ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В надписи на монете выделенные латинские буквы MDCIIIII. Они составляют число 1605 — год заговора. Буквы V в тексте не нашлось, поэтому пришлось использовать пять букв I.

Не секрет, что Макбет был написан, если и не для короля Якова непосредственно, то уж с изрядной долей подхалимства. Вероятно, Шекспир знал об этой медали. А слова заговорщицы Леди Макбет — это изящная аллюзия на Пороховой заговор и Гая Фокса.

В английской поэзии есть ещё один интересный отрывок, в котором речь идёт о тетраграмматоне. Это четырнадцатая строфа первой песни поэмы Байрона «Дон Жуан».

Жена Байрона обладала научным складом ума. Поэт даже называл её «принцессой параллелограммов». Черты своей жены Байрон придал Инесе, матери Дон Жуана. К сожалению, в самом распространённом переводе мать Дон Жуана выглядит комически придурковатым синим чулком.

Еврейский и английский языки
Инеса без труда постигла тоже:
Она считала, что они «близки»
И в некоторых случаях похожи.
Читая песнопенья и стихи,
Она вопрос обдумывала все же —
Не одного ли корня, что Эдем,
Известное британское «god damn»?
(перевод Татьяны Гнедич)

У Байрона в оригинале Инеса замечает одна забавное различие менталитетов евреев и англичан. Поскольку евреям замрещено произносить тетраграмматон, наиболее ортодоксальные иудеи даже пишут «Б-г» вместо «Бог» и G-d вместо God. В то же время, англичане дефисом заменяют буквы в ругательстве: god d — n вместо god damn. Перевести эту строфу следовало бы, например, так:

Ей нравились английский и иврит.
Ей виделось подобие меж ними.
Я слышал, как однажды говорит
Она про недозволенное имя:
«Забавно, все же, как джон буль и жид
Расходятся дефисами своими —
Когда евреи стонут «Б-жья длань…»
Британцы восклицают «Божья ср-нь!»
(перевод Александра Шапиро)
She liked the English and the Hebrew tongue,
And said there was Analogy between «em;
She proved it somehow out of Sacred song,
But I must leave the proofs to those who’ve seen ’em,
But this I heard her say, and can’t be wrong,
And all may think which way their Judgements lean ’em,
««Tis strange — the Hebrew Noun which means «I am,»
The English always use to govern d——n.»

Глава 3

Рыцарь или Ричард?

Согласно верованию африканского племени адого, чтобы стать храбрым, надо съесть львиное сердце. Выражение «львиное сердце» означает мужество и рыцарскую отвагу, а образ смелого короля-рыцаря даже стал одним из стереотипов поп-культуры. В этом есть некоторая ирония, поскольку король Ричард Первый получил прозвище Львиное Сердце за звериную жестокость. Так его стали называть после того, как во время крестового похода он казнил в городе Акра более двух тысяч заложников, не получив за них выкупа. Но воевал Ричард Львиное Сердце много и умер от заражения раны, полученной в бою.

Вообще, за всю историю Англии со времен её завоевания норманнами лишь один английский король погиб в бою — Ричард Третий. Это произошло в 1485 году во время битвы при Босворте. Во время этого решающего сражения один из союзников короля перешел на сторону его противника, графа Ричмонда. Положение Ричарда Третьего стало критическим и он воспользовался последним шансом, чтобы выиграть битву — попытался сам убить графа Ричмонда. Эта фантастическая попытка была близка к успеху: проявив чудеса храбрости и одолев нескольких противников, Ричард Третий прорвался к Ричмонду, убил стоявшего рядом с ним знаменосца, но был сам убит.

Именно в этот кульминационный момент в хронике Шекспира «Ричард Третий» и произносится одна из самых известных фраз в мировой литературе: «A horse! a horse! my kingdom for a horse!» — «Коня! Коня! Всё царство за коня!». Чтобы понять смысл этой фразы, прочитаем сцену, где она звучит.

Сцена 4
Другая часть поля
Шум битвы.
Входит Норфолк с войсками.
К нему обращается Кэтсби.
        Кэтсби
На помощь, добрый Норфолк, помогите!
Король творит отвагой чудеса,
Стремясь любой опасности навстречу.
Повержен конь, он пешим бой ведет
И к Ричмонду стремится в глотке смерти.
Спасите, лорд, иначе всё пропало.
Шум битвы. Входит король Ричард.
        Король Ричард
Коня! Коня! Всё царство за коня!
        Кэтсби
Бегите, сир! Вас проведу к коню.
        Король Ричард
Раб, жизнь свою на кон бросая,
Перед костями смерти устою.
Шесть ричмондов, я думаю, на поле.
Я пятерых сразил, но не его.
Коня! Коня! Всё царство за коня!
Уходят
(перевод Александра Шапиро)
Scene 4
Another part of the field
Alarum; excursions.
Enter NORFOLK and forces; to him CATESBY
        Catesby
Rescue, my Lord of Norfolk, rescue, rescue!
The King enacts more wonders than a man,
Daring an opposite to every danger.
His horse is slain, and all on foot he fights,
Seeking for Richmond in the throat of death.
Rescue, fair lord, or else the day is lost.
Alarums. Enter King Richard
        King Richard
A horse! a horse! my kingdom for a horse!
        Catesby
Withdraw, my lord! I’ll help you to a horse.
        King Richard
Slave, I have set my life upon a cast
And I will stand the hazard of the die.
I think there be six Richmonds in the field;
Five have I slain to-day instead of him.
A horse! a horse! my kingdom for a horse!
Exeunt
8
{"b":"589671","o":1}