ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вот уже конец рабочего дня: 17 час, и СП353 почти закончена, но застрял в одном месте: в определении направлений главных напряжений. Из напряжённого состояния легко вывести формулу:

Дневник научного работника (СИ) - img_49.png

tg 2 = 2/(z-x), но так мы получаем только

крест, а по какому лучу направить наибольшее

главное напряжение, определяемое формулой:

21= x+z +(x-z)2 + 42, -

- трудно догадаться (другое 2 – меньше). Вот и

сижу, гадаю уже целый час.

Под рукой учебника по теории упругости нет, да и в таком вопросе нельзя полагаться на учебник.

Я взял свой сборник программ для М-20 1969г, и в нём обнаружил нужную мне формулу: tg  = (d2+1) – d, d = (x- z)/2, но вывода этой формулы не видно, так что верить ей тоже нельзя. Возможно, я оставлю пока, как есть, потому что это не очень важное место: угол вряд ли кому понадобится, да он почти очевиден из решаемой задачи.

12 марта 1990 года, понедельник.

Началось с бурной дискуссии об идущем пленуме ЦК и о выходе Литвы из СССР. Пленум зациклился, так как второй раз обсуждает уже решённый вопрос об отмене 6-й статьи конституции.

Что касается моей программы, то вчера вечером, ближе к ночи, когда я дочитал «Чёрную вдову», я разобрался, как определить угол главного напряжения и сейчас продолжу работу… К концу дня я не только написал алгоритм и программу, но и вписал её тушью на бланки.

Время исчезло! Это лихорадочное состояние мне хорошо знакомо. Когда делаешь программы, то обед наступает сразу же после завтрака, а после обеда сразу же наступает конец рабочего дня. Иногда приходит в голову мечта: пусть время пролетит мгновенно, и пусть я очнусь, скажем, через полгода – летом. Не представляю, как такой скачок можно сделать многодневным, но чтобы исчез целый день, для этого достаточно заняться сложной работой.

Вокруг всё исчезает, только иногда до слуха доносится разговор Эдика и Светы: вот она дала ему книгу «Чёрная вдова». Он её читает целый день, потому что работать в эти дни не может из-за своей жены Сони, которой сегодня делают операцию. Я иногда влезаю в разговор: не хочет ли Света расстаться с «Чёрной вдовой» за какую-нибудь другую книгу (просил Олег). Хочет – за «Наследника из Калькутты».

Среди наших кандидатов наук ни у кого нет ни автомобиля, ни дачи, а у НЭН, РАА и Ларькина нет даже часов. В прежние годы они приспособились узнавать время по Московскому телефону: набираешь «100», и механический голос отвечает… Но вот уже второй год, как у меня на столе стоят настольные микрочасы, которые я сделал из ручных. Но они не очень удобны: издалека не видно, и приходится подходить и брать их в руки. И тогда я решил сделать настольные часы из детского радиоконструктора «Электронные часы», цена 16 руб. Мои знакомые радиолюбители уже делали такие. Это прекрасный набор на основе микросхемы КР145ИК1901.

И вот новые часы висят на стене, а чтобы лучше были видные цифры, я поместил их в тёмной нише. По моему примеру такой набор накупили: Мосунов, Кузьмина, Орлов. Орлов только жалеет, что все детали не продаются отдельно, – тогда бы обошлось дешевле.

13 марта 1990 года, вторник.

Дневник научного работника (СИ) - img_50.png

Итак, программы пошли одна за другой, и, судя по опыту 1984г, всё будет закончено к лету. Я в тот год ещё не вёл дневника, но остались планы и графики. Тот год действительно, был ударным. За один год была сделана новая теория КС1 (это весной), летом - СП337, а осенью после отпуска – программы. У меня сохранился план-график:

в таблице видно, что всё продолжалось ещё и в 1985г, но 1984-й был максимумом моих возможностей. Эта работа выглядит как написание программ, но на самом деле программы - это только инструмент для получения результата, а начинается всё с проекта, или, как говорят, с задумки. Потом сочиняется схема, математическая модель, изобретаются хитроумные алгоритмы. И наконец всё работает.

14 марта 1990 года, среда.

930-1230. Президиум НТС вёл Валерий Николаевич Поповский, который назначен начальником отделения с 1 марта с окладом 450 руб. Обсуждали переход всех сотрудников на новые оклады. Многих повысили на 50 руб и даже больше.

15 марта 1990 года, четверг.

Семинар Белоцерковского. Тема: расчёт крыла с управлением обтекания. Во вступительном слове Белоцерковский отметил, что исполнился 31 год со дня создания семинара. А Ништ предложил чествовать Белоцерковского, которому на днях исполнится 70 лет. Тут же появился букет гвоздик. Ништ много хвалил Сер. Мих., но под конец покритиковал его, сказав, что вся страна сидит у телевизоров и ждёт улучшений, а Белоцерковский почему-то игнорирует это, и продолжает работать, на что тот ответил: «Постараюсь исправиться».

Послушав полдоклада, я удалился, (Кузьмина осталась), и поехал по магазинам. Сначала в «Электронику», потом в «Орбиту». Стояла редкая погода: по-летнему яркое солнце сверкало на свежем снегу.

В магазинах ходят толпы жаждущих, но купить нечего. В одном месте продавали наборы туалетных принадлежностей для ванны, - за ними стояла очередь 50 человек. В другом месте магнитола Бердского з-да, цена 480 руб – очередь 100 человек, люди стоят потные, со слабой надеждой. Телевизоры –только для предприятий.

В электричке прочитал повесть Курчаткина «Записки экстремиста» в журнале «Знамя» – очень сильная вещь, в духе Набокова. Энтузиасты решили для счастья народа построить метро. Они ушли под землю и трудились 30 лет. Но когда они построили, и вышли на поверхность, то оказалось, что там уже плавают по воздуху антигравитационные экипажи. Жуткая аллегория на попытку построения коммунизма в ХХ веке. Когда была лекция А.Бовина, то он как раз говорил о величайшем эксперименте, длившемся весь ХХ век, - эксперимент не удался, и прав оказался ренегат Каутский, а не Ленин.

16 марта 1990 года, пятница.

В нашем секторе наступили горячие деньки: массовый выезд за рубеж. Мосунов едет в Чехословакию, а через неделю Рыбаков – в Польшу. Хозрасчёт означает, что надо стараться продать свою продукцию. РАА уже целый месяц готовит доклад, а когда его прочитал Соболев, то посоветовал добавить пару конкретных расчётов в сравнении с экспериментом, а также в авторский коллектив включить Бунькова.

На семинаре по аэроупругости доклад Бори Брянцева с обобщением всех видов идентификации длился с 11 до 1330. Я как-то читал его доклад и считаю, что он интересен для чтения, но не для продажи. С нашей заумной наукой мы уже начали покупать западные аэробусы.

17 марта 1990 года, суббота.

У меня меняется характер. Раньше я делал только то, что «надо». Например, в 1970-х, бывало, собираюсь в поход на Кавказ, или на фотосъёмки в Загорск, в Суздаль. Вставать надо в 4 час утра. И в последний момент вдруг так не хочется! Ехать куда-то в сырую даль, в скучном одиночестве! «Надо, Федя! Надо!»

А теперь по-другому. Сегодня поехал в Москву на фестиваль диафильмов, там начало в 11 час. Место для меня совершенно незнакомое: метро «Октябрьское поле», ул. Расплетина, д. 2. Вышел из дома в 918, на улице сплошной гололёд, покрытый водой. Всю ночь шёл дождь, и до сих пор кругом потоки – трудно пройти. Пока шёл до станции Отдых, стараясь не поскользнуться и уворачиваясь от встречных автомобилей, которые несутся почему-то с бешеной скоростью, будто нарочно обливая прохожих из луж, опоздал на 940. Пока купил месячный билет, в 952 подошла Голутвинская электричка, но… народу битком! Значит, стоять, – почитать не удастся. Я сначала втолкнулся в вагон, но тут же выскочил. Сел на 12-й автобус, и вернулся домой. «Надо» было ехать, а я раздумал!

Вместо этого, я пошёл в школу №1 на самодеятельный спектакль, поставленный нашей невесткой Аней, - она ведь преподаёт литературу в 9-10 классах. Отличный водевиль с романсами! Даже нашему Ване понравилось. Познакомился со сватьей.

150
{"b":"589672","o":1}