ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оба агента удобно устроились на стульях в салоне. Предводитель GoS скромненько присел на пуфике. Начал Мульда:

— Вы являетесь шефом хакерской группы «Боги Туфты». И не отрицайте. — Мульда поднял руку, предупреждая желание Крыси возразить. Ваша группа — самая лучшая во всей Польше, можно сказать — одна из лучших во всем мире. Говоря откровенно, все «Короткое Замыкание» перед вами готово снять шляпу, но своими действиями вы нарушаете закон. У нас на вас целая папка материалов. Достаточно лишь передать ее прокурору, и небо в клеточку вам обеспечено лет на пятнадцать. Понятно?

Совершенно перепуганный и сломавшийся Крыся лишь кивнул.

— Но у нас для вас имеется одно предложение… — вступил на сей раз Розвадовский-Штольц.

В глазах у магистра Крыси блеснула искорка надежды.

ОВАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ В БЕЛОМ ДОМЕ, ВАШИНГТОН, США

Президент Соединенных Штатов Америки, Джозеф Левинский, поудобнее уселся на стуле, глянул на посла Республики Польша и рассмеялся.

— Вы уж простите мне мой смех, но то, что вы планируете в своей Польше, это просто коварство и варварство. Соединенные Штаты являются оплотом демократии, справедливости и правопорядка, и потому не поддержат эту вашу операцию «За Сфинкса».

— Нам и не нужна ваша поддержка, — начал объясняться польский посол, Ежи Островский. — Нам нужен лишь ваш нейтралитет, ну и, самое большее, чтобы вы «придавили» на Россию через дипломатические каналы. Для нас, поляков, данная миссия — это дело чести…

— Поляки и честь! Вы смеетесь!

— Господин президент… — попытался вмешаться государственный секретарь Майлз.

— Прошу прощения, — поправился президент. — Что-то меня понесло. Тем не менее, Соединенные Штаты никак не станут участвовать в этой варварской операции! Это мой окончательный ответ!

— В таком случае, — не проявляя каких-либо чувств, продолжил посол, — вы нам не оставляете какого-либо иного выхода.

Президент и госсекретарь с недоверием глядели на упрямое выражение на лице Островского. В конце концов, Левинский решил сбросить пар:

— Так ты угрожаешь нам объявлением войны!

Посол отметил, что разозлил президента не на шутку. Левинский перешел на «ты».

— У нас нет никаких шансов в столкновении со всей мощью Соединенных Штатов, — спокойно продолжил Островский, — но…

Посол значительно понизил голос.

Левинский прищурился, пытаясь понять все последствия, исходящие из этого краткого «но…». В конце концов до него дошло, и он снова хотел было рассмеяться, но как-то сдержался. Официальный дипломатический представитель не стал бы бросать слов на ветер.

— Неужто вы угрожаете нам атомным ударом? — спросил он недоверчиво.

Посол прикрыл глаза и кивнул.

Левинский ржал до болей в животе. Государственный секретарь тоже не выдержал. Наконец они успокоились, а президент, утирая слезы, сказал:

— Ну откуда у вас ракеты с ядерными боеголовками? Ведь ваша наука всего лишь на пару десятков лет опережает страны третьего мира?

— У нас имеется доступ в Интернет, придуманный, кстати, вами, и самые лучшие хакеры мира.

— И как все это связано?

— Наверняка вы слышали о взломе правительственного сайта Китая? Это сделали наши хакеры из группы «Боги Туфты». У Китая имеется серьезный ядерный арсенал. Что удалось один раз, может и повториться.

Президент побледнел:

— Вы этого не сделаете!

— Ну почему же. Мы вломимся в систему обороны России и направим их ракеты на вас. Польша сделалась посмешищем среди всех наций. Наших граждан, причем, граждан с прекрасными умами, оказывается можно безнаказанно убивать. И никто не хочет стать на нашей стороне. Но вам кое-что следует узнать про «полячков»[3]: если кто-либо начинает над ними издеваться, «полячки» делаются крайне опасными и кусают где-только можно и чем только можно.

— Ебал я вашу народную память о погибших, насрать мне на то, что над вами смеются, а всю вашу дешевую похвальбу относительно ядерного нападения можете сунуть себе в жопу!

— Господин президент… — вновь начал успокаивать президента госсекретарь.

— Простите.

Посол вытащил из кармана сотовый телефон.

* * *

Мульда положил трубку.

— Можете начинать, Крыся. Если взлом вам удастся, можете рассчитывать на свободу и работу в МАТРИКЗ. Врубился, парень?

Магистр «One» Крыся только кивнул, щелкнул пальцами и надел наушники. Пальцы полетели над клавиатурой.

— «Боги Туфты» работают в последний раз, — бросил он в микрофон.

* * *

— Долго нам еще ждать? — уже в полнейшем раздражении спросил президент.

Посол, тоже обеспокоенный, глянул на часы.

Зазвонил телефон. Президент изумленно глядел на красный аппарат. «Горячая линия» с Москвой.

Через пару минут, совершенно взбешенный, он бросил трубку.

— Идиоты! Что же вы натворили, полячки! Русские разрывают договор о разоружении! По их мнению, какой-то пидор из Пентагона попытался вломиться в их систему обороны, обезвредить все программы управления и вызвать взрыв ракет в шахтах! Придурки! Сорок лет холодной войны псу под хвост!..

— Ничего не случилось, — посол поднялся с места, направляясь к выходу. Пока-что ничего не произошло. Это была только проба наших возможностей…

— Ваших!? Но ведь это же кто-то из Пентагона…!

— Ох, — Островский скромно улыбнулся. — Нам не хотелось уничтожать мифа, будто вы самый замечательный народ в мире, и не только в вопросах демократии и патетики.

Президент побагровел и начал сопеть:

— Уебывай, польская свинья! Никогда мы не поддержим вашу операцию! Никогда в жизни!

— Мы не нуждаемся в вашей поддержке. В то время как вы с русскими будете обмениваться дипломатическими нотами, мы в устроим небольшую дымовуху на Ближнем Востоке.

ЗДАНИЕ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЕГИПТА В КАИРЕ

— Аюджил ибн Рашид, слушаю.

— Это госсекретарь Уолтер Майлз, добрый день.

— Добрый. Не звоните же вы мне посреди ночи только лишь за тем, чтобы поздороваться?

— Нет. Хочу вам передать, что поляки готовят небольшую дымовуху у вас в стране…

— Может, сообщите какие-нибудь подробности? Постараемся предупредить неприятные для всех нас события…

В ТО ЖЕ САМОЕ ВРЕМЯ. ПИРАМИДА ХЕПСА, ГИЗА, ЕГИПЕТ

— Пан майор Клош!

У подножия пирамиды Хеопса редко когда поздно ночью можно услышать польскую речь. Но сегодня тьма египетская вокруг комплекса Великой Пирамиды польскую речь слышала.

— Пан майор Клош! И почему эта дрянь такая огромная!

— Только тихо, сержант Кропидло! И никаких званий, понятно?!

— А вы сами, пан майор…

— Я — это я. Быстро закладывайте заряды и сматываемся в Израиль.

— Пан ма… Клош! У нас слишком мало взрывчатки на эту гору развалин!

— Не выебывайтесь тут, сер… Кропидло! Два грузовика пластита разъебут тут все по кусочку!

— Оно может и так, только ж устанавливать надо месяца три…

— Блин, Кропидло, не умничайте мне тут! Парни по вопросам логистики всегда правы! Можете быть уверены, что прежде чем рассчитать количество взрывчатки, необходимого для взрыва этого дерьма, наверняка были консультации со специалистами, то есть, с египтологами и археологами!

— Какими еще археологами? Какими египтологами? Они же все погибли возле пирамиды. Так откуда знать логистикам? Из книжек? Вы, пан ма… тьфу! Клош, шутите! У нас, в отряде ГРОМ, один только писарь в библиотеку ходит, да и то берет лишь японские комиксы. Ребята по вопросам логистики рассуждали, что раз уж пирамида Хеопса — это самое здоровое строение в Египте, то уж наверняка не больше Дворца Культуры[4] в Варшаве, поэтому пластита дали меньше, чем было бы нужно для Дворца!

вернуться

3

Презрительное название поляков в американских анекдотах — Примечание переводчика.

вернуться

4

Исключительно для Наумовича, любителя сносок. Дворец Культуры в Варшаве — подарок советского народа польскому, дура огромная, символ порабощения Польши Советами.

2
{"b":"589668","o":1}