ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А в это время подошёл Приходько, который, наконец, достал мне обещанный кварц ВМ2 (10 руб на чёрном рынке).

Итак, три радости в один день. Даже не три, а четыре! 25-летний юбилей регистрации брака с Ириной. Она просила устроить торжество, но я её уговариваю молчать и никому ничего не говорить. Детям это не интересно – у Лили сейчас своих забот хватает с женихом.

Весь вечер я провёл в подвале со своими новыми приборами. Осциллограф - чудо! Впервые я вижу на экране крупно поднесущую цвета 4.433 мгц. Впервые в домашних условиях подаю на телевизор всевозможные испытательные таблицы. Прибор ТТ-01 оказался на уровне мировых стандартов. Вот когда пригодилась надбавка к зарплате! Действительно, в этом году деньги бешеные! В году 365 дней, из них рабочих дней 214, - так получается, если вычесть выходные, праздники и мой отпуск. Получилось 45р в день.

11 октября 1989 года, среда.

Вот уж действительно настоящая осень! Холодный дождь. Утром шли на работу по лужам. Мой плащ промок от дождя. Эдуард пришёл в босоножках, - сейчас сушит свои носки на батарее. В полдень такая темнота на улице, что приходится включать лампочки.

Венедиктов организовал получение обоев (у них ведь тоже поставили стенку), и теперь нам предстоит наклеивать обои. Заклеим только одну стенку. Обои заказали под цвет старых, чтобы новая стена не отличалась от старых. Я совсем забыл, как разводить клей для обоев, так как последний раз клеил обои в апреле 1977г, когда въезжал в эту квартиру. Я тогда весь ремонт сделал за 40 дней. Тогда в изобилии были в продаже любые строительные материалы. Например, пол я покрыл первосортной 10-милиметровой фанерой по 9руб лист 150х165. У меня с тех пор остались записи в журнале, как делать ремонт.

В Верховном Совете спорят часами из-за торгово-закупочных кооперативов – тягостное впечатление. Пока это шло по ТВ, я за это время наладил ПАЛ на «Славутиче» (помог тот кварц МВ2).

12 октября 1989 года, четверг.

С утра НЭН и РАА ушли на Лабтам, и оттуда больше не возвращались, а я с Мосуновым занялся ремонтом. Всё-таки простой ремонт или строительство – это очень много возни!

Сначала я закрасил швеллера на краях возведённой стены. Краску я взял у частотников, - они деловые люди, и у них всё есть. Они с воодушевлением взялись за дело и решили привести новую стену к жилому виду. Мне оставалось только наблюдать за ними и делать всё так же. Они очистили стену от песка и остатков цемента, чтобы лучше приклеивались обои. И я тоже. Потом я по совету Венедиктовой привёл в порядок мой угол, который за много лет из-за дырявой крыши над нами весь был облезлый и гнилой. Я всё это остроумно закрыл картой мира, а также метровой фотографией вселенной (красивая галактика вроде туманности Андромеды).

Пока я белил потолок в своём углу, вернулся Валера с Лабтама и стал мыть новую стену. А частотники уже не только наклеили газеты на стену, но и обои. Причём, когда я к ним зашёл, то увидел, что они клеят обои от двери к окну. Я удивился, как же они этого не знают, что обои надо клеить, наоборот, от окна к двери, но Гоноровская раскричалась, что я им не указчик. Так и наклеили, – швы видны.

Я весь вечер разбирался, почему сбивается синхронизация строк в только что налаженном декодере ПАЛ, который даёт теперь отличный цвет. Декодер не при чём – виновато согласующее устройство, я о таких вещах уже писал, не буду повторяться. Теперь с новым осциллографом вместо старого лампового дело пошло лучше.

13 октября 1989 года, пятница.

Просидеть со своим хобби с 19 до 23 час – это обычное дело. Так и не разгадав, в чём неисправность, ложишься с этой мыслью спать, моментально засыпаешь от усталости, а бывает, как сегодня, вдруг ночью в 4 часа просыпаешься, – понял, в чём дело! Но в этом нет ничего удивительного: ошибки в программах я уже привык обнаруживать утром при пробуждении (значит, мозг всю ночь работал). А сегодня мой мозг не только разгадал моё затруднение, но и дал команду на пробуждение. И я не это хотел сообщить, а то, что в 4 часа утра я вижу, что Лиля только ещё заканчивает свои занятия и собирается ложиться спать. В молодости у нас совсем другой запас энергии в организме.

Я помню, как на втором курсе во время летней практики в ЦАГИ, мы, студенты всей группой загорали на Москве-реке, а я увлекался фотографией. Я, бывало, наснимаю целую плёнку, потом вечером еду в Долгопрудную, потому что там у меня была фотолаборатория. Сначала я проявляю плёнку, потом всю ночь печатаю карточки, – и чтобы всем досталось. К утру я их все глянцую, а утром возвращаюсь в Жуковский и всем раздаю готовые снимки. Плата была – в похвале.

И всё-таки, эти электронные головоломки легче шахматных задач! Задачи можно решать месяцами, пока найдёшь решение, а здесь есть уверенность, что не сегодня, так завтра я всё равно найду неисправность. Ведь недаром же за два года я сделал уже 6 декодеров, и только один из них прошёл гладко, а с остальными долго возился.

15 октября 1989 года, воскресенье.

Бассейн. Как я писал, теперь пускают строго по часам: с 1310 до 1355 . Поэтому я не теряя ни секунды, только плыл – все 45 минут, и только с большим напряжением удалось проплыть 15 кругов, т. е. 1500 метров. Для меня это рекорд. Когда 10 лет назад я плавал в Раменском бассейне, то тогда мне удавалось проплыть только 1200 м. А тут 1500!

Теперь задача удержаться на этом уровне.

Возвращаюсь домой, и снова в подвал! Что-то начал барахлить цвет в моём хвалёном телевизоре «Рубин-ц266». Я длинной пластмассовой отвёрткой (чтобы не наводить индуктивности) регулирую частоту генератора декодера ПАЛ. Ничего не помогает. Срыв генерации стал загадочным явлением. Принимаю решение: переделать индуктивность – как раз в последнем номере «РАДИО» я прочитал об изготовлении катушек высокой добротности: для этого надо провод посеребрить, а намотку делать не сплошной, а с просветом. Сосед Миша научил, как посеребрить провод – развёл 200 г гипосульфита в литровой склянке (это у меня запасы 20-летней давности, когда он продавался по 14 коп). Закрепил в этом растворе много старой ненужной фотобумаги и плёнки. Опускаю туда медную проволоку, – через 10 мин она становится серебряной.

Даёт о себе знать ресурс моего самого старого телевизора (1984г) «Рубин-ц202». Нестабильность уровня чёрного по строкам! Заменил некоторые модули запасными – никакого улучшения. Искрение строк.

16 октября 1989 года, понедельник

Я просыпаюсь за 5 минут до будильника. В 630 встаёт Лиля и собирается на работу. Я спускаюсь в подвал, и ещё кое-что пробую на Ц-202, не удастся ли устранить беспорядочные провалы в строках. Ничего не получается. Подожду, когда в гости ко мне зайдёт Саша Волков, спрошу у него, - он должен догадаться, в чём дело. Он зашёл вечером со своим товарищем посмотреть на новинку: прибор ТТ-01. По поводу неисправности в Ц-202 он предположил, что причина в частичном пробое умножителя напряжения. Это теперь дефицит, а я их видел в Ленинграде 4 года назад, но купить не догадался.

Сегодня решили клеить обои. Но сначала надо развести те две пачки клея, которые я купил в пятницу (странно, что клей Экстра для обоев за 13 лет так и остался в той же цене: 45 коп). Две пачки клея – это ведро горячей воды – так у меня написано в журнале в 1977г, далее, ведро клея – это на одну комнату. Гоноровская обещала нам дать бачок на 18 литров, но мы так и не дождались, а взяли помойное ведро, из которого уборщица моет пол. А уборщица – это наш Валера. Гоноровская дала нам электроплитку, но она оказалась очень слабой, и тогда я догадался сходить в АТС, и там моя знакомая Рая Озёрская (по Красноярску) помогла добыть кипятка, температура 650. Но тоже долго. Тогда Валера принёс электрочайник от Комарова, и, вскипятив несколько чайников, мы наконец развели целое ведро клея. После обеда начали клеить вдвоём с Мосуновым. Сначала я заклеил свой угол, – сюда ушло 4 полосы обоев. Потом с 15 до 17 час вдвоём мы оклеили газетами новую стену. Гипсовые блоки гладкие и чистые, поэтому газеты приклеивались очень легко.

122
{"b":"589672","o":1}