ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И мне спасибо, и вам спасибо, - хлопнул в ладоши Анатолий Борисович. - А теперь предлагаю отправиться по домам. Поздний вечер, нечего здесь сегодня делать.

- Поддерживаю! - встал со скамейки Олег.

Женщины на мгновение замешкались.

- Дамы, карета у входа. Пойдемте отсюда уже наконец, - поторопил Сафронов. - Я отвезу вас домой. О Строганове позаботятся врачи. Пойдемте.

Доктор одобрительно закивал.

- Молодой человек дело говорит!

- Да, Аленька, - Елена Васильевна сделала шаг назад. – Ты езжай. Еле на ногах стоишь, а у меня еще дело одно есть… Важное.

- Мама, ну какое дело в десять вечера?

- Олег, - мать повернулась к Сафронову. – Не знаю как вас по отчеству… Отвезите ее домой, пожалуйста. Обо мне не беспокойтесь. Я тоже скоро приеду.

Такая неожиданная просьба здорово удивила Олега. Уж чего-чего, а стремления оставить их наедине от Алиной матери он не ожидал.

- Саша, - он мгновенно подобрался. – Слышала, что мама сказала? Пошли!

***

Вечерний Питер окутывал прохожих освежающей прохладой. Ни луны, ни звезд видно не было, а темно-серое, затянутое тучами небо грозило пролиться дождем. Пешеходы с опаской поглядывали вверх. Наученные горьким опытом, они уже знали, каким щедрым может быть небо северной столицы. Все торопились домой. Ныряли в метро и машины. Спешили оказаться в комфортной обстановке перед голубыми экранами телевизоров, в кругу семьи.

Почти все пробки успели рассосаться, и форд в рекордное время справился с расстоянием от больницы до дома. Когда за поворотом оказалась знакомая до боли многоэтажка, Олег сбавил скорость и посмотрел на свою пассажирку. Александра зевала. Сейчас, расслабленная, она больше всего напоминала ту девчонку, которую он семь лет назад учил плавать. Исчезли напряжение и тревога, черты лица смягчились. Губы покалывало от желания расцеловать эту сонную фею. Тело требовало большего.

- Приехали, - он плавно припарковал машину, но руки с руля не убрал.

- Уже... Быстро.

- Могу навернуть еще кружок по городу. Хочешь?

- Нет. Что ты.

- Тогда беги домой. Отдыхай.

- Да. Спасибо, - Аля потерла глаза. - Если бы не ты, я бы наверное... - осеклась.

- Что наверное?

Оба внимательно смотрели друг на друга. Молчали, не решаясь сказать "пока". Пауза все увеличивалась.

- Олег... - Аля вытянула спину в струнку. - Может, ты кушать хочешь?

Сафронов вначале не понял. Подумал, что ослышался.

- Или чаю? - смущенно продолжила девушка.

- Саша, почти одиннадцать, - взглядом указал на часы.

- Да, конечно. Поздно.

Олег почесал подбородок. Ситуация складывалась до безобразия глупо. Еще пять минут назад он сам думал, как бы проехать нужный поворот и еще недолго покружить по городу. Теперь Саша не хочет его отпускать, а он сопротивляется.

- Тогда я пойду, - она опустила взгляд.

- Да...

- Пока.

Скрипнула открываясь дверца. Олег последний раз посмотрел на уходящую девушку, и как переклинило.

- Подожди! - перехватил ее за руку. - Чай!

- Что?

- Чаю хочу. Только сейчас понял.

На губах капитана играла улыбка. Аля готова была лужицей растечься от того, какой теплой и радостной та была.

- Но только чай, - смущаясь, девушка одернула подол платья.

- Я понимаю.

- Спасибо.

Сафронов только пожал плечами. В последнее время сам себя не узнавал.

***

В квартире было темно. Два желтых глаза огоньками блеснули в коридоре и погасли. После в тишине послышалось тихое цоканье.

- Юнга, - шепотом, словно боялась кого-то разбудить, подсказала Аля.

- Встречает?

- Убедился, что все свои. Ушел досыпать.

Олег усмехнулся. Уж кем-кем, а «своим» в этой квартире его никогда раньше не считали. Чаще и порог переступить то не позволялось, а нынче…

До кухни они так и не добрались. Стоило лишь на минуту присесть на диван в коридоре, чтобы снять обувь, как усталость взяла верх.

- Да ну этот чай! - вздохнул Олег, усаживая Алю в себе на колени.

- Точно? - зевнула та.

Прижиматься к мужскому телу было приятно. Так близко к ней он не был с момента сумасшедшего секса на Кальяри. Их горячего помешательства. От воспоминаний по телу прошла теплая волна.

- Тебе хорошо? - словно уловив ее мысли, Олег коснулся губами нежной шеи за ухом.

- О-о-очень.

Аля устроилась поудобнее, и Сафронов почувствовал, как от близости начинает заводиться. Ни бесконечно долгий день, ни усталость – ничто не мешало. Стоило очаровательной попке чуть-чуть поерзать на нем, как возбудился. Даже дыхание сбилось.

- Ты такой большой, - Аля обняла его за грудь. – И горячий.

О том, где сейчас наблюдается самый большой рост, и точно горячо, Олег предпочел вежливо умолчать. Не к месту и не ко времени было его желание. И с тем, и с другим в последнее время катастрофически не везло. Хоть в монахи записывайся.

- Тебе не тяжело? - словно решив его добить, уточнила Аля.

Честный и совершенно нескромный ответ напрашивался сам собой. Сделав медленный вдох и еще более медленный выдох, ее собеседник постарался беззаботно отшутиться.

- Разве может красивая молодая девушка быть слишком тяжелой для мужчины?

- Комплименты?

- Конечно, красавица.

- Капитан, да ты мастер пикапа, - послышалось возле уха. Девичья голова склонилась к его плечу.

- Когда-то был, - Олег медленно пропустил сквозь пальцы ее пряди. - И капитаном, и мастером... Кем я только ни был.

Несколько секунд он молчал, раздумывая, а потом закончил.

- Пока не встретил тебя.

Слова прозвучали тихо. Скорее как признание самому себе. Скупая мужская капитуляция перед желанной женщиной. Однако Аля не услышала. Грудь ее ровно вздымалась как раз возле его груди. Шею согревало теплое дыхание. Уставшая, переволновавшаяся фея спала, и Олег с огорчением догадался, что уснула она сразу после того, как положила голову ему на плечо. Доверчиво будто котенок. И так не вовремя.

***

Елена Васильевна приехала спустя час. Церквушка, в которую она так спешила, обычно закрывалась в десять. Привратник делал последний обход, да и свечки уже не продавались, но позднюю прихожанку останавливать никто не стал. Примелькалась за неделю.

Домой после церкви Елена Васильевна ехала в задумчивости. Вспомнилось многое из далекого прошлого: собственная свадьба, предательство мужа, долгий и мучительный развод. Казалось, раны затянулись. Время, лучшее лекарство от душевной боли, заволокло туманом черные дни. Ясными картинками воскресли в памяти они лишь сейчас. От теплого, ласкового взгляда, которым смотрел на ее дочь молодой моряк. Таких взглядов она не видела давно, а в своей жизни... Лишь обманчивое подобие.

***

Щелкнул дверной замок, и Олег резко раскрыл глаза. Сам не заметил, как уснул, а теперь на него и Алю с недоумением смотрела ее мать. Соображалось туго. В жизни ему уже приходилось быть "застуканным" в неподходящий момент, но чтобы так... Банально вырубиться с девушкой на руках - это надо было умудриться! Если бы не спящая Аля, он, возможно, расхохотался над ситуацией.

Елене Васильевне тоже было не до смеха. Она вообще не знала, как реагировать. Вначале испугалась, заметив в темноте двоих, потом возникло недоумение. Моряку нечего было делать здесь, особенно сегодня, после операции. Она уже собралась высказать это вслух, как Олег приложил палец к губам, призывая молчать. Аля так и не пошевелилась. "Спит", - наконец догадалась хозяйка и, тихонько вздохнув, принялась разуваться. День действительно был слишком долгим и трудным для всех.

***

Когда Олег укладывал Алю на кровать, она жалобно всхлипнула, но так и не проснулась. Чары Морфея были сильны. Рука обняла край одеяла, как обнимала мужчину. Волосы веером рассыпались по подушке, поблескивая золотом в лунном свете. Олег залюбовался. Не хотелось с ней расставаться. Стоял бы здесь и смотрел. Как часовой. Как последний идиот на этой планете.

51
{"b":"589648","o":1}