ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И всё-таки нудное дело: отзыв,- я закончил и в 12 час отнёс в машбюро.

16 марта 1988 года, среда. Вчера в 15 час состоялся доклад Годунова. От наших было совсем мало людей, хотя зал был полный. Годунов показался мне более старым, чем три года назад, когда он приезжал в ЦАГИ, чтобы поговорить со мной по поводу применения во флаттерных задачах критерия Ляпунова. В тот раз разговор состоялся за проходной в комнате переговоров с командированными. Тогда он показался мне худощавым и энергичным, а сейчас более полным и не таким подвижным. В самом деле, ведь ему 59 лет.

Лекция была о том, чем занимались они последние годы: о дихотомии.

Я пожалел, что не взял с собой блокнот и не записал, а это была настоящая лекция для студентов. Потом задавали вопросы, я тоже.

Годунова и Булгакова провожали до проходной мой брат Николай, как организатор лекции, и Сармин. А за проходной их провожал я, чем воспользовался, чтобы поговорить о науке. Сначала я подбросил Годунову идею о матрицах, близких к симметричным: эту близость можно определить так: А=А с + А н , // А н//:// А с// = p  1. Для таких матриц можно воспользоваться их методами о гарантированной точности решения спектральной задачи для симметричных задач, на что Годунов ответил, что это хорошая идея и что похожий подход применил Келдыш и др. при решении несамосопряжённых операторов, введя малый параметр. Потом я напомнил Годунову, что весь мир экспериментально исследует устойчивость спектральным методом и поэтому в расчётах надо ещё раз попробовать направить все усилия на спектральный метод, а не на критерий Ляпунова. Но на это он мне возразил, что эту задачу можно решать с другой стороны, потому что метод дихотомии позволяет выделить любые участки спектра, т. е. по существу найти весь спектр. «Но, - возразил я, - колоссальным объёмом вычислений». «Это можно автоматизировать, - сказал он, - да к тому же, можно воспользоваться мультипроцессором и распараллелить расчёты».

И ещё один мой вопрос к нему, почему он как член-корр. на заседаниях в АН СССР не поднимет вопрос о том, чтобы матобеспечение в стране было централизованным, как в своё время было на БЭСМ-6, чтобы каждая организация: ЦАГИ. ЦИАМ и т. д., - не покупали это обеспечение поштучно. Он ответил, что он в секции математики, а этим занимается другое отделение АН СССР.

Вчера же в 10 час приехали из Реутова: Вяч. Ив. Никитенко, С. Вас. Кулик. Заседали под председательством Крапивко в кабинете Дорохина (давно пора называть его кабинетом Крапивко). Ещё были Ишков и Сабанов. Речь шла о расчёте на флаттер на гиперзвуке. Я им обещал определить режим обтекания на гиперзвуковых скоростях полёта «на бумажке» - задача очень простая и сводится к газовой динамике.

В 1045 пришёл В. П. Ермаков. Его вопрос мы разрешили за пять минут (редкая удача!). Он в программе КС-1 взял N=3, а надо N3, так что добавить х 2 и фиктивную балку и всё!

Дневник научного работника (СИ) - img_6.png

В четверг на семинаре Белоцерковского будет пять докладов с анализом последнего полёта Гагарина (прошло 20 лет!) – а я никак не могу решиться, ехать мне или нет. Вот Мосунов – тот всегда ездит. Но на этот раз придётся вернуться в ЦАГИ, потому что в 15 час будет юбилейный доклад Фомина о 25-летии НИО-19.

Из Дубны прислали записку от Суворовой, –написал ей ответ.

18 марта 1988 года, пятница. Вчера состоялось торжественное заседание, посвящённое 25-летию образования НИО19. Начало в 15час, но поскольку докладчик Фомин опоздал на 45 минут, то сначала крутили кинохронику, а уж потом слушали юбилейный доклад. Фомин опоздал потому, что по пути из дома отдыха у автомобиля сломалось колесо. Доклад Фомина был построен в историческом аспекте: от создания ЦАГИ в 1918г и до наших дней, но основной рассказ был посвящён 1930-м годам: о деятельности Келдыша и Гроссмана начиная с 1933г, о первых флаттерных экспериментах в 1935г, проведённых Поповым и Альхимовичем. Что касается последних 25 лет, то есть деятельности непосредственно в рамках НИО-19, то об этом Фомин рассказал очень кратко и без фамилий, ссылаясь на то, что этот период и так всем хорошо известен. Он упомянул и о том, что в своё время Жуковский, определяя задачи ЦАГИ, кроме авиации имел в виду ещё и инженерные сооружения, но сейчас этому мало придают значения, в частности ветровому резонансу высотных сооружений (а это как раз докторская диссертация Фомина).

Потом пошли поздравления. В. Ф. Кутьинов сказал, что дата 17 марта отсчитывается от того дня, когда вновь испечённые начальники отделений: НИО-3, НИО-18 и НИО-19, - пошли из министерства в ресторан «Националь» и выпили коньяк. От НИО-15 Загайнов Герман Ив. Говорил красноречиво, хвалил Пархомовского, Француза, Ильичёва и некоторых других, кто сидел в первых рядах.

Остроумно выступили от МЗ им. Туполева и Микояна. Потом раздали значки «25 лет НИО-19» (автор значка Света Шульгина) пенсионерам: Годлевскому, Гильденблату, Хабарову, Ждановой и др. – 15 человек.

В 1130 партбюро: приём в члены КПСС Ольги Бессоловой и план на год.

К вопросу о том, как бросить курить.

Никогда не курил, но очень понимаю пытающихся бросить курить, потому что у меня тоже есть вредные привычки, от которых трудно избавиться. А именно, у меня уже много лет дурная привычка дёргать бровинки. Сидишь, решаешь какую-нибудь трудную задачу и от нервного напряжения трогаешь брови и время от времени самую длинную бровинку выдёргиваешь. Глядишь, через месяц бровей не осталось! Примерно раз в год я бросаю эту привычку, например, в сентябре решаю: «Всё! Больше не дёргаю! До нового года»! Но редко выдерживаю до срока. Вот и сейчас, сижу решаю ту задачу, которую мне подкинули из Реутово и которую я хвалился решить за один час. Задача осложнена стреловидностью треугольного крыла. Для прямоугольного крыла мне было всё известно ещё в 1958г – хотя бы из книги Лойцянского «Механика жидкости и газа». Здесь же получается обтекание косого клина косым скачком. И вот это дело идёт у меня не так ловко, как бывало в молодости, а левая свободная рука от нечего делать хватается за бровинки, которые я не выщипывал с января. Стоить выщипнуть хотя бы одну бровинку, а дальше уже не остановишься! Но надо терпеть! А брови чешутся, так как нервы привыкли к выдёргиванию бровинок. Ирина рассказывала, что у них на ЭВМ М-20 один наладчик по фамилии Башкиров, когда искал очередную ошибку в машине, то нервно дёргал волоски на своей голове, и от этого у него на левой стороне образовалась плешь.

Вот так же было с мороженым во время моих командировок в Москву. Двадцать лет не мог проходить равнодушно мимо мороженого, но вот уже много лет воздерживаюсь.

19, 20 марта 1988 года, суббота, воскресенье.

25-летие нашего отделения кроме торжественного собрания 17 марта отмечено массовым выездом в воскресный дом отдыха в Володарке двухсот сотрудников отделения с их семьями. Многие приехали на своём автомобиле. Алёша Орлов, например, приехал на «Запорожце» с женой Таней и двумя маленькими дочерьми. Было два рейса: в 17 час и в 1830. Я поехал на автомобиле с Черновым, т. к. со мной было много груза: кинопроектор для показа кинохроники, телевизор Рубин-Ц202, Черновский видеомагнитофон (мой остался дома). Кассету с мультфильмами я подготовил для него ещё накануне: «Том и Джери», «Лаки-Люк» и «Гуливер».

Организатором всего этого была Ольга Ерёмина. Когда после ужина я с Ваней играл в шахматы, прибежала сердитая Ольга: почему я не занимаюсь своей обязанностью показывать кинохронику. Тогда я быстро собрал кинопроектор и наладил показ в спальном корпусе №3. Зрителей собралось около 30 человек. Кинохроника, о которой я уже писал: наш коллектив в 1958г в подшефном совхозе, - поразила всех до глубины души. Представьте, что будет с Вами, если Вам вдруг покажут взявшийся неизвестно откуда цветной фильм о Вашем детстве (или молодости, если Вам под 60). По просьбе зрителей я крутил эту получасовую кинохронику много раз.

15
{"b":"589672","o":1}