ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алексей мысленно отругал себя. Неужели попался? Это ж надо было дать слабину перед главным строгановским разведчиком!

- Леша!

- Юль, не дави! – попытался отмахнуться он.

- Лешик, я тебя как облупленного знаю. Александра, да? А ну говори, что случилось!

- Не могу, - водитель поджал губы.

- А через не могу?

- Я вообще за кофе пришел, а не на допрос третьей степени.

В ответ его собеседница тяжело вздохнула и, прижав ладонь ко лбу, опустилась на стул.

- Так я и знала! – воскликнула она. – Ушла! Этот трудоголик все-таки довел несчастную девочку.

- Эээ...

- А ведь я его предупреждала! Каков осел! Это же надо было такому случиться.

- Как ты?..

- Вы, мужики, бываете порой такими непроходимыми болванами! – Юлия покрутила пальцем у виска.

- Нормальные мы!

- Точно! Добытчики. Герои. Двенадцать подвигов – не проблема, а одну единственную девушку удержать – катастрофа. Тьфу! – Она так разошлась, что даже не заметила, как возле двери мелькнула чья-то тень. – Вот скажи мне, Леша, чего стоят ваши чувства, если от них ни холодно, ни жарко? Мозг вам вскрывать каждый раз, когда появляются сомнения? А, может, к батарее пристегивать, чтобы не убежали, когда мы сами не знаем, чего хотим?

Возмущению ее не было конца. Сто раз пожалев, что сунулся за кофе, Алексей смиренно стоял напротив женщины и ждал окончания тирады. За дверью, почесывая затылок, так же смиренно стоял его босс. Строганов Виктор Николаевич уже неделю каждую свободную минуту думал только о том, как вернуть Алю. Вначале это казалось ему безумием. Гордость кричала, что все уже решено, и он ей не нужен. Потом безумие превратилось в отчаяние. Работа не помогала. Али не хватало как воздуха. В его доме, в его жизни без нее стало пусто и бессмысленно.

И вот сейчас, слушая обвинения своей мудрой секретарши, он с облегчением обозвал себя дураком. Спортсмен, победитель, герой страны, а с любимой женщиной повел себя как последний трус. Он ведь даже не пытался ее удержать. Все надеялся, что поймет и так...

- Вот он придет, я ему все выскажу! – финальным аккордом раздалось в приемной.

- «Он» уже в курсе, - не ожидая больше ни секунды, Виктор вышел из своего укрытия. – Юля, ты золото. Напомни через пару дней, чтобы я повысил тебе зарплату.

- А мне? – мгновенно справившись с удивлением, нашелся водитель.

- А ты везешь меня в аэропорт. Сейчас. И лучше поторапливайся, пока я не заменил тебя кем-нибудь менее болтливым.

***

Перед Рождеством группе фотографов пришлось несладко. Организаторы ругались, требуя скорейшего завершения работы. Сроки горели, и заказчики уже грозили штрафами. Неминуемо приближалась дата открытия гостиницы. Трудиться приходилось по двенадцать – четырнадцать часов в сутки. Чтобы успевать, Аля отказалась от перерывов на обед. Лишь когда в глазах темнело от усталости, она позволяла себе выйти минут на пять на свежий воздух. А затем возвращалась.

Бралась за новый объект, ставила свет, делала пробные кадры, что-то передвигала. И так до поздней ночи.

В один из перерывов свежего воздуха оказалось мало. Голова гудела как поезд, а в висках ломило. Чтобы хоть как-нибудь помочь себе продержаться, она направилась в ближайшее кафе за вредным, но таким нужным сейчас пирожным. Не дошла всего метров десять. Будто кто-то дернул за плечо. Обернулась.

Голубая рубашка в витрине одного из магазинов мгновенно привлекла внимание. Дорогой бутик. Обманчиво скромная вывеска. Вначале Аля прошла мимо. Даже улицу перешла, но непокорный внутренний эстет заставил повернуть назад. Пришлось вновь лезть через сугробы и, скрещивая пальцы на удачу, чтобы никакая машина не обрызгала мокрым снегом и грязью, иди к магазину.

Ее словно магнитом тянуло туда. А ради чего? Ради мужской рубашки? Перламутровых пуговиц и тонкого хлопка нежного василькового цвета? «Я должна ее увидеть!» - наплевав на здравый смысл, ответила себе Аля. Впервые за долгое время у нее появилось желание. Острая потребность увидеть, прикоснуться... Как будто в этой рубашке содержались ответы на все мучившие вопросы.

В строгом выверенном крое.

В безупречных петлях и широких манжетах.

В тончайшей, но наверняка прочной ткани.

В ее сути.

Как ребенок перед лавкой шоколадника, Аля замерла возле витрины. Манекен в голубой рубашке был на месте. Смотрел белесыми глазами на тротуар. Глуповато улыбался прохожим. Высокий и стройный. Красивый, такой похожий и, одновременно, непохожий на другого... Живого, теплого мужчину.

Глава 28. Брочинг

Брочинг — резкие повороты (броски) яхты

в наветренную сторону, не поддающиеся управлению.

Морской словарь

Несмотря на снегопад, самолет приземлился без опоздания. На этом маршруте вообще редко бывали задержки. Две столицы одной страны уже давно были связаны хорошим воздушным мостом: десятки самолетов туда, десятки обратно, тысячи людей, спешащих по своим делам. Мысленно ругая медлительных соседей по сиденьям, суетливо включая мобильные телефоны, шелестя пакетами, каждый торопился поскорее покинуть надоевший борт.

Всего какой-то час полета, как в метро или маршрутке. Однако незаметно, вместе со сменой города, менялось что-то еще. Адреналин выбрасывался в кровь. Эмоции становились острее. «Бежать, успеть, не быть последним!» - сквозило в напряженных взглядах прохожих. Москва, казалось, даже стрелку времени заставляла вращаться быстрей. И не было тех, кто бы устоял.

***

Вечером шестого января конференц-зал одной из столичных гостиниц превратился в импровизированный бар. Напряженная работа была позади, заказчики довольны, и дружной компании фотографов ничто не мешало встретить Рождество весело. Даже их неуловимый администратор проекта в кои-то веки променял клиентов на подчиненных. Не хватало лишь Александры.

Проездной билет, журнал с картой московских улиц, два бумажных пакета с подарками и стопка одежды - первое из этого можно было выбросить, другое - уложить в чемодан. Две минуты работы. Только Аля постоянно отвлекалась на всякую ерунду: то на подтекающий кран в ванной комнате, то на неровно уложенное покрывало. Соседка по комнате дважды забегала, чтобы поторопить. В третий раз вместо подруги, благоухая ароматом коньяка, заглянул сам организатор, Дмитрий Соколов.

- Красавица, помощь заказывала? - он прикрыл за собой дверь.

- Дим, я скоро иду.

- Да ладно. Спешить совсем необязательно.

Замок тихо щелкнул, и Аля тут же напряглась.

- А у меня кое-что есть с собой! - как по мановению волшебной палочки в ладонях Соколова появилась бутылка шампанского. – Вот! Спас, пока наша фотографическая братия все не вылакала.

- А я уже почти закончила...

- Копуша! В академии сдавалась последней, и здесь – тоже самое.

- Ничего не могу с собой поделать.

- Не торопись, мы можем начать и в номере, - он по-хозяйски пристроил бутылку на тумбочке возле одной из кроватей. - С тобой было приятно работать. Мне даже жалко, что эти две недели пролетели так быстро.

- Спасибо, что позвал.

- Александра, ты... - он взял собеседницу за руку. - Я сам рад, что позвонил тебе тогда. Ты и раньше сверкала талантом, но теперь... Стала жемчужиной проекта. Во всех смыслах.

Аля еле удержала вздох. Сейчас пристальное внимание бывшего однокурсника нашло логичное объяснение.

- Не хочешь задержаться в Москве? Я готов стать личным гидом. - Соколов сделал умоляющий вид.

- Дима, к сожалению, я не могу.

- Тебя кто-то ждет в Питере?

- Да, ма... - одумалась Аля вовремя. - Мой мужчина. Мы две недели не виделись.

- Милая, - Соколов приторно-сладко улыбнулся. - Ты про своего богатенького яхтсмена?

Так просто было солгать, но у Али язык не повернулся.

- Лукавишь. - Собеседник учуял подвох.

- Я работала.

- Ага. И в Новый год, и сегодня - в Рождество. Какой мужчина отпустит от себя такую красавицу надолго?

66
{"b":"589648","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чудо
Секс без правил
Чистый дом
Простая сложная игра глазами профессионала
Русское искусство. Для тех, кто хочет все успеть
Чему я могу научиться у Опры Уинфри
Как управлять хаосом и креативными эгоистами
Галактическая империя (сборник)
Крылатые качели