ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После обеда приехал Айдер Булгаков из Новосибирска. Последний раз он был в ноябре. Он по-прежнему ведёт договорные работы для ВЦ. Мы от него отказались, потому что их наука нам не пригодилась. Его шеф С. К. Годунов собирается прочитать в ЦАГИ доклад о его методе как единственно приемлемом для задач типа флаттера и других неконсервативных задач об устойчивости.

10 марта 1988 года, четверг. Я забыл, что в январе обещал Валерию Иосифовичу Антомони написать рецензию на его диссертацию «Напряжённо-деформированное состояние элементов авиационных конструкций при действии механических импульсов». И вот теперь как снег на голову, звонит его руководитель В.М.Фролов, потом сам диссертант: где отзыв? Тогда я пошёл в спецчасть, взял там эту диссертацию – в ней 259 страниц и материал очень сложный. Прочитал оглавление и выводы, а остальное только просмотрел. Сейчас 1540 – только что кончилась зарядка. Сделаю, как обычно делают все: позвоню Антомони и попрошу всё мне рассказать с его плакатами. А он говорит, что была предзащита, и что я присутствовал на этой предзащите. А я ничего не помню. По-видимому, это было в те дни, когда я хлопотал по поводу конкурса Жуковского, и у меня всё вылетело из головы. Да, так и есть: я вижу свою собственную подпись от 21 янв 1988г, а это было как раз накануне «нобелевского» доклада.

В обед состоялось командное первенство по шахматам. Команда нашего отдела: Рыбаков, Карклэ, Алексеев, Ягольницкий, - играла с командой 5-го отдела: Минаев, Крапивко, Алфёров и Сабанов. Сыграли в ничью 8:8. Минаев перед игрой предложил Рыбакову ничью, но судейская коллегия отклонила их соглашение. Пришлось играть. Аркаша имел перевес, но просрочил время.

11 января 1988 года, пятница. Пасмурно, тихо и оттепель.

С утра обсудили с Мосуновым процедуру ввода числового материала. Я посоветовал таблицу показателей для полинома расположить вслед за геометрией, что позволит обойтись без специального заголовка для них (сейчас, спустя 11 лет смешно смотреть на такую мелкую экономию в программировании при виде гигантских возможностей, которые появились вместе с такими системами как Windows). Кроме того, я посоветовал оставить заголовок для «линейных частей», на что Мосунов выразил недоумение: «Если в программе их не будет, тогда зачем они нужны в исходных данных?» Потом в 9 часов я сходил в фотоателье, – просили сняться для стенда «Лауреаты премии Жуковского», но там не всё было готово и просили зайти в 14 часов. По пути уплатил за путёвки в дом отдыха на юбилейные торжества.

В коридоре и на местах идёт оживлённое обсуждение бандитского нападения семьи Овечкиных на самолёт ТУ-154. Некоторые, например Поповский, считают, что надо было лететь в Лондон. Я же считаю, что такую огромную банду в 11 человек выпускать за границу нельзя: ещё неизвестно, что бы они стали вытворять в Лондоне. Ведь наши власти не знали, какая их окончательная цель. Может это приведёт к провокации мирового масштаба!

Беру снова книгу Г. Катцана «Язык Фортран-77» и пытаюсь освоить главу 10 «Ввод и вывод». И чувствую себя бараном! Как всё было ясно на машкоде и сколько накручено в языке высокого уровня! Математик не может освоить тысячу правил с массой исключений и разновидностей в разных реализациях. В Фортране и операционной системе многое задублировано, но по-разному, а знать приходится всё.

12 марта 1988 года, суббота. Ваня по субботам спит долго, а задания надо сдавать: по математике сегодня, а по аналитической геометрии – через день. Между прочим, у них задания труднее, чем было в наше время. Например, по линейным уравнениям им дают такие системы уравнений: 5х + 2у + 4z – t = 2

2x – 2y + 3z + 2t = 4

……………………

я всю систему не списал, помню только, что определитель системы равен нулю, но, несмотря на ненулевые правые части, система имеет решение и не одно! Я сам теряюсь перед такими задачами, а им даже не дали метода, как их решать (по крайней мере, так говорит Ваня). И всё-таки, некоторые примеры мы с ним разобрали. А вообще я удивляюсь, зачем дают такие абстрактные (не реальные) задачи.

Выходные дни превратились в телевизионные просмотры. Лиля с Ириной сидят на диване в гостиной и смотрят сериал (и Ваня с ними). Я сижу в подвале со своим приятелем Олегом и смотрю свои два телевизора: по Ц-266 идёт какой-нибудь видеофильм, а по Ц-202 – «Время» или «Добрый вечер, Москва». Потом Ваня едет в бассейн в Раменское (и так три раза в неделю), причём, каждыё раз требует у мамы рубль (в прошлом году билеты были по 50коп в виде абонемента, а теперь по рублю).

13 марта 1988 года, воскресенье. Бывает и такое: Ваня сидит до 4 час утра, как, например, сегодня. В 23 час, когда Олег уже ушёл домой, попросив меня ночью сделать копию с кассеты «Коммандос», в подвал пришёл Ваня. Дело в том, что завтра ему сдавать лабораторную работу по физике, а он прогулял со своим другом Сергеем Минаевым, потом смотрел телевизор, а ночью спохватился. Но после 23 час в их комнате темно, потому что его сестра Лиля уже спит, (ей вставать на работу в 645). В ванной тоже нельзя заниматься, т. к. в это время (после 23час) ванну занимают женатики (моется сноха). В гостиной – там тоже темно, потому что Ирина ложится спать в 23 час: ей вставать в 645, чтобы будить Лилю и варить завтрак.

Вот Ване и приходится заниматься в подвале. Подвал – это только так говорится, но на самом деле это что-то среднее между мастерской и студией. Здесь полно инструментов и материалов. Здесь вся видеотехника: два видеомагнитофона «Электроника ВМ-12», два телевизора, масса приборов. И вот Ваня берёт мой самодельный журнальный столик и раскладывает свои тетради и графики. Одновременно он надеется, что я буду крутить какой-нибудь фильм, а он – смотреть. Но я выключаю телевизор, – пусть перепись идёт в тёмную. Когда в 4 часа ночи я спускаюсь в подвал, чтобы выключить там свет и все приборы, Ваня ещё сидел там. Но утром он не проспал.

14 марта 1988 года, понедельник. Сегодня с утра занимался диссертацией Антомони. Он, как и обещал, дал мне рыбу: две страницы на машинке. Но когда я эту рыбу прочитал, то это оказалось перечислением достижений автора, но не укладывалось в текст отзыва. Пришлось всё сочинять заново. Как говорит мой друг Аркаша Минаев, рецензию надо писать особым бюрократическим языком, иначе не поймут. До обеда успел только прочитать автореферат диссертации, – он оказался очень толковым. Начал писать отзыв в секретной тетради, но до обеда не успел закончить.

В обеденный перерыв состоялся шахматный турнир, посвящённый 25-летнему юбилею нашего отделения – НИО-19. Как всегда, болел за Фаянцева, он сыграл 1:1, но с кем, я забыл.

После обеда в 14час провели производственное совещание по поводу прогулов 3-4 марта Ларькина. У него нашлось оправдание: он пьянствует из-за производственной травмы головы, когда в 1982 (у меня даже отмечена точная дата: 8 янв) его стукнуло по голове обвалившимся в коридоре карнизом. И тогда собрание решило просить начальника отдела кадров Мих. Сим. Коренева разрешить Ларкину считать 3-4 марта административным отпуском в связи с болезненно психическим состоянием.

15 марта 1988 года, вторник. Сегодня в 15 час в выставочном зале корпуса №11 состоится семинар НИО-17 с докладом член-корр. Сергея Константиновича Годунова «Спектральные задачи линейной алгебры и их приложения». По этому поводу звонил Сармин и просил организовать участие в семинаре. Я всех своих коллег обошёл, в том числе особо напомнил Лыщинскому – ведь они вместе поступали в МГУ в 1947г, только Лыщинский на факультет ФТФ (физико-технический), который впоследствии стал МФТИ, а Серёжка – на Мехмат. Лыщинский от моего приглашения отказался: «Я - то его помню, а он наверняка меня забыл».

Сегодня я пришёл в ЦАГИ с опозданием: в 9 час, что бывает раз в год. Это потому, что в 7 час я принялся просматривать музыкальную кассету Антона Белоуса (это сын Владимира Белоуса, который работает в отделе Фролова в НИО-3, и внук Антона Антоновича Белоуса – председателя учёного совета). Я должен был вернуть эту кассету до обеда, но не всё ещё списал с неё, что наметил. Вот и провозился до 840. Хорошо хоть, что от моего дома до ЦАГИ идти всего лишь 5 минут.

14
{"b":"589672","o":1}