ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Здравствуйте! — сказал Федос.

— Приветик! — откликнулся сверху Сергей.

— Давай к нам! — весело закричала Лена, увидев Федоса.

— Хитренькая! Как это я до вас доберусь?

— А ты зайди с другой стороны. Лестница там.

Федос обогнул скирд и благополучно добрался до верху, но едва ступил на мягкую поверхность, как тут же провалился по колени в солому. Едва выкарабкавшись, принялся бегать по стогу.

— Смотри, малый, на вилы напорешься, — сказал один из колхозников, стоявших внизу.

— Пришел, так работай, а не прыгай, как жеребенок, — добавил другой.

Федосу пришлось заняться делом. Но не прошло и получаса, как старший колхозник скомандовал:

— А ну, босоногая команда, живо вниз! Кто-нибудь до амбара бегом — бригадира надо найти.

— Поехали! — Лена схватила Федоса за руку и, прежде чем он успел опомниться, потащила вниз. Они съехали со стога в кучу соломы, лежавшей внизу.

Лена вскочила первой. Поправила платьице, помогла подняться Федосу.

— Не рассыпался?

— Нет!

— Ну и хорошо. Побежали дядю Андрея искать.

В противоположном конце бригадного двора стоял необычный дом: всего-навсего две стены и крыша.

— Не достроили. Наверно, досок не хватило, — сказал Федос.

— Да ты что! — засмеялась Лена. — Это же весы.

— Весы? Разве весы бывают такие?

— Да, это весы, но не простые, а те, что машины и телеги взвешивают. Въедет на них груженая машина или телега, и видно, сколько она вместе с грузом весит. Потом груз выгрузят и порожний транспорт взвесят. Вычтут из первого веса второй, вот и получится, сколько тянет сам груз. Ну, например, картошка там или свекла.

Федос с интересом посмотрел на дом-весы.

В это время нагнал их Сергей.

— Вы что так быстро помчались?

— Так, пожала плечами Лена.

— А почему вон у той хатенки совсем стен нет? — спросил Федос, показывая на какую-то крышу с подпорками.

— А это крытый ток. Если зерно не совсем сухое убирают, то его высыпают на этот цементный пол. Здесь его сушат, перелопачивают с боку на бок, — объяснил Сергей и добавил: — У нас в колхозе и механизированную сушилку строят.

— А те вон хлева зачем?

— Не хлева, а амбары, — сказала Лена. — В них зерно хранят.

— А почему они на ножках?

— Столбики для того, чтобы вода до пола не доставала, чтобы амбар проветривался и чтобы мышам да крысам подступа не было. — Сергей говорил медленно, с чувством, с толком, с расстановкой, ну прямо как учитель в школе, и все становилось ясно.

На стене одного из амбаров увидел Федос красный щит с ведрами, лопатами, топориками.

— На случай пожара, — не дожидаясь вопроса, сказал Сергей. — Вот этот баллон с двумя ручками — это ручной огнетушитель.

Федос с уважением смотрел на своих друзей: все они знают!

Бригадира Андрея Петровича, как его здесь все называли, ребята нашли в амбаре, когда поднялись туда по высоким ступеням.

Лошади

Не так уж много времени прошло с того дня, как Федос впервые побывал на бригадном дворе, а кажется — целый год. Все теперь было знакомо до мелочей. Да что бригадный двор! Даже в конюшне Федос своим человеком стал. Бегает сюда с Сергеем почти каждый день. С колхозным конюхом дядей Степаном познакомился.

У дяди Степана лицо рябое. Он в детстве болел оспой. А брови у него густые, широкие. На вид дядя Степан угрюмый. А на самом деле — добрый.

Кто показал Федосу, как запрягать и распрягать лошадь? Он. Для Сергея все это — пустяки. А для Федоса — не так-то просто.

А кто разрешает по двору — до самого желоба водопойного и обратно — на пустой телеге проехаться? Опять-таки он, дядя Степан. И лошадей поить, и в конюшню их заводить, и сена им подбрасывать — все это удалось Федосу проделать много раз только потому, что дядя Степан и разрешил, и научил.

Сегодня Федос и Сергей возили воду к комбайну. Коня Князя дали Сергею, а ездили на нем оба. Вожжами правили по очереди: когда ехали в поле — Сергей, обратно — Федос.

Правит Федос как настоящий колхозник. Сам дядя Степан хвалит:

— По вождению «пятерка». Осталось двигатель изучить.

Наверно, и Лена похвалила бы, если увидела. Жаль, ее нет: к родственникам в город уехала.

Вечерело. Красный шар солнца опускался за горизонт. Но Федос и Сергей не уходили из конюшни. Они собирались вместе с дядей Степаном вести лошадей в ночное. Что такое «ночное»? А вот что. Время от времени лошадей ночью выгоняют на пойму[7], чтобы они подкормились там да полакомились травами сочными и вкусными.

Договорились с тетей Настей и с родителями Сергея, что дети проводят табун до поймы, а потом воротятся домой. Дядя Степан останется на пойме.

Перед отправкой лошадей надо было напоить. Пили они из длинного деревянного желоба. Пили по-разному. Одни тихо и как-то очень жадно, видимо истомившись от жажды, раздувая розовые ноздри. Другие — нехотя, поминутно вскидывая головы и всхрапывая, встряхивали густыми гривами и только тогда вновь припадали к желобу.

Наконец дядя Степан объявил «посадку».

Сергею горя мало. Вцепился в гриву Вороного, ногою в его колено уперся — рраз! — и он уже на спине коня. Сидит, как в кресле, покачивается.

А Федос? Он ведь никогда в жизни верхом не ездил. Взялся за уздечку и думает: как же все-таки на спину Князя забраться?

— Что, брат, троллейбус двери не открывает? — смеется Сергей.

— Подожди. Отнесу вот ведро и подсажу, — говорит дядя Степан.

Федосу и стыдно, и обидно.

— Ты Князя к телеге подведи, с телеги запросто залезешь, — советует Сергей. А сам на Вороном красуется. Сидит, как настоящий кавалерист.

Федосу завидно. А куда денешься? Подвел Князя к пустой телеге. Думает: «Хорошо еще, что Лены нет. Вот посмеялась бы сейчас надо мной».

Князь не сразу встал, как нужно. Сперва головой к телеге приткнулся. Но вот Федос поставил его рядом с телегой и с телеги кое-как взобрался на широкую, гладкую спину коня. Однако тут же спохватился: поводья-то внизу остались. Забыл их Князю на шею забросить.

Федоскины каникулы - i_014.png

Выручил дядя Степан. Улыбнулся, подошел, подал поводья.

Зато как здорово мчался Федос по селу! Сперва лошади шли потихоньку. Но едва Сергей пришпорил коня, все остальные помчались догонять. И Князь тоже.

Федос вцепился в гриву, боясь, как бы он не сбросил его на полном скаку. Ногами крепко сжал лошадиные бока.

И не упал. Даже весело стало: не такое уж хитрое это дело — верховая езда!

Тут лошади пошли спокойнее, и Федос даже подогнал Князя:

— Н-но!

Но у Князя на этот счет собственное мнение. Он шел, не торопясь и не меняя аллюра[8].

Льняной поезд

Четверо ребят: Сергей, Федос, тот самый рыжеволосый Петька, с которым в клубе на подоконнике рядом сидели и который горохом угостить не хотел, и еще один мальчик. У каждого запряженная лошадь. Вывозят лен с поля. Нагружают по очереди. Сперва один воз, потом другой, третий… А едут цугом — один за другим. Это Сергей придумал. Так и грузить сподручней, и ехать веселей.

Рядом с ребятами только один взрослый. Он работает вместе с ними.

И вот льняной поезд, как называет Федос колонну из четырех телег, отправляется в очередной рейс по полевой дороге.

Скрипят старые колеса, пылит дорога под копытами лошадей.

Федос, который успел приобрести повадки деревенского мальчика, лежит на животе поверх аккуратно уложенных льняных снопов и легонько шевелит вожжами:

— Н-но, Князь! Н-но!

Но Князем не больно покомандуешь, сам знает, где как идти. Что ж, это еще лучше. Можно даже на некоторое время довериться лошади, перевернуться на спину и ехать, глядя в высокое-высокое, голубое-голубое, чистое-чистое небо, любоваться белыми шелковистыми облаками. Облака, наверно, мягкие как пух. А лен, когда в снопках, не мягкий, а жесткий как проволока.

вернуться

7

По́йма — заливной луг, то есть заливаемая во время половодья и паводков низкая часть речной долины, где растут хорошие травы.

вернуться

8

Аллю́р — вид ходьбы лошади (например, галоп, рысь, иноходь).

16
{"b":"589666","o":1}