ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вик вздохнул и снова сосредоточился на сейфе. Он стал вспоминать движения воздуха, когда этот сейф открывали. Ни один день он провел под этим окном, чтобы запомнить эти ощущения. Руки мерцали бледным светом, когда он с закрытыми глазами набирал код. Дверца щелкнула и тихо распахнулась.

Вик открыл глаза и принялся изучать содержимое сейфа. Какие-то странные деньги, явно не с этой планеты. Вик подумал и запихнул их за пазуху, правда так и не понял зачем. Колье, явно с настоящими алмазами. Это Вик сразу отбросил в сторону. Какие-то письма, пачка документов. И тут у самой дальней стенке блеснуло именно то, что ему так было необходимо. Клинок с ярко-рубиновым камнем. Именно так его описал тот странный посетитель таверны. Вик схватился за клинок и тут же выгнулся от боли, стиснув зубы. Клинок медленно входил ему в ладонь, заставляя корежиться от ужасных ощущений. Вик видел, как клинок вышел с другой стороны руки и, дойдя до основания, остановился. «Что за черт!» - думал Вик, приседая от боли взорвавшей его мозг. Он приподнял руку, но так и не увидел крови, струящейся вниз, ее пил клинок, он высасывал из него кровь так, как будто нож  - вампир, который не пил тысячелетие.

Уже не задумываясь последствиях, сгибаясь под тяжесть навалившейся боли, Вик добрался до окна. Он попытался выдернуть клинок, но тот впился в руку так, что даже с места сдвинуть его не удалось. Вор протиснулся сквозь щель и, уже не думая о сокрытии следов, шатаясь, побрел к забору. Последними усилиями, он заставил воздух перенести его над забором и чуть дальше и рухнул в какой-то из подворотне, постанывая от огненной боли, растекшийся по всему телу.

Глава 5

Утро встретило Яра проливным дождем. Такое случалось здесь нечасто, и Яр рад был разгулявшейся стихии. Он вышел в зал всех стихий, где уже сидели монахи, настраиваясь на общение со своими стихиями.

Утро всегда начиналось с двухчасовых медитаций, и Яр привычно уселся в удобную позу. Сегодня ему хотелось поговорить со своей водной стихией: то ли все дело было в равномерном грохоте капель дождя, стучавшегося по крыше, то ли в том, что вчера с учителем они рассуждали на тему: есть ли Бог в воде, но именно сегодня его тянуло к водной стихии.

Под аккомпанемент тяжелых капель Яр медленно погружался в тягучее медитативное состояние. Он стоял на вершине горы под проливным дождем, закинув голову к небу и раскинув руки, впитывая в себя магию, как губка. Капли дождя омывали его лицо, заставляя отрешиться от мирской суеты. Сколько он так стоял, наслаждаясь холодными каплями воды, он не понял, но внезапно внизу горы что-то привлекло его внимание. Яр присмотрелся, пытаясь понять, тянет ли его туда, вниз или лучше остаться на вершине. У подножия горы начала растекаться огненная лава, и что-то было неправильное в этом, что не то, что-то, что беспокоило Яра. Он присмотрелся, увидев в центре огненной реки тело.

Яр резко сорвался вниз, поддерживаемый струями дождя и завис над огненной рекой, всматриваясь в силуэт. Человек? Маг воздуха? Как он здесь оказался? Зачем? Яр понимал, что человек, лежащий там и дающий жизнь огню, вот-вот умрет. Огонь забирал из него весь воздух и набирал мощь.

Внезапно картинка поменялась, и Яр стоял уже на другой планете. Это точно был не Регор. Яр посмотрел на чужое небо, где низко висела чужая фиолетовая луна, совсем не дающая света. Луна уже начинала бледнеть. Здесь тоже наступал рассвет. Дождь перестал ласково поддерживать его, и на смену спокойствию вдруг пришло страшное недовольство собой. Он что-то должен сделать, причем сделать немедленно, но что?

Яр осмотрелся по сторонам, увидел вход в темный проулок и направился туда, правильно рассудив, что на открытом пространстве ему нечего делать.

Казалось бы, в подворотне должно быть темно, но где-то вдалеке мелькал отблеск костра, и Яр направился прямиком туда. Но ожидаемого костра он так и не увидел. В подворотне лежал умирающий мальчишка, который прижимал к груди руку. Рука горела огнем, освещая все вокруг себя на добрый метр. Яр склонился над умирающим, внимательно осмотрел руку и нахмурился. В руку мальчишке был вогнан кинжал силы огня, и сейчас магический кинжал хотел жить, напиваясь кровью сильного  мага воздуха, разгоняя огонь внутри артефакта. Красный рубин победно светился во тьме, выпивая жизнь тощего мальчишки.

Яр задумался. Активный кинжал трогать точно нельзя, он убьет каждого, кто прикоснется к клинку. Парень застонал, пытаясь другой рукой найти кинжал и вытащить. Какая это была попытка избавиться от артефакта? Он встретился взглядом с открывавшим глаза пареньком. Тот молча смотрел на него, и ничего не просил. Просто был рад, что кто-то в последний момент с ним рядом. Яр кивнул ему, словно поддерживая.

А потом поднял руки к небу, призывая дождь. Стихия воды откликнулась сразу, проливаясь чистым дождем на Яра, на мальчишку, встречая своего давнего противника и вступая в схватку с огнем. Кинжал шипел недовольно, поворачиваясь в руке, пытаясь спрятаться от дождя. Парнишка невольно хотел укрыть больную руку, но теперь уже Яр не давал ему это сделать. Он поднял слабую руку прямо к небу, позволяя дождю довершить свое дело. Свет в руке начал меркнуть,  кинжал выскользнул из раны и со звоном упал на землю. А Яр все держал и держал руку незнакомца, позволяя дождю омывать ее снова и снова.

Потом присел, убрал мокрые пряди волос с лица парнишки, скрестил руки на его солнечном сплетении и призвал силу воздуха, пополняя магический резерв опустошенного мага. Они снова обменялись взглядами с парнишкой,  и прежде чем исчезнуть, Яр услышал тихое: «Спасибо».

Глава 6

Яр глубоко вздохнул, выходя из медитации. Никогда еще слияние со стихией не была такой яркой и четкой. Он заметил внимательный взгляд учителя и склонил голову в знак приветствия.

 - Как путешествие? – невозмутимо спросил его Учитель.

Яру хотелось бы все рассказать в красках, буря чувств кипела в его душе, но он сдержался, стремясь быть похожим на Учителя.

 - У меня все получилось, - так же сухо сказал он.

 - Стихия воды легко подчиняется сильнейшим, - согласно кивнул Учитель, - это было твое первое подчинение стихии. А вот стихию воздуха не такая покорная и подчинить тебе ее будет сложнее.

Яр уселся поудобнее, внимательно слушая, стараясь не пропустить ни слова. Учитель, заметив его внимание, только одобрительно кивнул.

 - Так вот, чтобы подчинить стихию воздуха, необходимо понимать, что такое легкость, а чтобы понимать, что такое легкость, необходимо испытать, что такое тяжесть.

Учитель встал, и в руках его появились тяжелые браслеты из монет.

 - Вот эти браслеты, - и учитель указал на большие браслеты из монет, - ты оденешь на ноги, - а вот эти, - и он указал на браслеты поменьше, но шире, - ты оденешь на руки, - а вот эту цепь – ты оденешь на шею. Сгибаться под тяжестью цепи нельзя, ты – воин, твоя осанка всегда должна быть прямой, чтобы не случилось.

Яр начал надевать браслеты. Браслеты на руках доходили ему почти до локтя, цепь был тяжела, и заставляла пригибаться к земле. Но Яр выпрямился и посмотрел Учителю прямо в глаза.

 - Хорошо, - кивнул Учитель, - а теперь иди, занимайся.

Ежедневные тренировки тела длились около восьми часов, и Яр любил их больше всего. Он уже привык, каждое утро после медитации бегать вверх и вниз по неприметным крутым ступеням, спускающим с горы в деревню. Ступеней было ровно одна тысяча пятьсот, когда-то своими руками монахи выдалбливали эти ступени, чтобы укрепить дух и тело. Яр жалел, что не застал этого момента.

Звеня монетами, он начал привычный спуск. Спуск давался легко и наполнял тело магией воздуха и ветра. Казалось, крутые ступеньки сами стелились под ноги, давая возможность бежать быстрее. Спустившись, Яр не отдыхая, начал подъем, но, не пройдя и трети пути, он понял, что браслеты тянут его к скале, заставляя все медленнее и медленнее передвигать ноги. Не сдаваясь, Яр стал помогать себе руками, перекидывая тяжелое тело с одной ступени на другую. Сколько раз он скользил по ступеням, усеянным скользкими листьями, сколько раз он тыкался в эти ступени лицом, сдирая нежную кожу на подбородке, он уже и не считал, но сила духа или все-таки упрямство толкало его вперед. Казалось, конца лестнице не будет никогда.

4
{"b":"589662","o":1}