ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 21 ч только что собрался испытывать вновь собранный модуль СМЦ2 с «Пал», как пришли В. Михайлов с сыном Алексеем и ещё двумя гостями, чтобы прокрутить на ВМ их видеокассету об авиасалоне в ле-Бурже. В числе прочих кадров, показана во всех подробностях катастрофа нашего истребителя Миг-29.

1 декабря 1989 года, пятница.

После ночного просмотра фильма об авиасалоне в ле-Бурже легли спать после полуночи (ещё долго ждали Ваню из Раменского бассейна). Поэтому утром встал, не торопясь в 730, а в 8 час вместо того, чтобы направиться на работу, заглянул на полчаса в подвал: не терпелось включить новый модуль. Включил, но пока плохо – отложил до вечера.

В 10 час прибыла Люда Ворона от Сухого, – беседовали с ней почти до 12 час. Она привезла множество результатов: расчёт антисимметричных форм флаттера нового самолёта с крылом изменяемой геометрии (симметричные формы поручили С. Петрову). У неё по программе КС (не КС1) странный результат: флаттер на 11-м тоне с очень высокой частотой. Стали разбираться – это изгибно-крутильный флаттер УС (управляемый стабилизатор). Я её спрашиваю, у них стабилизатор сбалансирован? Она не знает. Тогда надо посмотреть на исходные данные. И там я обнаружил такую картину: стабилизатор весом 100 кг сбалансирован, но за осью вращения добавлена сбоку от корневой хорды (вероятно для увеличения площади) пластина весом 140 кг. Но это чушь? Откуда эти 140 кг? Люда согласилась, что это ошибка и поехала обратно выяснять истину. Я ещё хотел об этом позвонить Белянину, но он сегодня преподаёт.

Вчерашняя командировка Мосунова с Евсеевым закончилась неудачно: не смогли с ленты переписать библиотеку к тем в архив, по-видимому, поставили холодную ленту с мороза, а этого делать нельзя.

Эдуард целую неделю искал причину несовпадения результатов на БЭСМ-6 и Лабтам, и вот нашёл: файл на Лабтам с лета испортился.

2 декабря 1989 года, суббота.

Описывается всё то же хобби. Этот новый субмодуль цветности…

… тогда я решил всю эту затею с МВА-540 похоронить, а весь прибор разобрать на детали, а МС пусть лежит в качестве запасной, но…

3 декабря 1989 года, воскресенье.

… вовремя остановился, и правильно сделал! Потому что через сутки, проплыв в бассейне свои обычные 1500 м (за 44мин – личный рекорд), я остыл, и решил ещё раз попробовать наладить этот злополучный декодер. С этими мыслями вечером, сидя пред тремя телевизорами (после передачи «7 дней» по одному шёл Кашпировский, по другому – Шаталова, по третьему – документальные ужасы в Москве с Барабашками), я ещё раз посмотрел всю документацию. Особенно полезными оказались сведения из американского журнала, где даются сведения о микросхеме МДА-540 (мне надо было давно всё это изучить!) Через неделю всё это уже отлично работало.

Кассетник «Вильма-104-стерео», купленный для общения, начал, наконец, трудиться, т. к. появились в продаже компакт-кассеты, и Воробьёв привёл ко мне клиента (я писал), который заказал записать для него три кассеты: Keith Jarrett, Quincy Jones, Grappeli. Я брал за запись 3 руб. Кассеты по 9 руб продавали в Жуме, и они разошлись за 20 мин, а уж после этого продавцы продавали из «своих» по 15 руб.

Гера взял у меня мультигенератор на неделю. Когда он узнал, что я беру за запись только 3 руб, он удивился. Да, это мало. Посмотрим!

4 декабря 1989 года, понедельник.

В 725 отправился в молочный магазин с двумя бидонами. Я и вчера пытался, но очередь была на час. Сегодня по моим расчётам очередь на 13 мин, но простоял 18. Ничего страшного, не посмотрю шахматы… Но шахматы я всё-таки застал. Фаянцев с треском проиграл Венедиктову, и все злорадно зашумели. Не понимаю, почему все против него?

В 9 час прибыл Валерий Ермаков с вопросом от А.А Воробьёва. Дело в том, что 2 года назад я написал для Воробьёва приставку к программе СК: добавил подвеску – СП1001. Но эта приставка у Воробьёва до сих пор не идёт. Сейчас мы с Ермаковым разобрались с этим быстро. Я исправил мою ошибку и спросил, почему же сам Воробьёв не приехал. Ответ был неопределённым, – просто некоторые не любят ездить. Жалко, что Ермаков не успел на электричку в 1020, а следующая в 1230.

После этого ко мне подошёл Эдуард с Авостом Мизиновой. Бывают Авосты системные, но это был останов «неправильное содержание» в КС1. Прошло пять лет, как я писал КС1, и я не помню, что это за контроль. Но, посмотрев в описание и комментарий к программе, я увидел, что неправильно перечислены агрегаты в расчёте. Оказалось, что Ира взяла настройку из другой колоды. Этот контроль сработал впервые в жизни. Бывает, что в программах некоторые места так ни разу и не пригодятся. Обычное дело.

Потом подошёл Мосунов с обнаруженным отличием между моими результатами по КС1 и их – по КС2. Крупную ошибку в их примере Эдуард обнаружил ещё в пятницу, но ещё оставалась разница в частотах 12 тонов колебаний от 2% до 5%. Это не мелочь, так как математическая модель была взята та же самая. И вот сегодня Валера понял причину расхождения: у меня при движении в плоскости УП (упругой поверхности) момент инерции равен Iy = Ixx + Izz, что соответствует интегралу J =  (x2 + z2) ds, а у них он берётся как сумма моментов инерции от каждой массы (такие побочные результаты существуют для каждой массы). О том, что общий момент вокруг оси Y равен сумме общих моментов вокруг осей X, Z, он не догадался, а это так, потому что наша УП не имеет толщины, - она двухмерна. Сначала они со мной спорили, но постепенно согласились. Прошло два часа, и после обеда Валера торжественно провозгласил (вернее, он делает это без всяких эмоций): «Теперь всё совпадает».

Итак, у них закончился крупный этап: теперь на Лабтаме действует новая система КС2, которая полностью заменяет мою КС1. Как говорят в космосе: «Разделение произошло!» И сделали они: Валера, Эдик и Толя, - это совершенно самостоятельно, без меня. Теперь можно было бы и уходить на пенсию, они успешно продолжат моё дело, но до пенсии ещё два года. Да к тому же ещё за мной реверс элеронов в КС1.

Эдуард сказал, что после этой утомительной гонки в течение двух лет наступило «странное чувство опустошения» (так он выразился). «Надо снять стресс», - посоветовал я ему. «Снимем, - ответил он, - но надо подождать до пятницы».

6 декабря 1989 года, среда.

Вчера вечером удивлялся, по какому поводу Ирина печёт пирожки с капустой. «Какой же праздник?» – спрашиваю я. Ответ она замяла. А сегодня утром Лиля мне напомнила, что у мамы день рождения, – а я и забыл! Лиля подарила маме календарь с кошками: каждый месяц новая кошка.

Сопов по моей просьбе принёс 8-й номер журнала «Октябрь» со статьёй М. Капустина «Камо грядеши?» (25 страниц философии). А рекомендовал мне её Игорь Стрельцов - большой знаток философии. Утром Сопов, передавая мне журнал, прокомментировал эту статью. Он так много выписывает журналов, что не успевает их читать, но эту статью он прочитал благодаря моему запросу. Он сказал: «За эти пять лет впервые публикуется такая откровенная критика нашего социализма». Это было сказано во время традиционной утренней дискуссии, и многие заинтересовались, а Рудковский пристал: «Доктор, дайте сначала прочитать мне, Вы ведь всё равно не будете читать в рабочее время». Я ему отвечаю: «Отстань!» Но он пришёл ко мне и клянчил в течение четверти часа и поскольку я знаю, что зануда – это такой мужчина, которому легче отдаться, чем объяснить, что этого делать нельзя, то я дал ему журнал со словами: «Читай в нашей комнате и не уноси!» Он читал целый час, и ещё с этим журналом сходил в уборную (конечно, с моего разрешения).

Смирнов, зная моё пристрастие к философии, принёс 11-й номер «Юности» со статьёй Н.Бердяева (отрывки из книги). Только теперь мы начинаем знакомиться с современной философией.

7 декабря 1989 года, четверг.

По четвергам Лиля ходит на работу ко второму уроку. Поэтому Ира не встаёт, а на будильник, настроенный на 638, среагировал я и направился в подвал, чтобы проверить свежую мысль, появившуюся у меня во время сна. Это было связано с наблюдением фазы между двумя сигналами. Для этого понадобился мой ламповый осциллограф СИ-1…

132
{"b":"589672","o":1}