ЛитМир - Электронная Библиотека

– Насчет внутренностей я согласна, – вернула всех к насущной теме Алиса. – То, что говорит тетя Люда, вполне логично.

– Если так, то там совсем немного останется, – задумчиво протянул Андрей, рассматривая добычу.

– Лучше, чем ничего, – глубокомысленно заметил Владимир и присел на камень. – Мы, кстати, нашли соль.

– Я в курсе, видел, как Алиса проверяла ее на подлинность, – усмехнулся Максим. – Предлагаю пойти посмотреть место для нашего лагеря и приступить к приготовлению обеда. Людмила Сергеевна, вы там что-то говорили, что любите готовить, не продемонстрируете нам?

– Можешь звать меня просто тетя Люда, – учительница кокетливо стрельнула глазками.

– Обязательно, – Макс расплылся в широкой улыбке, подхватил тушу и пошел вслед за Алисой к поляне.

Костер было решено развести посредине, а вокруг него построить шалаши или навесы. Алиса, Андрей и Владимир отправились за дровами, пообещав Максиму дальше десяти метров от лагеря не отходить, остальные же остались разделывать тушу.

– Нужно сначала отрезать голову, – азартно заявил Женя и облизнулся.

– Как я отрежу голову этой жабоштрыкалкой?? – воскликнул Макс, потрясая перочинным ножиком в руке. – Им можно отрезать разве что твой…

– Так, ребята, – пресекла их спор тетя Люда. – Думаю, будет проще просто снять шкуру и отделить филе. Потом натрем его солью и зажарим на палочках.

– Ну, попробуем, – кисло согласился с ней летчик, перехватил нож поудобнее и вонзил лезвие в грудь твари на самой границе с чешуей.

Лезвие вошло легко и быстро, как в масло, лейтенант удивленно посмотрел на торчащую из твари рукоятку.

– Там, похоже, нет костей, – удивленно пробормотал он.

– Как же оно без костей не разваливается? – ядовито поинтересовался Женя.

– Я не знаю, я не зоолог, – буркнул в ответ Максим, вынул лезвие до середины и стал медленно резать вниз.

– Осторожнее, не разрежь внутренности, а то мало ли, что там у него внутри, – напомнила Людмила.

– Я стараюсь, – прошипел Макс, нож застрял в чем-то вязком и никак не желал двигаться дальше.

Наконец, брюхо было распорото, и летчик принялся снимать шкуру. Работа шла медленно и коряво, сказывалось отсутствие опыта и короткое лезвие ножа. Группа, отправленная за дровами, вернулась к моменту, когда Максим только-только добрался до хребта твари с одной стороны.

– Как дела? – спросила Алиса, сваливая в кучу свой хворост.

– У дино-пса чертовски крепкая шкура, – с придыханием ответил Максим, отрезал еще небольшой кусок мяса и вытер пот со лба тыльной стороной запястья.

– Дино-пса? – весело переспросила девушка.

– Ну, я решил, что такое название ему подойдет. Похоже на собаку, но морда и лапы чешуйчатые, как у динозавра. Получился дино-пес.

– Остроумно, – похвалила его Алиса.

– Спасибо, – Макс довольно усмехнулся. – Не поможешь? Нужно подержать тушу, чтобы она не ерзала.

– Давай, конечно, – она опустилась рядом на колени и крепко прижала дино-пса к земле.

– Я вот знаете, что подумал, – протянул Женя, подходя к ним и присаживаясь на траву рядом.

– И что же? – не поворачиваясь, спросила Алиса.

– Ты сказала, что эта тварь плюется гексаном, а он, если я еще что-то помню с курса органической химии, в воде не растворяется.

– Я тоже пока не поняла, как дино-пес может синтезировать гексан и как наша пищеварительная система отреагирует на его клетки…

– Дино-пес? – удивленно переспросил программист.

– Динозавр и пес, – пояснил Макс и, наконец, снял с твари шкуру.

– Его кровь в воде растворима и, скорее всего, в своей основе имеет именно воду, но что за клетки могут продуцировать гексан, мне непонятно совершенно, – продолжила свою мысль химик.

– Теть Люд! – крикнул летчик. – Я шкуру снял. Какого размера куски резать?

Мясо дино-пса на вкус оказалось как свинина, только жестче и с небольшой горчинкой. Людмила Сергеевна постаралась на славу, она умудрилась равномерно прожарить все куски и создать из неприглядной чешуйчатой твари вполне пристойный обед. После еды Максим разрешил всем часок отдохнуть, а после решено было заняться обустройством лагеря.

***

– Мы тут уже полдня, а нас еще никто не напал. Похоже, место и правда спокойное, – сказал Женя, отламывая от куста широкий лист длиной в метра полтора.

– Не накаркай, – проворчала Алиса.

– Мы еще не знаем, что будет ночью, – заметил Макс, с силой потянул на себя ветку и та с треском сломалась.

– А что будет ночью? – встрепенулся программист.

– А Бог его знает, – пожал плечами летчик. – Надеюсь, что ничего. Будем дежурить парами по два часа.

– Чур, я в первой паре! – воскликнул Женя.

– Я думал, в первую пару поставить наших пожилых… коллег.

– Ну, ладно, – он печально вздохнул и отломил еще один лист.

Вечер в лесу оказался на редкость коротким, темнота опустилась меньше, чем за час. К этому времени на поляне вокруг костра уже стояло два навеса, крытых листьями гигантского лопуха, как его окрестил Никита. Вместе с темнотой на лес опустились холод и сырость, что тоже не прибавило оптимизма. Поужинав остатками дино-пса, и запив все это предупредительно запасенной водичкой из ручья, все начали укладываться. Первой парой для дежурства были Владимир с Людмилой, следующей – Андрей с Женей и последнее, самое трудное время, Макс оставил себе и Алисе. Так как навесов было всего два, решено было спать такими же группами, как и на дежурстве и по мере смены пар меняться местами.

– Как мы ляжем? – ставя руки на пояс, поинтересовался у Алисы и Никиты Максим, они втроем стояли рядом со своим навесом и никак не могли определиться.

– Положим Никиту посередине, а сами ляжем по краям, так он точно не замерзнет, – пожала плечами девушка.

– На нем твое покрывало, а у тебя голые ноги и плечи, если ж кто и замерзнет ночью, так это ты! – возразил Макс.

– Я как-нибудь переживу, он же ребенок, может, заболеть!

– Ты тоже можешь заболеть, – подал голос Никита. – Ты же легче меня одета… и Макс тоже легко одет.

– Ладно, я лягу посередине, – раздраженно согласилась Алиса.

– Макс! – крикнул Женя.

– В чем дело? – нахмурился летчик.

– А как мы будем отмерять время дежурства?

– По костру. В среднем пять больших палок сгорают за два часа, если подбрасывать их по одной по мере сгорания. Так и будем определять время.

– Ты считал что ли? – недоуменно спросил Андрей.

– Прикинул на глаз, – пожал плечами Максим.

– Изобретательно, – похвалил задумку Владимир.

– Благодарю, – летчик улыбнулся. – Пора спать, не думаю, что здесь очень длинная ночь. При любом признаке опасности будите меня, понятно?

– Да ясно, ясно, – пробурчал гопник и завалился на спину под своим навесом.

– Ты посередине, – напомнил девушке Макс, опускаясь на колени на подстилку.

Алиса что-то недовольно пробурчала себе под нос и потерла плечи – царапины по мере остывания воздуха начинали печь все сильнее. Она легла боком на подстилку из листьев и травы и поерзала. За ее спиной тоже на бок улегся Максим, а с другой стороны прижался спиной Никита.

– Вот, так, – пробормотал летчик, подвинулся ближе и обнял верхней рукой девушку.

Алиса опять поерзала и плотнее прижалась спиной к его груди, в тепле царапины снова перестали о себе напоминать, а горячее тело Макса за спиной придавало чувство видимой безопасности. Девушка прижала к себе поплотнее мальчика, закрыла глаза и почти мгновенно провалилась в глубокий сон без сновидений.

День 2. Ящер-гриль

Проснулась Алиса от осторожного прикосновения к своей щеке и тихого шепота. Она поморщилась, приоткрыла глаза, и ее взгляд тут же уперся в красную тунику Максима. Девушка лежала на боку, уткнувшись носом в грудь летчику, а к ее спине жался свернувшийся в калачик Никита.

– Просыпайся, наша очередь дежурить, – шепнул ей Макс и убрал руку сверху.

Ее обнаженные плечи тут же покрылись гусиной кожей, а воспаленные царапины отозвались неприятной болью.

7
{"b":"589655","o":1}