ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Слушайте, ветры…»

Слушайте, ветры, я начинаю
Новые песни петь!
Слушайте, ветры, я продолжаю
Далям в глаза смотреть!
Жизнь устояла, перестрадала, —
Не примирилась — тлеть!
Юность восстала и засияла,
Чтоб в облака лететь!
Вечно бороться и не сдаваться —
Только такой обет!
Мне — восемнадцать! Мне — восемнадцать!
Мне восемнадцать лет!
30.03.77 г.

Прощание с друзьями

Тише, милые, глупые, тише!
Я хочу на прощанье грустить…
Под тяжелой охранною крышей
Мне придется, наверное, быть.
Это скоро, так скоро случится!
Но сегодня тоска не о том:
Нам придется теперь разлучиться,
Чтоб… не встретиться в жизни потом.
Лягте рядом, ребята, смотрите,
Как весенне настроен февраль!
Всюду тянутся звонкие нити
И простором распахнута даль…
Через час, в состраданьи озлившись,
Я уеду, а новый жилец,
Полновластно в наш дом заселившись,
Вашей воле положит конец.
Разбежитесь вы, ставши ничьими,
Беспризорную долю познав.
Обхлестают вас криками злыми,
На помойные ямы изгнав.
Будут бить и не брезговать кровью,
Понаделают жалких калек,
А затем — охраняя здоровье! —
Вам устроит отстрел человек!..
Но… кому-то подвалит и счастье,
Если благо приемлемо в том,
Что приметнее ростом и мастью,
Сторожить он останется дом:
Будет яростно рвать на прохожих,
И терпеть забавленья детей,
Станет жизнь его сытно-погожей,
И, наверно, забудет друзей…
Ну а я? Я не знаю, родные,
Что утрачу еще впереди,
Что в судьбе обрету и какие
Мне страдания не обрести…
Но когда-нибудь, в жизненном мраке
Или в благополучия час,
Незнакомой бездомной собаке
Расскажу о покинутых — ВАС…
Февраль — март 1977 г.

Воспоминание

Вечер фонарями дружески мигает,
В небе оживают синие цветы…
Вдоль ограды клубной юноша шагает
К месту, где встречала явь его и ты…
Кто же он — спортивно выкроенный
                                                      парень,
Трезвый, некурящий (нравиться привык!),
Русский по рожденью, внешностью —
                                                   татарин…
В общем, не последний сельский
                                                 призывник?
…Жил на свете мальчик с пылкою душою,
Рано полюбил он книги и вино;
Много повидал он с мамкой-сиротою…
Пламенно мечтал он в светлое одно:
Выйдет он по жизни очень знаменитым!
Молодость прославив в буйстве и вине,
Станет, как Есенин, кротко незабытым,
Будет, как Высоцкий, слышен по стране!
Время упраздняло игры и проблемы,
Детские проказы, крымские года…
Леты приходили, вольные, как темы,
Леты уносились, будто поезда.
Лето и примчало стуком серебристым
Школьника на дальний утренний вокзал…
Так неотвратимо в августе зарнистом
Мальчик деревенский юность повстречал.
Дальше что? Не знаю, должен ли я, право,
Исповедь чужую в люди выносить?..
Может, по призванью, может, для забавы
Стал он, как мечталось, песни петь
                                                      да… пить.
…Там, где танцплощадки, парки
                                                    и пивбары,
Сброды хулиганов, грязные слова,
Там, где надрывались пошлые гитары, —
Разная за парнем числилась молва…
Только — заверяю! — запертый ли,
                                                   праздный —
В строгих кабинетах, в вольницах-дворах —
Цели незабвенной, вере распрекрасной
Клятву повторял он в песнях и стихах.
Впрочем, ну их, песни! Миру ль интересно
Что́ он там наплакал, спел и написал?
Если и прослыл он… — я о том известий
Радио не слышал, в прессе не читал!
Что́ чужие судьбы! Личная дороже!
Жизнь моя, быть может, — лучшая из книг!
Если разобраться, если подытожить, —
Я, пожалуй, тоже в пройденном велик…
Дело ведь не в этом! Шествуя у клуба,
Наши вспоминаю глупые мечты,
И не отвергаю встретившие губы
Там, где восхищала сны мои и ты…
Сентябрь 1977 г.

Корабль Земли

(Венок сонетов)

Суровый Дант не презирал сонета…

Пушкин
Зеркальной комнаты осколки - i_003.png
Нам Космос — Отец!
       Нам Вселенная — Мать!
Мы — их своенравные дети…
Но нам —
              постигать,
                             постигать,
                                            постигать
Свое НАЗНАЧЕНЬЕ
                           на свете!..

1

Пришедшим жить на Пик тысячелетий
Творю Венок сонетною строфой.
Мы, гении, как синтез всех наследий, —
Цари цивилизации земной.
И все-таки, для Космоса, мы — дети,
Достигшие вершины роковой;
Стоим пред галактическою мглой
На Разумом освеченной планете!
О, Пика эпохальные ветра!
Под нами — Человечества Вчера,
Над нами — Завтра, полное сомнений…
И шаг зовет, и — пятит пустота…
И нам, отцам грядущих поколений,
Открыта — ввысь и в пропасть — высота!
16
{"b":"589657","o":1}