ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тетя Манефа села завтракать прямо на меже. Развязали и ребята свою пастушью сумку. С аппетитом ели сало с большими ломтями хлеба. Макали в соль мясистые помидоры.

— Вот всегда бы так вкусно было! — сказал Федос, с удовольствием разжевывая рыжую корку домашнего хлеба.

— Захотел! Так только в лесу и в поле бывает!

Запили молоком из зеленых бутылок.

— Хотя бы волк из лесу выбежал и на коров бросился! — вздохнул Федос.

— Где ты у нас волка, чих на него, увидишь? Их давно здесь нет.

— Жалко. А то бы я… Вот так! Так! Так! — Федос вскочил и начал стегать кнутом направо и налево.

— Осторожно, я же не волк, — сказал Сергей, отодвигаясь.

Оказалось, что в обед скотину не гонят теперь по дворам. Просто подводят поближе к деревне. И женщины с ведрами, накрытыми марлей, приходят доить. Когда подошли к дому лесника, вышла и тетя Настя с дядей Петрусем. Тетя — доить корову, дядя — подменить пастушков.

— Не уйду, — насупился Федос.

— До вечера будем пасти, — сказал Сергей.

Тетя Манефа, которая вернулась из дому (ребята отпустили ее глянуть на свое хозяйство), услышала этот разговор и поддержала мальчишек:

— А что? Пусть себе пасут. Не очень-то устали. Кто сызмалу сумку пастушью не потаскает, тот до старости света белого не узнает.

Дядя Петрусь молча оставил ребятам приготовленные для себя харчи и ушел.

На этот раз коров пустили по ржавой стерне. Сами уселись под одним из стогов соломы, которые торчали по всему полю перевернутыми горшками. Играли в «ножички». Сергей научил. Подолгу смотрели, как плывут облака.

Федоскины каникулы - i_019.png

— Ты кем хочешь стать? — спросил Федоса Сергей.

— Я?

— Ты.

— Сперва хотел моряком. Потом таксистом, лесником, трактористом…

— А я сперва продавцом хотел быть. Лимонад, конфеты, пряники — все вкусное продавать. А теперь, как ты, передумал: агрономом хочу. Хороший агроном знаешь что может?

— Что?

— Землю скатертью-самобранкой сделать. Вот что!

Вечером, когда пригнали коров и Федос пришел домой, дядя Петрусь спросил:

— Ноги гудят? Тяжело?

— Ага, — признался Федос и сел на скамейку.

— Зато молоко, которое сегодня на столе у всей деревни, люди пьют благодаря вам, пастухам.

Радостная улыбка появилась на усталом лице Федоса.

«Пограничники» и «диверсанты»

Кот Пыжик замаскировался среди цветов. Енот Дутик прилег напротив, на грядке, среди огурцов. Пыжик, крадучись, ползет на дорожку, посыпанную желтым песком и ведущую от ворот к дому. Ни единая травинка над ним не шелохнется.

— Как шпион к границе подкрадывается, — говорит Федос Сергею.

Они сидят на крыльце и внимательно следят за котом и енотом.

Кот уже у самого края палисадника. Притаился, ждет удобного момента для нападения. Дутик заметил противника и приготовился к отпору. Только хотел кот прыгнуть на енота, а он сам на него — скок! И покатились клубком.

— Давай и мы поиграем в границу, предлагает Сергей.

— Давай, — соглашается Федос. — Только пограничник я!

Кому охота быть нарушителем границы, диверсантом! Но Сергей соглашается: не обижать же друга. К тому же прятаться не менее интересно, чем искать.

Договорились, где можно прятаться: во дворе, в огороде, на всем участке. Но дальше — ни шагу. А дорожка от ворот до дома теперь не просто дорожка, а государственная граница. Серьезный и внимательный, ходит по ней пограничник.

Вдруг что-то — шмыг! шмыг! — перепрыгнуло на другую сторону. Пограничник всматривается в грядки, кричит:

— Сергей! Пыжик и Дутик тоже побежали к тебе. Вас теперь трое. Ничего, я все равно справлюсь!

Ответа нет: кто же станет себя выдавать!

У самого погреба шевельнулись лопухи. Мгновение и пограничник залег с палкой-автоматом. Но нарушитель тоже не прост. Он отползает назад, обходит погреб и прокрадывается заставе в тыл.

Осмотрелся, выхватил из кармана бумажку, карандаш, что-то записал. Листок бумаги прикрепил к двери дома. Сам в три прыжка очутился за столбом, на котором висит умывальник, присел, ждет.

Пограничник полежал, полежал — ничего подозрительного. Встал, снова ходит. Взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед. Подошел к хате раз, другой, третий, наконец заметил бумажку. Подошел поближе, прочел:

«Зевака ты, а не пограничник.

Шпион».

Обидно Федосу. Даже губу закусил. И в это мгновение к погребу бросился кот, а за ним енот. Палка-автомат — к плечу!

— Та-та-та! — прокричал Федос. — Дутик и Пыжик убиты!

Но «убитые» умирать не собираются. Наоборот, услышав свои имена, они, как безумные, начинают носиться вокруг дома.

— Я убил двоих! — запальчиво кричал Федос.

Маленький комочек земли ударяет его в грудь.

— Зато третий тебя кокнул. — Сергей вылезает из-за столба. — Моя взяла. Я победил.

— Мальчики, во что вы играете? — Лена появилась совершенно неожиданно.

— В границу.

— Я с вами.

— Кем же ты будешь?

— Медсестрой могу.

— Не подходит. Мы стреляем метко, убиваем наповал. Раненых и контуженых не бывает. Не нужна нам медсестра.

— Будешь помогать мне искать его, — кивает Федос на Сергея.

— Если так, то я не играю, — дуется Сергей. — Ишь, дурака нашли: их двое, я один. Пусть Лена за меня будет.

— Чего захотел! Как же я тогда один против вас двоих?

— Ползать по грядкам не хочу, — заявляет Лена. — Знаете что, прячьтесь оба. Я искать буду.

Мальчики хитро переглядываются: посмотрим, что из этого получится!

Лена зажмуривает глаза, считает до тридцати. Затем тщательно осматривает огород, весь участок. Нигде никого. Кот с енотом тоже бросили дурачиться и исчезли.

Но в одном месте легонько шевелится картофельная ботва. Потом — в другом, третьем, пятом…

— Что за чудеса! — шепчет Лена. — Почему же сразу всюду шевеление?

Она всматривается, всматривается и думает. Разгадка приходит неожиданно. Все очень просто. Среди картофеля посажены тыквы. Мальчишки натягивают тыквенные ростки, словно вожжи. И от этого сразу несколько кустиков картофеля шевелятся. Лене становится смешно. Она садится на скамейку и ждет: что же будет дальше? А над картофелем показываются уже два растопыренных пальца и слышится лай: «Р-р-р… Гав-гав!» Ах вот оно что! Пальцы, должно быть, изображают собачьи уши…

По лицу девочки пробегает улыбка.

— Ну ладно, подождите! Раз граница, так будет, как на границе!

И Лена бежит к хлеву. Навстречу ей вылезает из конуры Дунай. Лаять на Лену он не стал: они ведь знакомы. Только вопросительно смотрит своими большими глазами: зачем пожаловала?

Девочка достает из кармана фартука и бросает собаке конфету. Дунай хлопает пастью и на лету ловит угощение. Мгновенно проглатывает и еще ласковее смотрит на Лену.

А Лена колеблется секунду, а потом решительно подходит к конуре и выпускает Дуная. Тот, почуяв свободу, мчится галопом к калитке. Но калитка заперта, и приходится вернуться назад.

Вдруг где-то в углу участка слышит Дунай: «Гав! Гав!»

Этого, естественно, стерпеть нельзя, и Дунай бросается туда.

Его ободряет голос Лены:

— Ищи их, хорошо ищи!

И тут же, словно в ответ, голос Сергея:

— Ой! Спасите! Дунай рубашку порвет!

Диверсант выскакивает из-за высокой ботвы, машет руками. Дунай крепко вцепился в его рубаху.

— Пусти, Дунай! Как не стыдно! Ко мне! — кричит Федос.

Собака отпускает Сергея и с радостным визгом кидается на знакомый голос. Федос только немного приподнялся, чтобы посмотреть, что с Сергеем, а Дунай уж и его самого сбил с ног. Он не кусает хозяина, но рад с ним пошалить. Потом Дунай бежит куда-то вправо и выгоняет из огорода спрятавшихся там Дутика и Пыжика.

Диверсионная группа вражеских лазутчиков полностью ликвидирована. Лена стояла на дорожке-границе, сложив ладони под подбородком и дурашливо качая головой:

24
{"b":"589666","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путешествие домой. Майкл Томас и семь ангелов. Роман-притча Крайона
Поле зрения
Некрасавица и чудовище. Битва за любовь
Мистер
Инструктор ОМСБОН
Ниндзя с Лубянки
Хозяин Черного озера
Русское искусство. Для тех, кто хочет все успеть
Жемчужные тени (сборник)