ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Свыше ста тысяч болгарских юношей и девушек добровольно организовались в трудовые бригады, приступили к строительству основных, главных промышленных сооружений. Они строят сейчас первый индустриальный город — Димитровград. В центре бассейна Марнцы создается мощная гидроэлектростанция, она даст ток будущему заводу азотных удобрений и сотням других предприятий. Это будет поистине первый город молодежи Народной республики.

Молодежь работает на постройке гидростанции Копринка иа реке Тундже, вблизи города Казаплык. Специальный капал длиной в 45 километров будет проводить воду к долинам Средней горы, откуда по другому каналу будет орошаться Старо–Загорская равнина. На протяжении канала будет построено еще три электростанции. Молодежь работает на Роспце по созданию самого большого водохранилища в Болгарии, воды которого оросят Придунайскую долину и приведут в движение мощные гидроэлектростанции. Вся Плевенская область будет обслуживаться электроэнергией этой станции.

Героическая болгарская молодежь проламывает, пробивает горный проход через скалы Хаин–Боаза. Этот горный проход соединит самым коротким путем через Балканы города Русе и Тырново с Фракией. Он свяжет обе плодородные равнины Болгарин — Северную и Южную. Длина перевала 32 километра. 18 тысяч молодых строителей идут к завершению своего труда. Молодежь строит новую железнодорожную линию Перник — Волуяк. Для ее прокладки необходимо вынуть полтора миллиона кубометров грунта, соорудить 38 мостов, пробить три туннеля.

Можно было продолжить перечень объектов, на которых самоотверженно работает болгарская молодежь. Но дело не только в характеристике экономической важности этих строительств, важно, как работает болгарская молодежь. А мы видели, как она работает. Строительство линии Перник — Волуяк идет в горах. Не землю, а камень приходится вынимать молодежным бригадам. А инструмент у них только кирка и лопата. Они работают в три смены, день и ночь, твердую породу разбивают ломами. Единственное средство механизации — вагонетки. Каждая вагонетка украшена надписью–клятвой. На бортах — цифры выполнения плана звеном. Одеты ребята в синие комбинезоны из легкой вылинявшей ткани. Но с какой гордостью носят они свои мундиры героической трудовой армии! И посмотрели бы вы, с каким уважением смотрят люди на юношу и девушку, одетых в этот невзыскательный комбинезон. Да, это настоящее и будущее Болгарии!

Значение героического трудового подвига болгарской молодежи не только в том, что она осуществляет сейчас важнейшее строительство для страны: есть другая сторона, не менее важная. Здесь, в этих многотысячных бригадах, складываются, выкристаллизовываются новые черты новых людей. Здесь рождается и закаляется вдохновенная вера болгарского народа в свои творческие силы. Почти все социальные слои болгарской молодежи участвуют в этих работах. Шляпочник Георгий Павлов, гимназист Стаяв Димитров, счетовод Бронка Брайков, крестьяне Дншо Денев, Колю Златев — все они выполняют нормы на 130 процентов. Впервые взявшись за этот тяжелый труд, они работают лучше профессиональных землекопов, хотя самому старшему из них — 22 года.

Мы спросили Колю Златева: охотно ли отпустили его родители на эти бесплатные работы, когда в деревне сейчас страда? Златев сказал нам:

— Эти работы не бесплатные. Через год из Росицы мы получим воду для наших полей, и у нас не будет больше никогда засухи.

— Но ведь вы работаете не на Росице.

— Это все равно, — сказал Колю Златев, — я работаю на нашу республику. А другой там, в Росице, работает на меня, на наши деревни. — И Златев сердито добавил: — Зачем вы меня так спрашиваете: бесплатно! Здесь все наше.

Да, болгарская молодежь борется сейчас за счастье. Борется с высоким вдохновением, неудержимым энтузиазмом. Слишком долго ее молодые силы были стиснуты могильной плитой иноземного господства. И сейчас с жадной силой освобожденная молодая Болгария расправляет свои плечи. Вековые чаяния болгарского народа слились с той политикой, которую осуществляет правительство Отечественного фронта. И поэтому народ так ясно видит свое единство с государством и вкладывает добровольно и самоотверженно свой труд в государственную стройку. И он уже привык говорить: наша плотина, наш завод, наша дорога.

Мы осматриваем огромные работы, которые производит болгарская молодежь на Росстрое. Объем этого водохранилища — 200 миллионов кубометров воды. Оно оросит 40 тысяч гектаров земли. 240 тысяч кубометров бетона лягут на плотину. 12 километров туннеля пробили молодежные бригады в горных хребтах для главного канала. Здесь работает третий молодежный батальон. По постройке нас водил Христо Попов — двадцатилетний ударник, выполняющий норму на 135 процентов. Рассказывая о сооружении, он говорил нам так, словно оно уже вступило в строй. Этот юноша уже тревожился о том, кто будет обслуживать мощные агрегаты будущей электростанции. Он думал о том, что из недавно открытого политехникума в Софии не успеют выйти новые инженеры, а гидроэлектро станция вступит в строй уже через полтора–два года.

Маленький государственный деятель новой Болгарии с опухшими от кирки ладонями, в обтрепанном комбинезоне ходил по постройке как хозяин, он отдавал приказания своим бригадирам так, словно был опытный строитель уже многих гидросооружений. Это он со своим подразделением пробивал шестикилометровый туннель в горном хребте и стал уже видным специалистом по скальным работам.

Рассказывая об одном инженере, работающем на строительстве, он так охарактеризовал его:

— Это знающий инженер, но он не имеет никакого опыта в подобных работах. Мы его спрашиваем, как лучше провести работы с теми средствами, которыми мы располагаем. А он каждый раз предлагает проекты, где все основано на таких строительных машинах, которых у нас пока нет. Когда приезжали иностранные журналисты, он сообщил, что все скальные работы проведены с помощью специальных машин. А ведь мы все продолбили ломами и кирками, а он стыдится об этом сказать. А им непременно нужно было бы знать, как без всяких машин мы построили туннели, чтобы они поняли, как наш народ делает все сам, потому что это нам нужно, потому что без этого мы не можем жить спокойно, счастливо и независимо.

С высоты горного кряжа, еще освещенного заходящим солнцем, мы смотрели вниз, в ущелье, где уже в сумерках при свете зажженных электрических ламп работали тысячи людей. Стук кирок, лопат доносился сюда, словно мерный отдаленный звон. Уже можно было отчетливо проследить контуры будущего сооружения, уже смонтированы бетономешалки, камнедробилки, бункера, проложены пути для вагонеток с бетоном. Мы беседовали уже с крестьянами сел Горскокосово и Бара, месторасположение которых будет покрыто водой. Мы спрашивали жителей — не жаль ли им покидать родные места? Они сказали нам:

— Вы лучше спросите человека, у которого врач снял бельмо с глаза, жаль ему расстаться с этим бельмом или нет. Мы жили в темноте, теперь у нас будет электричество. Мы жили на бесплодной каменистой земле только потому, что она находится у реки. Теперь мы пойдем на плодородную землю, и вода пойдет вместе с нами туда и сделает ее по–настоящему плодородной, потому что до этого эта земля была сухой и негодной, как старая подошва.

Мы покидали ущелье Росицы с радостным чувством. Мы увидели здесь не только настоящее новой Болгарии, но и ее светлое прочное будущее.

1947 г.

СТРАНА-ТРУЖЕНИК

Мне привелось быть трижды в Болгарии. Я был свидетелем революционного народного восстания в сентябрьские дни 1944 года. Я видел, как болгарский народ поднялся на борьбу с немецко–фашистскими оккупантами, с каким восторгом он встречал победоносные войска Советской Армии и с каким единодушием приветствовал создание Народной демократической республики.

Через три года я снова побывал в Болгарии. Болгарский народ с бескорыстной помощью Советского Союза приступил к созданию фундамента социалистической экономики. Огромные трудности еще стояли перед страной.

107
{"b":"589667","o":1}