилось над головой, а ветер упрямо пытался сорвать с головы бейсболку. Питерская погода была в своем репертуаре. Переменчивая как женщина. С осенью в августе и пронизывающим холодом после жары. Осень в Питере Олег не любил особенно. Во время бархатного сезона здесь сутками напролет поливал дождь, а ветер менялся с такой скоростью, что рвались паруса. Ад для яхтсмена, однако сейчас, как ни странно, такая погода была кстати. В унисон душеному состоянию.

***

- Что-то случилось?

Стоило Александре переступить порог дома, Елена Васильевна чуть не выронила из рук чашку. Материнское сердце сразу почуяло неладное.

- Доченька, ты на себя не похожа.

- С Витей были проблемы, - Аля присела на стул у входа, чтобы расстегнуть сандалии, но будто забыла, чего хотела. Сидела, не шевелясь.

- Все хорошо?

- Слава Богу, обошлось.

- Аля, так серьезно?

- Да, - губы дрогнули. - Очень.

- Что же это такое! - мама всплеснула руками. – Как проклятие какое-то.

- За что это все? – Аля спрятала лицо в ладони. - И ему, и мне. За что, мама?

- Милая моя, - Елена Васильевна присела рядом, обнимая. Душа разрывалась от сочувствия и сожаления. Смотреть на дочку было больно. С каждым днем любимый ребенок все больше становился похожим на тень. Если бы она могла, давно поменялась бы с ней местами, но чужой крест не передавался. - Не такого счастья я тебе желала, родная. Не такого.

- Я тоже, - по щеке девушки скатилась одинокая слеза.

***

Такси все не ехало. Опустив пониже козырек бейсболки, Сафронов невесело улыбнулся и глянул на часы. Половина десятого. До рейса Санкт-Петербург-Афины оставалось два часа, а с событий в больнице, чудилось, что прошла вечность. Холод казенных стен, дурацкая стычка, объятия и полный безысходности взгляд серо-голубых глаз – все смешалось в водоворот. Он настойчиво старался не думать о произошедшем. Гнал от себя ненужные мысли, однако образ перепуганной, запутавшейся в своих эмоциях девушки не шел из головы.

- Эх, фея, - хмыкнул. - Что же ты со мной творишь?

Один доверчивый поцелуй, несколько секунд безвольных объятий, и его душа выворачивалась наизнанку. Отчаяние медленно, но неотвратимо сменялось решительностью. Сизое небо над головой подмигнуло молнией, а гром поставил точку на мечтах о белоснежных островах Эллады.

- Ладно. Прорвемся как-нибудь, - Олег смахнул с лица первые капли дождя и, резко развернувшись, зашагал домой.

Опоздавший таксист этим вечером так и не дождался одного из своих клиентов. А в знаменитой греческой регате на одного шкипера стало меньше.

Глава 20. Ходовые огни

Ходовые огни — сигнальные огни,

зажигаемые на всех судах в плавании

от захода до восхода солнца.

Морской словарь

На улице было холодно и хмуро, словно кто-то убавил черноту ночи, но так и не зажег солнце. Противная взвесь делала воздух осязаемым, влажным и липким. Сырость проникала повсюду. Аля подняла ворот плаща, но по спине уже прошлась волна холода. Шея вжалась в плечи, а волосы от влажности начали завиваться в непослушные кудряшки.

День не задался с самого утра. Вначале чашка, случайно встретившись с локтем, оставила ее без кофе, а теперь еще и погода. Август напоминал сентябрь. Аля глянула на небо в поисках хоть какого-нибудь просвета, но тучи плотным ковром устилали его до самого горизонта. Солнце покинуло северную столицу. Унылая пора вступала в свои права, и Аля нутром ощущала, что в ее собственной жизни тоже начиналась трудная полоса. А ведь еще недавно... Об этом она пыталась забыть.

Дождь тихо барабанил по куполу зонта. Хотелось домой, под одеяло. Но мечтам суждено было остаться мечтами. Парочка нерешенных дел и уже традиционное посещение больницы гнали из дома. День операции приближался. Кардиолог, анестезиолог, физиотерапевт - специалисты разных профилей проводили Виктору настоящие лекции. Подробно рассказывали обо всем: от питания до срока возвращения к полноценной сексуальной жизни. Доктора во всю готовили его к реабилитации, только слушал он в пол-уха. Все еще не веря, что жизнь изменится.

Вместо него в вопросы восстановления вникала Аля. Конспектировала рекомендации как студентка, переспрашивала в сложных местах, выискивала по вечерам дополнительную информацию на просторах интернета. Незаметно, всего за какую-то неделю она втянулась в такой график. Даже Витя смирился с присутствием бывшей невесты. Быт сгладил острые углы, и постепенно ее привязанность, которая раньше казалась любовью, переросла в заботу. Вот и сегодня, не глядя на препаршивейшую погоду, Александре приходилось спешить в больницу.

Перехватив зонт поудобнее, она ступила на тротуар. За ночь дождь заминировал лужами все дорожки. Двигаться приходилось осторожно. Сконцентрировавшись, перешагивая с одного островка суши на другой, Аля не обратила внимания на подъехавшую машину.

***

Олег с трудом сдерживал зевоту. Несмотря на восьмичасовой сон, он чувствовал, что проспал бы еще столько же. Дождь стучал по лобовому стеклу, словно напевал колыбельную. Сопротивляться Морфею с каждой минутой становилось все сложнее. Еще чуть-чуть, и вместо Али, выходящей из подъезда, он увидел бы ее во сне. Не под этим гадким дождем и не такой унылой.

47
{"b":"589648","o":1}