ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Во славу Отчизны, — ответили ему пассажиры автобуса, но без запала, с которым майор произнес этот девиз.

Я снова поднял руку, чтобы все-таки задать мучивший меня вопрос. На сей раз Савицкий разрешающе кивнул.

— Пожалуйста, капитан Пивовский, слушаю.

— Насколько я понимаю, — начал я, осторожно подбирая слова, — генерал Пьентас принял во внимание, что Украина еще располагает несколькими десятками ядерных боеголовок, оставшимися от бывших стратегических сил СССР?

— Именно, — ответил на это полковник. — Потому-то вы и направляетесь в Бастион. Лично я не считаю, что Украина владеет ракетами, способными для перемещения этих боеголовок, что, собственно, и подтверждают данные нашей разведки. Но генеральный штаб решил, что стоит предпринять все меры безопасности на случай ограниченной ядерной атаки, который кажется абсолютно невозможным в центре Европы. Последствия были бы трагическими для всех граничащих с Польшей стран, в том числе — и для самой Украины, если принять во внимание восточные ветры, дующие более трехсот дней в году. Не думаю, чтобы Киев был способен на ответную акцию в таком масштабе, причем — против страны, входящей в НАТО.

— А Россия? — спросил кто-то с первых сидений.

— Украина еще не подписала никаких конкретных пактов с конфедерацией России и Белоруссии, хотя уже и близка к этому. Впрочем, при обострившейся ситуации в Азии глаза Кремля будут обращены на Китай. Солдаты, эта война была тщательнейшим образом запланирована, и она завершится нашим успехом в течение ближайших дней.

— Четыре реформы, начиная с конца девяностых годов, тоже были тщательно распланированы, — бросил кто-то, — но как-то до нынешнего времени мы вынуждены расхлебывать их последствия. И конца края этому не видать.

Похоже, что это должно было прозвучать как шутка, но никто не рассмеялся. Савицкий грозно поглядел на автора последних слов.

— Пан поручик, похоже, не разделяет мнения генерального штаба, — процедил он тоном живодера, который вот-вот возьмется за разделку пойманных собак.

— А не разделяет, — не смущаясь, ответил ему лысоватый тип, сидящий в третьем ряду, возле окна; теперь мне было прекрасно видно, кто говорит. — Имел оказию служить в разведке и не соглашается с мнением правительственных экспертов. Впрочем, фронтальное наступление на Украину без объявления войны — это нарушение всяческих трактатов и договоров, чего Польше не забудут. Быть может, правительству кажется, что таким образом оно отвернет внимание общества от собственных выкрутасов, или же это спасет хромающий бюджет. Тем не менее, нам всем известно, что эта война, точно так же, как и сотни других шагов наших властей, закончится тотальным хаосом. Могу поспорить, что члены кабинета министров вместе с семьями уже со вчерашнего дня сидят в бункерах под Радзимином. И уж это наверняка не ушло от внимания российских агентов, может даже и украинских, не говоря обо всех остальных.

— Может так, а может и нет, — загадочно ответил на это Савицкий. — Лично я здесь не затем, чтобы обсуждать политические взгляды, поручик Завадский, ни о том, где сейчас находятся министры и члены их семей. Я обязан подготовить вас к службе в Бастионе, вот и все. У других имеются какие-нибудь замечания и вопросы?

Как по команде поднялся лес рук. Савицкий покачал головой, приказывая их опустить.

— Спокойно, солдаты. Всем я ответить просто не успею. У нас всего лишь минут пять. Возможно, за это время мне удастся сделать идею Бастиона более близкой вам. — Было не похоже, чтобы он желал отвечать на большинство вопросов, которые сами просились на уста пассажирам, и поэтому продолжил тоном, не терпящим противоречий. — Вермахт оставил в 1945 году более шестнадцати километров тоннелей и двадцать помещений, используемых в качестве складов; некоторые из них располагаются в самом центре массива Шлензы. Наши инженеры перестроили штольни и провели штреки к множеству новых помещений, о существовании которых еще два-три года назад никто и не догадывался. К настоящему моменту комплекс Бастиона является полностью самодостаточным. Открытых нами и изолированных в течение миллионов лет резервуаров подземных вод хватит для предусмотренного числа обитателей на десятки лет. Системы фильтров, оставленные немцами и модифицированные в прошлом году в рамках европейских систем по охране окружающей среды, являются наиболее производительными во всем мире. По теории они были созданы для потребностей заводов и атомной электростанции в Жарновце, но они же оказались просто идеальными для проекта «Бастион». Защита впускных тоннелей такая же замечательная. Смею утверждать, что даже попадание в массив Шлензы нескольких проникающих боеголовок не сможет серьезно нарушить всего комплекса. Даже система «Норад» под горой Шайен не обладает лучшей защитой. Мы подготовились также и к возможности ведения боевых действий по окончанию периода заражения. В ближайших к поверхности камерах находится несколько батальонов танков «Тварды» и два дивизиона размонтированных самолетов и вертолетов «Сокол 666» на транспортерах. Все это хранится вместе с необходимыми запасами запчастей и топлива, подготовленными для долгосрочного хранения и действия. Одна из штолен была переделана под подземную взлетную полосу…

— И сколько же все это, черт подери, стоило? — снова спросил Завадский. — Ведь подобного рода проект должен был поглотить львиную часть бюджета министерства обороны, а я как-то не заметил там подобного рода расходов.

— Не ваше дело, — буркнул Савицкий, явно разозленный настырными вопросами.

— А чье же, позвольте спросить? — не сдавался поручик. — Миллионы пенсионеров не имели средств, чтобы купить лекарства, а вы потратили миллиарды на какой-то долбаный подземный аэродром?

— Не перегибайте палку, Завадский, — строго заметил майор. — Это война, и вы подчиняетесь законам военного времени, обсуждение же приказов вышестоящих означает только одно. Военный суд. И пулю в лоб. Я достаточно ясно выражаюсь?

— Вы прекрасно знаете, пан майор, что это как раз людей, которые сунули нас во всю эту кашу, следовало бы отдать под суд, — ответил ему Завадский, хотя и более спокойным тоном. — Последние несколько лет наша страна очутилась на самом краю экономического краха, потому что большая часть фондов уплывала на проекты больного воображения пары безумцев. Украина ответит ядерной атакой на радостный поход наших дивизий, что бы вы нам тут не говорили. Хотя бы потому, что у нее нет действующей армии, способной удержать кого угодно обычными методами. Пускай даже настолько слабо подготовленных и вооруженных соединений, как наши. Эти боеголовки — это их гарантия. Единственная гарантия. И потому-то они их и применят, когда увидят, что на них напали. Президент Рогатый — это трус, точно так же, как и весь тамошний генералитет. Все они конъюнктурные аппаратчики. Уже через десять минут после того, как им станет известно, что наша армия перешла границу, они прикажут взорвать хотя бы часть зарядов над западной Польшей. Особенно сейчас, когда индийцы и китайцы показали, что такое оружие применить можно, они колебаться уже не станут. И вы должны это знать, пан майор. Наш отдел подготовил подобный анализ для генерального штаба уже более трех лет назад.

— Хватит, поручик! — неожиданно рявкнул Савицкий. — По прибытию в Бастион вы будете тут же арестованы и отданы под суд! — Он предупреждающе ткнул пальцем в непокорного солдата. — Никакого ответного удара не будет, вот и все. Мы являемся членами НАТО, и никто, тем более, такая бедная страна как Украина, не рискнет воевать со всем альянсом. Приготовиться, мы приближаемся к Бастиону.

— Насколько мне известно, напав на Украину, мы нарушаем несколько параграфов нашего договора с альянсом, а это совершенно меняет дело…

— Молчать! — заорал Савицкий. — Кем это вы себя считаете, поручик, что поучаете экспертов генерального штаба и правительства!

Завадский не ответил. Он лишь мрачно ухмыльнулся, не спуская глаз с побагровевшего лица майора. Я выглянул в окно и увидал, что автобус едет по лесной дороге. Когда мы выехали за пределы города, сквозь затемненные стекла мало чего удавалось заметить. Я размышлял над словами младшего офицера разведки и пришел к выводу, что в сказанном им была большая доза вероятности. Ведь ехали же мы за чем то в военную базу, скрытую внутри горы, которая должна была защитить нас от потенциального ядерного нападения. Прежде чем я пришел к более конкретным выводам, автобус остановился. Внутри царило молчание, которое опять нарушил Завадский.

48
{"b":"589668","o":1}