ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Веном.

– Круто, – восхищенно протянула Аня и заулыбалась. – Куда пакет поставить?

***

Раз! Удар! Ракетка со свистом рассекает воздух, и волан отправляется в обратный полет. Игрок на другой половине поля делает резкий выпад влево и отбивает. Два! Сделать три быстрых шага вперед! Короткий замах ракеткой, и волан летит вертикально вниз за сетку. Смэш! Такой удар практически нереально отбить, и противник не успевает.

– Ты победила, Мирослава, уже в третий раз! – с легкой досадой в голосе крикнул молодой парень в белых спортивных шортах и черной футболке.

– Когда-нибудь настанет особый день, и ты меня обыграешь, – насмешливо с ленцой ответила волшебница и неспешно побрела к лавочке.

Бадминтон был, пожалуй, единственной спортивной игрой, придуманной человечеством, которую Мира любила и уважала. В нем не нужно было работать командой, чего чародейка вообще не переваривала, не нужна была большая физическая сила и не было толп болельщиков. Соревнование один на один, стратегия против стратегии, скорость реакции и ловкость, только твои личные данные и никакого пафоса и ажиотажа. Играть в бадминтон Мира начала учиться сразу, как только он появился в Англии в конце девятнадцатого века. Тогда это, конечно, выглядело совсем не так, но волшебница тщательно следила за изменением правил и усовершенствованием инвентаря. Сейчас очень немногие спортсмены могли бы ее обыграть.

Мирослава сделала глоток воды и скучающим взглядом обежала огромный зал. Большая его часть была отдана под площадки для бадминтона и беговые дорожки. В дальнем углу, справа от входа располагались столики для настольного тенниса, где сейчас рьяно рубились два моложавых дедули, чуть дальше пустовали мишени для дартса. С другой стороны – огороженный сеткой тренажерный зал. Волшебница облокотилась спиной о стену и прикрыла глаза. Внезапно по телу прокатилась легкая едва ощутимая дрожь —по всему городу пронеслась волна мощной магии. Чародейка распахнула глаза, негромко заиграл телефон.

– Мирослава, это Шеф, – раздался строгий холодный голос в трубке.

– Я в курсе, – также холодно ответила она.

– Ланселот с тобой?

– Да, а что?

– У нас ЧП! Ты же почувствовала волну?

– Конечно, в чем дело? – в голосе у нее прорезались нотки тревоги.

– Только что было совершено массовое ритуальное убийство. В разных точках города одномоментно убили девять человек.

– Как? – тихо спросила Мирослава.

– Бери Ланселота и езжай по адресу, который тебе вышлет Катя. Творится что-то неладное.

– Поняла, скоро будем.

***

Ляна с Аней сидели на кухне и допивали третью бутылку пива.

– Короче, был у нас один случай в универе, – Ляна повеселела, и ее потянуло на воспоминания. – У нас патофизиологию читал один долбанутый препод. Помню, как-то он спросил у одногруппницы моей, что она будет делать, если у человека на улице остановится сердце. Ну, она, короче, промолчала, не знала, что отвечать. А он тут как заорет: «Врача! Врача!», бегает по комнате, орет и руками машет.

Лиляна не выдержала и расхохоталась, Аня подавилась пивом, при этом облив им Ляну, закашлялась, смеясь. Их посиделки прервал звонок телефона.

– Черт, это Катя, – вытирая пиво с лица, сказала Аня и подняла трубку. – Алло?

– Аня, привет, немедленно собирайся и выходи, Антон заедет за тобой минут через пять, есть срочное дело.

– А я не дома, – растерянно протянула она.

– А где ты? Он тебя оттуда заберет.

– Я сейчас у Ляны.

– Прекрасно, значит, собирайтесь обе. Тут настоящий дурдом творится!

– Постой, да что случилось-то? – завопила в трубку Аня.

– Антон по дороге все расскажет, – коротко ответила Катя и бросила трубку.

– В чем дело? – нахмурилась Ляна.

– Собирайся, у нас срочное дело, – поникшим голосом сказала Аня, задумчиво прожевала сушеный анчоус.

Антон подъехал через семь минут, о своем приезде он сообщил коротким «Выходите!», буркнутым в трубку. Ляна, к счастью, никогда не тратила много времени на сборы. Она просто натянула джинсы, поверх домашней футболки – пиджак, сверху пуховик – и готово. На улице накрапывал мелкий противный холодный дождик. Антон сидел за рулем «Буханки» и нетерпеливо ерзал на сиденье.

Завидев девушек, он закатил глаза и сразу завел мотор. Машина рванула с места, как только Аня закрыла за собой дверь салона.

– Что стряслось? – перекрикивая шум двигателя, спросила Аня. – К чему такая спешка?

– Минут десять назад в разных точках города убили девять человек, прокатилась мощная волна магии. Шеф считает, что кто-то проводит очень серьезный ритуал. Мирослава с Ланселотом уже в пути, думаю, приедут раньше нас. Сразу предупреждаю, зрелище будет не из приятных, так что зря вы пили.

– Мы уже поняли, – проворчала Ляна. – А мой чемоданчик?

– Он в багажнике!

«Буханка» неслась по улицам, несильно заморачиваясь правилами дорожного движения. Антон как безумный давил на педаль акселератора, выжимая из старого уазика все соки. Очень скоро они покинули центр и направились в сторону окраин.

– Куда мы едем? Ты же сказал, что убили девять человек в разных местах? – недоуменно спросила Аня.

– Шеф сказал, чтобы сначала мы осмотрели это тело, я понятия не имею, почему. Мирослава с ним согласилась, поэтому я и спрашивать не стал!

Они переехали мост, и машину сильно подбросило на ухабе. Антон сквозь зубы матюгнулся и прибавил газу. Конечной целью их поездки оказалась уютная посадочка почти у самой черты города. Серебристая ауди уже была на месте, припаркованная рядом с ограждением. Полицейские слонялись поблизости, возле накрытого простыней тела стояла только задумчивая Мирослава.

Ляна выпрыгнула из машины и стремительно направилась к телу, Аня вытащила чемоданчик из багажника и поспешила за ней.

– Привет, – поздоровалась с волшебницей Аня, Лиляна ограничилась простым кивком.

– Здравствуй, – задумчиво ответила Мира. – Сразу предупреждаю, там работал настоящий маньяк. Это ж сколько силы он получил….

– В смысле? – спросила Ляна, медленно поднимая простыню.

– При убийстве человека его душа покидает тело не медленно, как при естественной смерти, а быстро.

– Это я знаю.

– Ну, так вот, умелый темный маг может душу поймать и использовать энергию для своих нужд. Чем изощреннее и извращеннее убийство, тем больше страдает душа, и тем больше в ней энергии. Здесь сработано чище и изящнее, чем в остальных случаях, из чего сам собой напрашивается вывод: главный маг был здесь, и отправная точка ритуала соответственно тоже.

Когда Ляна сбросила окровавленную простыню с тела, ее едва не вывернуло. В нос ударило ужасное зловоние: тело начало разлагаться, похоже, еще заживо. От лица не осталось и намека – сплошная рана, из вспоротого живота кровавым месивом вывалились внутренности, вокруг головы в особом порядке валялись отрубленные пальцы. Ляна не стала ничего осматривать, молча накрыла труп простыней и повернулась к Мирославе.

– Зачем меня сюда вызвали, тут же и так все ясно? – с вызовом бросила она. – Первичный протокол и обычный судмедэксперт заполнить может.

– Я без понятия, – рассеянно ответила чародейка, что-то внимательно осматривая на земле. – Мне была нужна Аня для сбора возможных улик, по телу и без судмедэкспертизы все ясно. Ань, сделай, пожалуйста, слепок вот этого следа.

– Тогда я могу быть свободна? – Ляна сама не могла понять, почему так злится.

– Ну, раз уж приехала, добудь первичный протокол и командуй коронерами. Пусть упаковывают труп, отвезем его в лабораторию, – невозмутимо распорядилась Мирослава.

Лиляне безумно захотелось возразить, кинуть в лицо какую-нибудь искрометную колкость, но на ум ничего не пришло, она досадливо поморщилась и направилась к коронерам.

– И, кстати, – окликнула ее волшебница. – Я умею читать мысли, так что думай, что думаешь.

На ее лице отразилось гримаса ехидного злорадства вперемешку с насмешливостью. Ляна нервно дернула щекой и, ссутулившись, поспешила к коронерам.

10
{"b":"589656","o":1}