ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я хочу, чтобы они взлетели! — сказал Федос.

Микола остановил трактор. Движок застучал потише.

— А теперь покажись ему в полный рост.

И как только Федос ступил на широкую, припорошенную торфом тракторную гусеницу, тетерев мгновенно поднялся в воздух. Крылья снизу оказались у него белыми.

— А что он тут делал?

— Семенами разных трав лакомился. Красив, а?

— Очень! Знаешь, Микола, я, когда вырасту, тоже трактористом буду.

— Ну, нет, этого не может быть.

— Почему?

— Ты же хотел таксистом стать. Потом в лесника превратился. Сколько же можно специальности менять?

Федос только вздохнул:

— И трактористом интересно. Очень интересно. Вырасту — буду трактор водить! И всех своих друзей покатаю.

Канава

На другой день Федос снова уговорил Миколу взять его на болото. Только — странное дело! — кататься на тракторе больше ему не хотелось.

Микола дисковал торф и сгребал крошку в валы. Федос ходил по сухому торфянику, пугая тетеревов.

В старых канавах была зеленая топь, квакали жабы. У одной из таких канав Федос увидел маленьких птичек с длинными клювами и длинными, тонкими, как соломинки, ногами. Птички эти бегали прямо по поверхности воды, словно по асфальту. Как зачарованный, смотрел Федос на этих бегунов, чем-то напоминавших артистов балета.

— Кулики. Они такие легкие, что держатся даже на воде.

— Первый раз вижу.

— Тут, на болоте, еще и не такое увидишь. Ладно, прыгай ко мне: полдничать пора.

— Сейчас.

— Ты, никак, на другой конец канавы собираешься? Обходить?

— Я быстро!

— Ну, нет. Так дело не пойдет. Давай прыгай!

— Ничего себе, прыгай через такую канаву!

— Смотри! — и Микола ловко перепрыгнул канаву и оказался рядом с Федосом. Потом взмахнул руками и в то же мгновение водворился на свое старое место.

— Хитрый какой! Ты большой. У тебя ноги длинные.

— А ты просто трусишка. Попробуй! Разгонись и прыгай по моей команде.

Федос вздохнул. Делать было нечего.

— Раз, два, три!

Сердце сжалось. Федос разбежался и прыгнул. Ничего страшного не случилось. Перепрыгнув на другой берег, Федос ткнулся носом в торф. Только и всего.

— Ура! — закричал он. — Наша взяла! Микола, ты немного подожди, я еще разок прыгну.

Разогнался — и гоп! Снова на другом берегу. А потом осмелел и решил прыгнуть, как Микола, — без разбега. И… плюхнулся в канаву. Сильные руки брата выхватили его оттуда. Все это произошло так быстро, что Федос даже испугаться не успел.

Федоскины каникулы - i_011.png

— Вот и хорошо, теперь ты боевое крещение получил! — сказал Микола, но так, чтобы Федос не обиделся: была в этих словах не насмешка, а что-то ободряющее.

— Все равно научусь прыгать, как ты! — улыбнулся Федос, хотя впору было и заплакать: весь он промок в болотной жиже. — Я теперь ничего не боюсь.

— Уверенность в себе и смелость — половина дела. Но на половине коня только барон Мюнхаузен скакал. Да и то в сказке. Прыжки — тоже наука. Овладевает ею тот, кто спортом занимается. Ну, а сейчас раздевайся — и в реку.

Федос искупался и, сполоснув свою одежду, развесил ее на кусте.

Под вечер на дороге появился бензовоз. Подъехав к первому валу, он остановился. Федос увидел, как шофер вылез на подножку, проворно взобрался на крышу кабины, козырьком приложил руку к бровям и осмотрелся.

«Трактор ищет», — догадался Федос.

Микола тоже, наверно, заметил, что привезли горючее. Он бросил работу и быстро поехал к дороге. Федос помчался к бензовозу и вдруг остановился как вкопанный: на кабине стояла Марыля!

Она была в синем комбинезоне, на голове — белая косынка.

— Ну что, Федос, не узнал? — усмехнулась сестра. — А я тебе что-то привезла.

Марыля спустилась на землю, достала из кабины целлофановый мешочек.

— Орешки! — закричал Федос и запрыгал на одной ноге.

— Да. Это меня шоферы угостили. Держи.

— Ой, Марылечка, спасибо!

И он принялся орудовать гаечным ключом.

— Федос, поедем со мной! — сказала Марыля, ласково глядя на брата, с удовольствием уплетающего ядреные орехи.

— Нет, Марылечка, сегодня я уж здесь, с Миколой, останусь. А завтра утром попрошу тетю Настю, чтобы с тобой отпустила. На весь день.

Вечером, когда на мотоцикле возвращались домой, Федос увидел у колодца Лену. Она тоже его заметила и… помахала рукой.

«Она совсем и не сердится! — обрадовался Федос. — И Сергей, наверно, тоже отошел. Не поеду я завтра никуда. Лучше с ними поиграю», — подумал он.

Текущие дела

На следующий день Федос встал поздно. Откровенно говоря, проснулся он рано. Но притаился и лежал, не двигаясь, чтобы не попасться на глаза Марыле. Когда же за ней захлопнулась дверь и велосипедные шины прошелестели за окном, Федос мгновенно отшвырнул в сторону одеяло и вскочил.

Дядя Петрусь брился перед настенным зеркалом: собирался в районный центр. В зеркале, кроме дядиного лица, видно было окно, угол двери и кур, гулявших во дворе. А вот появился и петух. Нет, не петух — король! Огненно-рыжий, словно весь в золоте червонном, с алым гребешком, похожим на корону.

Федос наскоро позавтракал.

— Я пошел, — сказал дядя Петрусь, — не забудь кур покормить.

Накрошить крошек — это пустяк, всего одна минута. Снять зеркало со стены и поставить его посреди двора — тоже дело нехитрое.

— Цып-цып-цып! — весело заговорил Федос, и хлебные крошки посыпались на землю перед зеркалом.

Петух первым подбежал, тюкнул клювом, проглотил крошку и, высоко задрав голову, принялся громко созывать кур.

Настроение у него, судя по всему, было хорошее. Но вдруг он увидел в зеркале какого-то второго петуха. Этот второй петух точно так же, как он сам, кукарекал, отставив немного в сторону правую ногу. Тоже созывал кур. Да как же он посмел, этот чужой петух, этот пришелец, звать кур, которые не имели к нему никакого отношения! Нет, это уж слишком!

Петух заволновался, угрожающе наклонил голову, вытянул шею. Перья на шее встали дыбом.

Но второй петух, тот, что в зеркале, ничуть не испугался. Он тоже нахохлился.

Словно камешком щелкнуло по стеклу — так сильно клюнул петух в свое отражение. И грянул бой!

Федос диву давался: куры окружили петуха, а своих отражений в зеркале словно и не замечают. Только крошки их занимают и притягивают. А петух по-прежнему, как шальной, на зеркало бросается, ничего кругом не видит. Налетит — и тррах-тррах! — по стеклу. Потом наклонит голову, на минутку успокоится, ждет. И снова на непрошеного гостя.

В конце концов после очередного, особенно сильного удара зеркало упало. И петух с удовлетворением и гордостью увидел, что его противник исчез. Он наступил лапой на зеркало, словно попирая побежденного врага, и окончательно утихомирился.

— Вот так Петька! — услышал Федос голос Лены.

Обернувшись, он увидел ее, а рядом — Сергея.

Федос схватил зеркало. Солнечный зайчик запрыгал по лицам друзей.

— Не надо, Федос! — проговорила Лена, прикрывая глаза ладонью.

— Сверкнул фарой и выключай: мы едем навстречу! — закричал Сергей и загудел, как будто он сам машина.

— Вы ко мне?

— Не к петуху же! — Сергей словно нажал на клаксон. — Би-би. Бип-бип-бип! Слезай, Лена, приехали!

— Опять за яйцами куриными? — насторожился Федос.

— Нет. Мне яйца эти уже сто лет не нужны. И без лимонада проживу, подумаешь!

— Я, Федос, до вчерашнего дня не знала, что вы с Сергеем поссорились.

Лена взяла Федоса за руку. И настороженность Федоса пропала. Ссоры словно и не было.

— А я и не сержусь. Ни капельки!

— Я тоже! — с облегчением сказал Сергей.

Он хотел сказать что-то еще, но Федос остановил его:

— А на какие деньги ты лимонад покупал, Лену угощал?

12
{"b":"589666","o":1}