ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- К черту все...

Верфь, свадьба, планы - все мгновенно ушло в прошлое. Обезличилось. Осталось принять настоящее или… Тонкое лезвие сверкнуло в ладони, словно какая-то неведомая сила подмигнула мыслям. «Кому ты будешь нужен потом? Убогий!» - ехидно прошептал внутренний голос, так похожий на голос отца.

Строганов сцепил зубы. Голова пошла кругом. «Никому! Никому. Никому…» - запульсировало в ушах.

Входная дверь выстрелом хлопнула в тишине.

- Витя, ты здесь? - послышалось из палаты. - У тебя все хорошо? - Александра постучала в дверь ванной.

Почувствовала ли она неладное или просто вовремя вернулась, Виктор так и не понял. Медленно, как оглушенный, он всплывал на поверхность из собственной глубины. Державшая бритву рука расслабилась. Спустя несколько секунд, придя в себя, получилось ответить.

- Да, - язык ворочался с трудом. - Все хорошо.

Наваждение окончательно спало.

- Тебя ждут, - Аля заглянула внутрь. - Операционная готова.

- Я сейчас... Минуту. - Он облегченно выдохнул.

- Знаю, волнуешься...

Шумно вдохнул.

- Мы справимся, - девушка положила руку на его плечо. – Я с тобой.

- Не хотел я такого "мы".

Лезвие плавно заскользило по коже от ключицы к пупку.

- И я.

- Все у нас не как у нормальных людей.

- Уж как есть.

Аля невольно залюбовалась. Даже в холодном свете лампы Строганов был хорош как греческий бог. Широкие плечи, сильная грудь, рельефный торс - воплощеннная мечта любой женщины. Кощунством было уродовать такое тело шрамами... Подлостью – предавать душу.

- Обещай, что как только я попрошу уйти, ты уйдешь, - Виктор на секунду отвлекся от своего занятия и бросил взгляд на отражение в зеркале.

- Уйду, - Аля спокойно кивнула. - Когда попросишь и будешь готов.

- Я буду.

- И я уйду.

- Спасибо.

Больше ничего доказывать или просить не пришлось. Обоим стало легче, словно отпустили грехи друг друга.

***

Когда все подготовительные процедуры были завершены, медсестра вкатила в палату кресло-коляску.

- Усаживайтесь, больной, - похлопала она по мягкой спинке. - Пора. Операционная готова.

На миг в комнате повисла тишина. Казалось, никто даже не дышал. Виктор смотрел на кресло, а Аля, не отрываясь, на бывшего жениха. Он растерялся. Впервые за все время их знакомства Строганов боялся сделать шаг. В глазах промелькнула растерянность, но ее атлант быстро справился с собой.

- Не нужно... Это, - указал на кресло. - Я не инвалид.

- Так положено!

- Я дойду!

- Виктор Николаевич, не упрямьтесь, пожалуйста.

- Вы русского языка не понимаете? Я же сказал, что дойду.

Медсестра уперла руки в бока и острым, будто скальпель, взглядом мысленно отделила голову больного от туловища. У Виктора даже шея зачесалась.

- Ну, знаете ли!.. - не выдержала женщина. - У нас здесь не санаторий, чтобы расхаживать, где вздумается.

- Я догадался.

- Ой ли?

- Освободите проход.

Медсестра разинула рот от такой наглости.

- Уважаемая, вы же сами сказали, что меня ждут. Не будем заставлять персонал ждать.

Аля готова была аплодировать Виктору. При таком настрое за успех операции можно было не волноваться. Старухе с косой нипочем не одолеть этого упрямца.

- Ладно, - сдалась медсестра. - Идите, больной. Идите!- И, обернувшись к худенькой "невесте", добавила: - Ох, и дастся он тебе, девочка! Спуска ему не давай - на шею сядет.

- Мы еще поборемся, - улыбнулась Аля. - Обязательно поборемся!

***

Олегу чудилось, что он ждет вечность. В яхт-клубе работы сегодня было немного, и он приехал в больницу раньше срока. Оказалось – зря. О дате операции забыл напрочь, за это теперь приходилось расплачиваться ожиданием. Полчаса в машине, еще полчаса на лавочке у приемного покоя - время тянулось со скоростью улитки.

Худшее занятие для гонщика и придумать было сложно. Пытка. И в начале второго часа запас терпения исчерпал себя.

Допив третий стаканчик кофе, он плюнул на обещание не показываться в больнице и пошел за Алей. Сегодня встреча со Строгановым ему не грозила. Каким бы вездесущим ни был бывший босс, а встать с операционного стола ради стычки с ним даже Строганову было не под силу.

Идущего по коридору Олега первым заметила мама Александры. В последние дни она часто видела его у своего дома. Главная «причина» расставания дочери с прекрасным женихом от нее не скрывался. Капитан уже давно демонстрировал чудеса настойчивости. Однако до этого он то ли нахально игнорировал ее, то ли просто не замечал никого кроме дочки.

- Здравствуйте, дамы, - визитер украдкой подмигнул Але.

Елена Васильевна еле заметно кивнула. Александра быстро глянула в сторону мамы, а потом не удержалась и протянула обе руки к Олегу.

- Привет, - прошептала.

Сафронов, довольный, обнял ее и крепко прижал к себе.

- Заждался.

- Знаю, - отпускать его не хотелось.

- Еще оперируют? - имя бывшего соперника Олег не называл сознательно.

- Да.

- Долго!

- Это операция на сердце, а не аппендицит, - вмешалась мать. - Все очень серьезно.

Молодая пара переглянулась.

- Это Строганов! - Олег поцеловал Алю в нос. - Что с ним случится?!

Вместо ответа девушка уткнулась в широкую грудь лицом. Весь последний час она так волновалась, что теперь особенно хотелось верить, что все легко, и ничто не угрожает Витиной жизни.

- Ну! Что такое? - капитан потрепал Алю по волосам. - Отставить панику, милая.

Она помотала головой, но рук не разжала.

- Скоро все закончится. Уже завтра... - Олег бросил строгий взгляд в сторону матери. - Завтра этот буржуй будет дурить всем голову и отдавать распоряжения направо и налево. Вот увидишь.

Аля усмехнулась и подняла к нему измученное лицо с влажными глазами.

- Он может. Он такой...

- Такой-такой! - Олег погладил ее по спине. – Настоящий сатрап.

Мама следила этой сценой, не моргая. Еще несколько минут назад она сама безуспешно пыталась подбодрить дочь. Та вначале держалась молодцом, но потом начала нервничать. Вздрагивала от каждого звука, и никакие доводы не могли ее успокоить. Казалось вот-вот и заплачет, а этот самоуверенный рыжий тип справился за минуту.

«Словно подменил!» - удивилась про себя Елена Васильевна, пододвигаясь на лавке, уступая гостю место.

Часть 2.

Втроем дожидаться окончания операции было легче. Олег сыпал историями об общем со Строгановым шкиперском прошлом. Мама и Аля по очереди приносили кофе из ближайшего аппарата. Так прошло три часа. От усталости и напряжения у всех начали слипаться глаза. Челюсти болели от зевания, но посетители ждали.

Взбодрились, когда Анатолий Борисович появился в коридоре. Врач снял очки, потер покрасневшие глаза и утвердительно произнес заветные слова.

- Операция прошла удачно.

Мама перекрестилась, а Аля прижала ладони к груди.

- Состояние Виктора Николаевича стабильное, угрозы для жизни нет, - доктор продолжил краткий отчет. – Его уже отсоединили от мониторов в операционной и готовят к транспортировке в отделение интенсивной терапии.

Недоумевающие взгляды подсказали врачу, что его не поняли.

- Все идет по плану! – доходчиво пояснил он.

- А когда Витю можно будет увидеть? - Аля чувствовала, как сковывавшее ее несколько часов к ряду напряжение начало спадать.

- Не раньше завтрашнего вечера. Ближайшие пару дней пациент проведет под особым наблюдением. У него возьмут анализы, сделают рентген и кардиограмму. Нам необходимо убедиться, что все прошло, как нужно.

- Конечно…- девушка поджала губы. - И даже издалека на него взглянуть нельзя?

- Придется потерпеть.

- Подождем, - облегченно выдохнула мать. – Дай Бог, самое трудное уже позади.

- Самое опасное – точно, - согласился врач.

- Спасибо Вам! - хором ответили мать и дочь.

50
{"b":"589648","o":1}