ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Волк

Татьяне, путешествующей воображениями

в пространствах, временах и жизнях

на Земле и Вне…

Одинокий, бессонный, естественный,
Не по-волчьи глазами раскос, —
Он выходит наружу — в рождественский,
Осыпающий звезды мороз!
Он выходит — незримый — из логова,
Чтобы в неукротимых снегах,
Средь сородичей мира жестокого,
Надышаться свободой впотьмах!
И Душою, для Космоса видимой, —
Не убийца, не хищник, не вор! —
Из глазниц теплокровной обители
Он лучится в Великий Простор.
Он — беглец в Мироздания Вышние
Сквозь решетки липучих ресниц —
НЕПОХОЖИЙ, НЕЗДЕШНИЙ,
                             НЕНЫНЕШНИЙ,
Переросший волков и волчиц!..
Но — наивец! — бочинами впалыми
Изнурив во Вселенную вой,
Все он — ВОЛК с пригвожденными лапами
На голгофовской тверди земной!..
8.01.2000 г.

Спустя восемь лет

Все та же рваная пацанва,
Все те же нищие старики…
И неба горькая синева,
И сердце, пьяное от тоски.
Родные!..
И спотыкаются поезда,
И вдоль перронов — цветистый сор!
Здесь та же Правда и та ж Беда,
Здесь молят милостыни — в упор!
Россия!
Улиткой пячу — вовнутрь — глаза!
В себя вбираю — и мысль, и слух!..
А вслед монете блестит слеза
И… вдаль уносит колесный стук.
ПРОСТИТЕ!..
Поезд «Приобье — Пермь». 1999 г.

Стон

Эка жизнь пошла лихая —
Вздыбом жизнь!
Громыхая, полыхая
Вдоль небес, —
Завертели, закрутили
Виражи!
То ль амуры учудили,
То ли бес…
Или — в ад повергло душу?
Или — в сон?
Только, плотью неостужен, —
Из-под век —
Источается тягучий
Сердца стон
В разъедающий, горючий
Слезный смех!
Нет! Не ахи мне, не боли
Снов любви —
Что по Томе, что по Оле…
По стране
Разливается — во стоне,
Во крови! —
Скорбь России — в Дагестане
И в Чечне!
А по кухням — все о ме́сти…
«Мудрецы»…
А по Думам — своры бестий…
Во главе!
Но в аду руиноносном —
Что́ отцы! —
Ребятишки гибнут в Грозном,
Как в Москве!
Месть не ведает ни меры,
Ни границ!
На вершинах изуверы
Двух сторон!
И… выдавливает ду́ши
Из глазниц,
И — бессилен, и — заглушен
Сердца стон…
Осень 1999 г.

Песнь о чеченском походе

Мне бы выплеснуть крик
Кровоточащих ран
Из написанных книг —
В невозвратный туман…
Мне бы выветрить РОК
Из напетых стихов,
Из истерзанных строк,
Из измученных слов!
Мне не ведать бы яд
Предназначенных тем,
Предваряющих явь,
Предстоящую всем, —
Неприснившихся снов
Несвершившихся дней
Недоживших отцов
Нерожденных детей!..
…Как бы жили они!
Как бы пели они —
В непридущие дни,
В неявленные сны!..
Как бы силы росли
В их упрямых руках!
Как бы весны цвели
В их сыновних глазах!..
Мне не ведать бы яд
Предначертанных тем,
Предваряющих явь,
Предстоящую — всем!
Где не смогут прервать
Сатанинский расчет,
Где пошлют убивать
И — погибнуть еще!..
Но коль голос мне дан,
И, коль сердце живет, —
В невозвратный туман
Эта боль — не уйдет!
И я буду кричать!
И я буду болеть!
Буду книги писать,
Буду помнить и петь…
Как бы жили они!..
4.04.2000 г.

Два стихотворения из одного месяца

1. В отражениях

Где-то, когда-то со мной уже было:
Странная женщина в доме ходила,
Мягко ногами босыми ступала,
В струях воло́с своих лик умывала.
Полупокорный, в саднящей печали
Я предстоял у нее… за плечами.
И отражались в зеркальном провале
Глаз наших карих похожие дали.
Дали и глу́би… Ах, плечи и струи!..
Как торопились мои поцелуи —
Трепетных губ — в напряженные губы!
Дни прибывали — на убыль, на убыль!..
Где-то, когда-то, в зеркальные были
С женщиной этой мы вздорными были, —
В клетках грудных запиравшие души,
Перья желаний роняли наружу!
Перья сиротские соприкасались…
Души по клеткам — метались, спасались!..
Души безмолвно и больно кричали,
И уставали, и затихали…
Где-то, когда-то, в глубинные веки
Их разделили не ребра, а вехи
Ломаных жизней…
И в здешних мгновеньях
Душам осталось любить — в отраженьях
Безднами глаз — недоступно, тревожно…
Странное сердце! Понять ли возможно
Все, что вершится, но как уже — было?!
Что́ в отражениях ты полюбило?..
22.09.99 г.
3
{"b":"589657","o":1}