ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы видели, как накануне 9 сентября к Софии день и ночь двигались тысячи крестьянских подвод, груженных хлебом нового урожая. То же самое происходило во всех городах Болгарии. Миллионы крестьян в этот великий день освобождения словно присягали своим трудом на верность народному правительству. И, конечно, не промышленных товаров в изобилии ждали крестьяне взамен. Пока товаров еще мало в Болгарии. Болгарские крестьяне, отдавая свой хлеб, сливали свои силы, свое сознание в единую реку народного движения, направленного на борьбу за национальную независимость свободной демократической Болгарии.

И когда мы видели в воскресные дни в десятках сел и деревень, как самоотверженно отдают свой труд жители городов болгарским крестьянам, мы не могли не оценить, с какой убедительной силой крепнет этот всеобщий союз трудящегося народа. И мы видели в этом не только материальную помощь города деревне, но и его духовную энергию, с помощью которой меняется, укрепляется внутренний мир болгарского крестьянства. Так в этом братстве складывается новый тип людей новых демократических стран, так утверждается нерушимая сила единства трудящихся Болгарии.

Более 7 тысяч работников интеллигентного труда отдают свои воскресные дни просвещению болгарского крестьянства. И это свидетельство не только культурного подъема болгарской деревни, но и перестройки сознания крестьянина, который раньше в интеллигенте видел барина, белоручку, аристократа. Для самой же болгарской интеллигенции приближение к народу является значительным моментом в укреплении сознания ее огромной общественной роли.

Так мы увидели в деревне Режио Койна ре ректора Пловднвского университета, руководителя кафедры агрономии профессора Христо Даскалова.

В этой деревне существует трудовой земледельческий кооператив. В феврале 1945 года кооператив объединил 153 человека с 60 гектарами земли, а уже осенью того же года в него вошло 353 человека с 900 гектарами земли. Кооператив имеет трактор, 60 лошадей, 60 волов. Для обеспечения полей водой кооператив располагает 14 электропомпами, приобретенными при помощи банкового кредита у государства, и орошает ими 550 га. В период жестокой засухи благодаря искусственному орошению были спасены посевы. Кооператоры получили урожай по 2200 килограммов с гектара, в то время как в лучших индивидуальных хозяйствах собрано по 50 килограммов. Благодаря правильной организации труда в Режио Койнаре земледельческий кооператив собирает по два урожая картофеля и кукурузы. Он располагает животноводческой фермой, породистый скот для которой был приобретен на беспроцентный кредит, полученный в государственном банке. Доход кооператива между его членами делится следующим образом: 60 процентов идет на оплату трудодней, 10 процентов уходит в кооперативный фонд и 30 процентов — земельная рента, которую получают члены кооператива за свой земельный пай.

Благодаря помощи государства и высоким формам организации производства кооперативы своей продуктивностью намного превышают продуктивность равных но площадям индивидуальных хозяйств. Каждый из членов кооператива подписал обязательство выработать: мужчины — не менее 180 трудодней, женщины — не менее 120. Подобных трудовых земледельческих хозяйств в Болгарии насчитывается 465 — они объединяют 40 тысяч членов. 30 МТС обслуживают кооперативные и частные хозяйства. В 1946 году кооперативные хозяйства выдержали серьезные испытания, преодолев бедствия засухи. Большая часть кооперативов собрала средний урожай, а некоторые — даже значительно выше среднего урожая.

Многопольная система земледелия, механизация, более совершенные формы организации труда сделали кооперативы наиболее эффективными производителями сельскохозяйственной продукции. Понятно, что крестьянство, приобщенное к высоким формам производства, является наиболее передовым в своем общественном сознании и культуре.

Профессор Христо Даскалов сказал нам, что он приезжает сюда, как в сельскохозяйственную академию, ибо здесь воплощается то, что казалось до сих пор достоянием книжной науки. Он сказал нам с волнением:

— Всю свою жизнь я учил молодежь самым высоким достижениям сельскохозяйственной науки. Но сердце мое грызла мучительная тоска, когда я думал о том, насколько бесплодны для нее будут эти знания. Ведь ничего из того, чему я учил молодежь, нельзя было применить на нашей земле. Для нищих крестьян с крохотными наделами они были бессмысленны. Для богатых владельцев обширных полей они были не..нужны — дешевизна труда батраков исключала всякую, мысль о механизации, севооборот был также невозможен. Не интересы продуктивности, а коныонктура биржи определяла необходимость посева той или другой культуры. Землю грабили так же варварски, как и народ. Мы, ученые, выступали в жалкой роли мистификаторов. Я чувствовал себя всю жизнь в положении врача, который умирающему от голода выписывает лекарство от головной боли. Ученый, сознающий всю бессмысленность науки и знаний!.. Вы понимаете, как тяжело было это переносить годами, десятилетиями! А вот сегодня я читал здесь лекцию о Тимирязеве, и эта лекция превратилась в производственное совещание. Я волновался так, как никогда в жизни, потому что видел, чувствовал, как я сам, мои знания становятся животворящей частицей моего народа. Никогда я не думал, что мне удастся ощутить вот такую полноту счастья ученого, какую я сейчас переживаю.

Профессор Христо Даскалов показывал нам хозяйство кооператива, его поля, обремененные золотой тяжестью плодородия. Прозрачная, чистая вода, нагнетаемая электропомпами, текла по цементированным канавкам к жаждущим посевам. Раскаленное солнце теперь уже никогда не сможет выжечь их. Загорелые люди работали на токах. Зерно журчало в желобах, наполняя мешки. И здесь, на току мы увидели написанные местным живописцем портреты тех крестьян, которые лучше всех работали. На портретах они были украшены огромными венками из хлебных злаков. Простые, болгарские крестьяне! Разве знали они когда–нибудь такие почести за свой труд, ставший ныне радостным и плодотворным.

Мы видели новую болгарскую деревню, видели, как в неразрывном народном единстве разрешаются огромные задачи, видели и помехи, и ошибки, допущенные нетерпеливыми и неопытными людьми. Но разве путь к счастью шел когда–нибудь ровной дорогой?! Болгарский народ взял власть в свои руки, и этими руками труженика он преобразовывает землю, закаляясь, мужая в борьбе, обретая государственную мудрость и зоркость.

Прощаясь, профессор Христо Даскалов попросил нас захватить с собой двух молодых крестьян, будущих студентов агрономического факультета. Они ехали в Пловдив сдавать экзамены. Профессор сам готовил их.

— Это талантливые люди, — сказал профессор. — И отличные практики. Портреты их вы уже видели. Мы сейчас в три раза увеличиваем число студентов на нашем факультете. Вы понимаете, как нужны сейчас стране ученые, специалисты…

Проезжая через горный перевал, мы остановились, чтобы взглянуть на равнину, погруженную в темноту. И мы увидели деревню Режио Койнаре, она как созвездие горела электрическими огнями. И один из будущих студентов сказал нам:

— Нашу деревню электрифицировали городские рабочие, они приезжали к нам по воскресеньям и сделали все бесплатно. Какие хорошие люди!..

Новая, проложенная сквозь каменные склоны дорога вела нас к новым встречам с новыми людьми, и мы поторопились к машинам, чтобы ехать дальше.

1947 г.

БОЛГАРСКАЯ МОЛОДЕЖЬ 

Молодежь — это будущее народа и его настоящее. Изучая страну, вглядитесь в духовный мир ее молодежи, и вы безошибочно сможете судить о культуре страны, морали, ее политике. Не будучи прорицателем, вы сможете представить и грядущее этого народа, ибо молодежи суждено осуществлять его. Это видно на примере Болгарии.

Болгария — аграрная страна. Ее всегда грабили иноземные захватчики. В стране был всегда металлический голод, и ее плодородие скупали за грошовые погремушки. И сейчас кое–кто за рубежом хотел бы, чтобы Болгария и впредь оставалась аграрной страной без собственной промышленности. Но Еремена изменились, братские страны оказывают Болгарии посильную помощь. Болгария встала на путь индустриализации. Это потребовало жертв, героического трудового подвига.

106
{"b":"589667","o":1}