ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом вопрос задал Лыщинский: «Если вибродиагностика позволяет выявить нарушения в конструкции (до и после), то, по-видимому, она может быть применена для выявления различий модели и натуры?»

«Совершенно верно! – ответил Галкин, - сравнение спектров модели и натуры может выявить различия в местных жесткостях».

«Но почему тогда это не делается?»

«Вот Вы и делайте!» «Но как?»

«А это очень трудный вопрос! В этой методике сложные выкладки».

«Но к 2000-му году это будет освоено?» «Будет!»

Тут вопрос задаёт неудобный Борис Брянцев, который начал с того, что попросил вернуть первый слайд (а в это время Слава Колесов уже во второй раз собирался уносить аппаратуру). Лёгкое оживление в зале. Первый слайд вернули и на нём то самое уравнение: M x + G x = 0 , о котором я уже упоминал. Брянцев спросил: «Если матрица масс (и жёсткости) комплексная, то значит, в качестве частоты f из уравнения: ( f 2 M + G ) x=0 мы получим пары комплексных частот f =( d + i ), в которых в отличие от общепринятых комплексно-сопряжённых корней f = -d +i f = -d – i, будут две: с +d и - d, а это значит, что кроме затухания будет ещё и раскачивание? Как с этим быть?» На это Галкин ответил: «Ничего подобного! Там будет только – d , а  будет у . Вы почитайте учебник!»

Тут зал зашумел. И в самом деле, куда девать +d ? А Боря Григорьев, один из соавторов (он же и занимался конкретными расчётами, а Галкин давал только идеи), с места высказался: «Мы положительный корень отбрасываем».

Тогда хмыкнул Поповский: «А если это вставить в расчёт устойчивости с САУ, то в решении по времени кто выбросит растущее решение? Ведь идея комплексной массы применима только в решении вынужденных колебаний с заданной частотой i . Тогда решение будет такое: x = ( -  2 M + G ) –1 F e i t »

Галкин в азарте кричит: «Следующий слайд!» А зал оживился: лекция началась заново. Но Фомин (он в этот раз был ведущим, так как Виктор М. Шурыгин – председатель «Чтений ЦАГИ», с прочнистами не связывается) прервал: «Слайдов больше не надо! Разберитесь в рабочем порядке. Поблагодарим докладчика за прекрасный доклад, устремлённый в будущее!» Поаплодировали и разошлись. Но ещё долго возбуждённо обсуждали доклад по коридорам и комнатам.

Звонит В. Фомин из НИО-3 и рассказывает, что приказ ЦК и СМ о хозрасчёте в ЦАГИ и применении закона о государственном предприятии уже две недели лежит под сукном у Кутумова и что они на следующей неделе уже выбирают Совет трудового коллектива.

Приезжал Чугунов М. В. из Горького. Они с Викт. Геор. Боярко в ГГУ запрограммировали метод многочленов. Он привёз очередные распечатки многочисленных программ, но основная цель его поездки была предзащита на НТС у Фролова в НИО-3. Он окончил Мордовский Университет в Саранске 5 лет назад. Заодно он попросил меня завизировать аннотацию доклада в Новосибирске на лето 1988г.

Массовость шахмат растёт. В обеденный перерыв играют не на двух досках, а на четырёх. Алфёров обыграл Ларькина и Венедиктова, а я ему подсказывал по старой привычке, хотя он приходит очень редко.

26 февраля 1988г, пятница. Итак, я закончил составлять таблицы. Теперь одна таблица (ватман 300х210) содержит все справочные данные по системе Юникс, а другая по редактору Ви. Их надо отдать на размножение и раздать 20-30 экземпляров по всему отделению (кроме наших десяти программистов ещё много желающих у нормистов).

Чтобы размножить эту документацию, я попросил Люсю Герасимову из техбиблиотеки отдать мои таблицы на размножение. Она оформила заказ на 30 экземпляров и оставила на подпись у Фомина. Утром захожу в приёмную Фомина, а Зинаида Ивановна говорит, что Фомин заказ не подписал, просит обосновать, зачем так много: 30 экземпляров. Я решил подождать его – он приходит на работу в 930 (а мы все в 815), к тому же он по пятницам преподаёт в ЦИПКе (Центральный Институт Подготовки Кадров) – это в ОТО. Но он, как оказалось, прошёл сразу туда, не заходя сюда. Тогда я оставил свой заказ у секретарши, а уж она всё объяснила ему с моих слов, и, в конце концов, он подписал. Я тут же отнёс заявку в бюро копирования документации, а меня там спрашивают: «Вы Буньков? А Вас кто-то искал по нашему телефону».

Да, так и было. Пока я полчаса сидел в приёмной Фомина, в это время меня усиленно искала Рая из радиоузла. А когда я возвращался от Фомина к себе в пристройку, то она перехватила меня у подъезда (это рядом с нами), чтобы пригласить меня в радиоузел восстановить моё выступление по радио. Пока болела радио-женщина, та запись была нечаянно испорчена, и сейчас пришлось всё прочитать заново (бумажка сохранилась). Сегодня в 1540 в радиогазете это прокрутили.

29 февраля 1988 года, понедельник. Прошло полтора месяца и книгу Бауэрна «Операционная система Юникс» наконец скопировали: 2 экз. Прихожу к Чижову, который оформлял заказ и прошу обещанный для пристройки экземпляр, а он возражает: «Мы ничего вам не обещали!» «А зачем вам второй экземпляр?» Молчит, пожав плечами. Надули нас. Соболев тоже разозлился: «В таком случае мы им тоже ничего не дадим!»

Сегодня високосный день. Раз в четыре года. После обеда все исчезли: и Набиуллин, и Рыбаков. А в 14час ушёл Мосунов. Оказывается, они уже отработали свои положенные часы за февраль. Система очень прогрессивная: когда хочешь, тогда и приходишь-уходишь. Пока ещё в ЦАГИ платят не за результат труда, а за процесс труда. И даже не за процесс, а за присутствие на территории.

Программа Соболева «банк данных» существует с 1977г. Мы хотели применить её в нашей системе, но у него в каждом массиве допускается не более 300 чисел, а у нас встречаются по 400 и больше. Кроме того, у него число параметров задаётся, а у нас определяется автоматически.

1 марта 1988 года, вторник. Первый день весны, но пасмурно и ветер. Ягольницкий вчера съездил в ГНТБ (Гос. Научно-тех. Биб.). Говорит, что нужную нам книгу о Юниксе можно заказать по частям там. Вчера посетил вычислительный центр НИО-18. У них ведущий Женя Бирюков. Он обещал всем владельцам Лабтам разослать инструкции, но на английском языке. Ягольницкий уверяет, что инструкции на английском языке лучше, чем на русском, т. к. при переводе путают.

Обсудил с Эдуардом вопрос о банке данных для наших новых программ. Вопрос не простой, т. к. банк Соболева нам не очень подходит, а кто будет делать новый? Вообще-то, программа СП130 (основная программа метода многочленов) – поручена Рыбакову, но ему некогда заниматься этим делом, т. к. он постоянно отсутствует.

Сегодня 50 лет Жмурину, поэтому с утра ряд его коллег в парадной форме. Впервые увидел Фаянцева нарядным (галстук и прочее). Вечером Жмурин даёт банкет и, конечно, Эдуард и Толик будут там. Вообще этот год богат юбилеями. Через 4 дня будет 75 лет Попову. Летом будет по 80 Кирштейну и Французу. Кирштейн Борис Антонович уже плохо видит и слышит, но хорошо чувствует запахи. Так, проходя мимо нашей красавицы Ольги Ерёминой, он то и дело останавливает её: «Я Вас где-то видел. Как Вас зовут? Кто Вы такая?»

2 марта 1988 года, среда. Сейчас основной вопрос в нашей работе: как запрограммировать файл исходных данных для метода многочленов, или другими словами, как создать банк данных. Обсуждаем три версии (вдвоём: я с Мосуновым): 1) Составить массив по образцу, как это делалось на БЭСМ-6, т. е. жёстко навязанная длина всего массива и фиксированные адреса всех элементов. 2) Составить плотный массив, без просветов, а сегменты с разными элементами отделить друг от друга специальными действительными числами (вроде шифров), - этот способ я видел у Поздышева (был такой системщик-одиночка, который годами работал над своей системой, но его не понимали). 3)Воспользоваться банком данных Соболева, о котором я уже писал.

Итак, эти вопросы мы обсуждали с Мосуновым, а Набиуллин и Рыбаков в 930 ушли с работы неизвестно куда. Видно, после вчерашнего банкета работа не идёт на ум, и они выпросили у начальства какое-нибудь поручение за территорией. Я вдогонку спросил Рыбакова: «Когда же ты будешь работать? За два месяца так ничего и не сделал!» Набиуллин, тот хоть овладел Лабтамом и отладил уже одну сабрутину. Сегодня он проверил её, получив такой же результат на калькуляторе.

12
{"b":"589672","o":1}