ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Безликий
Инвестор
Хоопонопоно. Гавайский метод улучшения реальности
Военный свет
Рулетка судьбы
Чему я могу научиться у Илона Маска
Rotten. Вход воспрещен. Культовая биография фронтмена Sex Pistols Джонни Лайдона
Маги без времени
Духовные законы богатства
A
A

От отчаяния пальцы сами сжались в кулаки. Почему раньше, когда еще можно было спасти отношения, не сообразил? Она ведь любила его, несмотря на занятость и замкнутость. Единственная на свете любила. Не за деньги, не за статус. Они для нее вообще ничего не значили. Значил он, слепой дурак. Не день и не месяц. Но одной любви оказалось мало. Ненадежное топливо для длительных отношений. Он и не понял, что чувства угасают. Забыл, что юность живет по другим законам и в другом ритме. И теперь - все. Впереди поздравление с поправкой. Сладкий торт с привкусом расставания и одиночество.

Ноги упрямо не шли домой. Мобильный телефон уже пятый раз звенел в кармане куртки, а его владелец лишь хмурился от знакомого дребезжащего звука. «Еще немножко», «еще чуть-чуть» - уговаривал себя.

________________________

1 – Смольный Воскресения Христова собор или просто Смольный собор — православный храм Санкт-Петербурга. Входит в состав архитектурного ансамбля Смольного монастыря, который находится в Санкт-Петербурге на левом берегу Невы на Смольной набережной. Является также концертной площадкой классической музыки.

2 – Исаакиевский собор (официальное название — Собор преподобного Исаакия Далматского) — крупнейший православный храм Санкт-Петербурга.

Часть 2.

Услышав стук в дверь, Анатолий Борисович потер покрасневшие от усталости глаза. День сегодня выдался тяжелым. Последний пациент слишком поздно обратился за помощью, и теперь оставалось полагаться лишь на того, чьи силы были могущественнее человеческих. К такому бессилию не удавалось привыкнуть даже с опытом. Сердце врача болело, словно поменялся местами с несчастным больным. Но рабочий день еще не закончился. И вот теперь кто-то еще спешил на прием.

- Войдите, - обреченно вздохнув, произнес он.

Посетителей оказалось двое. Высокий красивый мужчина и изящная молодая девушка. Улыбка сама собой заиграла на губах пожилого доктора. Уж кто-кто, а эта неразлучная парочка одним своим видом заставляла забыть о житейских тяготах. От них так и веяло теплом и нежностью. Слишком редкие чувства для огромного города. Дефицитные.

- Нашел-таки время, – он усмехнулся. - Приветствую обоих.

- Анатолий Борисович, здравствуйте, - Александра вошла в кабинет первой. – Вы нас сегодня порадуете?

Виктор не произнес ничего, лишь коротко кивнул в знак приветствия.

- Такого образцового пациента нельзя не порадовать, - кардиолог глянул в сторону стопки бумаг с результатами анализов.

- Тогда начинайте, - Аля как воробушек присела рядом, надеясь услышать добрые вести.

- Ну что ж… Для начала: Витя, как сам оцениваешь свое состояние?

- Лучше, - послышался односложный ответ.

- Лучше чем до операции, после нее или десять лет назад?

- «До» у меня был микроинфаркт.

- Верю, приятного мало, - доктор сощурился. – Так все-таки, как себя чувствуешь?

Его визави сложил руки на груди, недоумевая, к чему все эти вопросы.

- Нормально я себя чувствую.

- Спишь по ночам? – Анатолий Борисович взял с края стола медицинскую карточку Строганова и принялся записывать.

- Как младенец.

- Аппетит? – снова вопрос.

- Отличный.

- Стул?

- Регулярный, - сквозь зубы.

- Физические упражнения сколько раз в день? И какие?

- Утром и вечером прогулка, - чувствуя себя юнцом на медкомиссии в военкомате, Виктор продолжал. - Днем велотренажер.

- Неплохо, - похвалил врач. – Очень неплохо. Особенно для закоренелого трудоголика.

- Он старается, - улыбнулась Александра.

- Да, кстати, Витя, как сексуальная жизнь? – Анатолий Борисович на миг обернулся к девушке. – Не сочтите за бестактность, это крайне важно.

У Строганова чуть заметно дернулся кадык. Он готов был возблагодарить Бога, что не стоит сейчас напротив Али. Совершенно не хотелось, чтобы она видела его лицо. Маньяк-мазохист.

- Обычно мы рекомендуем пациентам возобновлять интимные отношения не раньше, чем через три месяца после операции, но… При наличии привычного партнера… - доктор наконец отвлекся от своих бумаг, словно вспомнил самое главное. – С желанием, надеюсь, проблем не возникает?

- Хм... - Витя с трудом сдержал за зубами проклятия. Вот только подобных вопросов для пущего счастья ему не хватало! Особенно при Александре.

- Некоторые из рекомендованных препаратов могут давать неприятные побочные эффекты, - объяснил свое любопытство доктор. - А иногда проблемы с эрекцией - это сигнал, указывающий на проблемы с кровообращением. Совсем не шутки в твоем случае.

Витя готов был сквозь землю провалиться.

- Как у него дела? - поняв, что от пациента толка не добиться, доктор обратился к Але.

Та побелела.

- У него... Ээ... - бросила умоляющий взгляд на Виктора. Душ он принимал уже давно самостоятельно, спал с первого дня пребывания в квартире отдельно. Откуда ей было знать ответ на этот, как оказалось, важный медицинский вопрос?

- В случае необходимости мы можем изменить комбинацию лекарств, - дипломатично намекнул эскулап. - Есть необходимость?

- Так, стоп! - Витино терпение лопнуло. - У меня все хорошо. Просто отлично!

- Полноценное сращение грудины будет достигнуто уже скоро. Но все же советую поберечь себя.

- Берегу! Очень берегу!

- Предпочтительны позиции, максимально снижающие нагрузку на грудину, например, партнер сверху. – Кардиолог вновь обернулся к Але. – Еще раз прощу прощения за бестактность. Ему сейчас геройствовать никак нельзя.

- Понимаю, - заливаясь румянцем, пискнула девушка.

- Ну раз насущными вопросами разобрались... - доктор снова уткнулся в бумаги. - Результаты анализов и нагрузочного теста показали, что наш больной уже вовсе не больной.

***

Консультация закончилась быстро. Анатолий Борисович дал последние рекомендации, выписал очередную партию таблеток и с чувством выполненного долга распрощался с любимым пациентом. Все остальное за три прошедших месяца тот должен был выучить сам как «Отче наш».

Всю дорогу от больницы в машине царила тишина. Прием у врача выбил из колеи и Строганова, и его спутницу. Аля придирчиво, палец за пальцем, рассматривала свои ногти. Рядом с закрытыми глазами сидел Витя. Нарочито спокойно, положив правую руку на подлокотник, а левую на свое колено, он мысленно клял всех докторов и самого себя за компанию. Это ж нужно было попасть в такую глупую ситуацию! Где Аля, а где его интимная жизнь? Если бы на душе не было так паршиво, он бы рассмеялся. Это у него-то проблемы? У него нет желания?

Находиться рядом с бывшей «своей» женщиной каждую минуту становилось все сложнее. Запрещенные вопросы так и норовили сорваться с губ. «А может?..», «Что, если?..» и прочие искушали ложной надеждой.

Будто чувствуя его мысли, Аля все сильнее вжималась в сиденье авто. Растворилась бы в нем, если б смогла. «Как у него дела?», «Проблем не возникает?» - как трещинки в идеально ровной, гладкой штукатурке последних месяцев. Замоталась в суете. Забыла. А ведь когда-то… Ее подопечный... Любовник. Как фрагменты из знакомого фильма, против воли вспыхивали воспоминания: сковывающая тело стыдливость во время первой близости, хриплый успокаивающий шепот и неожиданная радость. На двоих. Не такая яркая как с Олегом, не такая взрывная, но искренняя. Наполняющая душу необычным теплом. Легкостью. До донышка. Прошлое настигло совершенно неожиданно. Подкралось исподтишка и оглушило вопросами.

А за окнами суетливыми мухами кружились снежинки. Забивались под дворники, беззвучно разбивались о лобовое стекло. В свете фонарей и новогодних гирлянд они сверкали всеми цветами радуги. В любое другое время праздничный снегопад отвлек бы от невеселых мыслей. Но сегодня не выходило. Невидимые искры между двумя пассажирами на заднем сиденье слепили ярче. Витя терпеливо считал последние минуты до дома. Аля задумчиво кусала губы. Покоя не было и в помине, а водитель Алексей никак не мог определиться: за кем из этой парочки интереснее наблюдать.

62
{"b":"589648","o":1}