ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В международных конференциях 1991г Галкин наметил для участия: 1) в Греции – меня, 2) в Англии – Лёню Лущина, 3) в США – Минаева и Козлова. Минаев отказался. Лёня и я начали крутиться в бюрократическом водовороте. Те, кто уже ездил в заграничные командировки, знает, какие это хлопоты. Галкин для образца дал нам «рыбу» для технического обоснования. Это была заявка прошлого года от Нейланда. Там было 2 листа. Я при всём старании не смог бы придумать столько, и у меня получилась всего одна страница:

Минавиапром СССР. Командирование. Греция, г. Патры, ICES-91.

Технико-экономическое обоснование.

1. Международная конференция по применению вычислительных методов в технических исследованиях (ICES-91), организуемая университетом г. Патры (Греция). Основная тематика: применение ЭВМ и численных методов для решения задач аэродинамики, гидродинамики, механики твёрдого тела и разрушения, явлений теплопереноса, сжимаемого и несжимаемого потока, моделирование неупругих деформаций, проблемы биомеханики. Срок: 21-26 апр 1991г.

2. Цель командировки от Минавиапрома: получение информации об алгоритмах и методах, применяемых в исследованиях по аэроупругости, т. е. знакомство с новейшими математическими моделями летательных аппаратов на предмет расчёта на прочность, на флаттер и т. п. Реклама наших математических моделей и комплексов.

3. Ожидаемый уровень конференции должен соответствовать статусу международных конференций.

4. В состав делегации от ЦАГИ должен быть командирован один человек. Финансирование – за счёт средств Минавиапрома СССР.

5. Полученная на конференции информация будет использоваться в исследованиях ЦАГИ по аэроупругости. Ожидаемый экономический эффект 50 тыс руб. Возможна продажа нашего программного комплекса за 80 тыс долларов.

6. ЦАГИ считает целесообразным представить на указанную конференцию доклад «Экономичные вычислительные методы в аэроупругости». Срок командировки – 7 дней.

И.о. зам. Нач. ЦАГИ___________Ю. А. Стучалкин.

«___» ______1990г.

Вот такую бумагу я сочинил, пользуясь рыбой (в которой всё было солиднее). При этом Галкин учил, что дело надо представить как можно важнее, иначе министерство может отказать в командировке. Лёня тоже сочинил, отдав печатать в машбюро вместе с моей бумагой.

И что удивительно! – ведь мы просим у МАП свои же деньги, т. к. наша зарплата составляет 1/7 часть цены наших научных работ, а остальное уходит куда-то в центр, а потом возвращается с большим трудом или вообще никогда не возвращается.

Вслед за этой бумагой мы с Лёней написали запросы на участие в конференциях, и как нас предупредил многоопытный Галкин, теперь хлопот хватит на год. Надо написать доклад на английском языке.

31 июля 1990 года, вторник.

Лабтам совсем забарахлил, но после обеда в 15 час прибыл Морозов – основной наладчик Лабтама. Возможно, он всё исправит.

1 августа 1990 года, среда.

У мужчин должны быть какие-нибудь игрушки. Весной я увлёк многих коллег радиоконструктором «Электронные часы» (я об этом писал). Та игрушка стоила 16 руб, модель «Старт 7176». Позавчера в ЖУМе появилась новая модель «Старт 7231», цена 25 руб, г. Ровно.

Эта новая модель привлекательнее прежней, т. к. в ней есть корпус с 9 кнопками, которые управляют двумя будильниками, таймером и т. п.

У меня сейчас, во-первых, нет денег (да ещё я должен Олегу 400 руб), а во-вторых, я не уверен, хватит ли там яркости – уж очень тёмный фильтр. Тогда я начинаю пропагандировать, – и вот Мосунов и Агеев уже купили эту игрушку, а Агеев нанял меня спаять её и наладить. Сначала я согласился на это за 5 руб, но потом передумал: за 10 руб. И действительно, сборка заняла у меня 5 часов, а, имея опыт можно собрать и за 3 часа. Таким образом, я уже наигрался, и такую игрушку покупать себе не буду.

Лабтам наконец заработал. Сегодня с утра Эдуард запустил расчёт на флаттер, и он прошёл без сбоя.

Правительство решило до перехода к рыночным ценам окончательно расплатиться с держателями облигаций 1950-х годов. У меня остались со студенческих лет облигации 1955 и 1956г – всего на сумму 1720 руб, т. е. выдадут на руки 172 руб. Перед обедом я дошёл до сбербанка, но там огромная очередь – впервые вижу, чтобы в сберкассу (по новому – сбербанк) была такая очередь, – хвост около 30 человек стоял на улице. Второй раз я туда подошёл в конце дня, но на дверях висело объявление: «Выплата по облигациям 1955-56г сегодня закончена (кончились деньги)», но около кассы всё равно стояла очередь.

Каринэ подсунула мне на ремонт старый ТВ «Электрон-216», 1973г.

Пока без схемы я ничего не смог сделать.

2 августа 1990 года, четверг.

Вчера Поповский как начальник НИО рекомендовал мне провести семинар по законченной работе с Амирьянцем (о которой я отчитался в июне), - это нужно для того, чтобы выдвинуть работу на конкурс НИО. Там одну работу уже выдвинули (Назаренко, Агеев), и ещё несколько премий остались вакантными.

И вот в 930, предварительно повесив объявление на дверях третьего этажа, я начал свой доклад. Собралось около 15 человек. От отдела Амирьянца были Балабанов, Егоров и Ефименко. Оказалось, что работа не одна, а их две: мой отчёт (инв № 3762), и отчёт Сергея Ефименко, Володи Балабанова (физтех) и Светы Сироты. Я свою работу доложил за 15 мин и отвечал на вопросы 20 мин. Ефименко – так же. Впервые семинар проходил без плакатов. Я заранее договорился с Амирьянцем рассказать только идеи без формул и графиков. В летнее время иначе нельзя, тем более формулы нужны только для узких специалистов. Самого Амирьянца не было, - он уехал в издательство. После семинара я пригласил Егорова посмотреть на электронные часы, - он ведь тоже любитель рукоделия (он скульптор). Того экземпляра, который я собрал для Агеева, у меня уже не было, и мы зашли в комнату к Агееву, чтобы посмотреть. Егоров увидел готовое изделие и сказал: «А! Знаю, такие часы стоят 50 рублей!» Тогда я поздравил Агеева и предположил, что он должен быть очень доволен, а он в ответ усмехнулся: «Мы оба должны быть довольны».

3 августа 1990 года, пятница.

В 10 час состоялся президиум НТС. Сначала, как обычно, обсуждалось финансовое состояние отделения. Несколько отделов находилось в бедственном положении: Амирьянц, Ильичёв и Галкин. Сегодня они выправили своё положение. Амирьянц нарисовал гистограмму выплат по кварталам. Удачно отправив часть сотрудников в отпуск, ему удалось обеспечить всех оставшихся зарплатой на 100%, даже с учётом того, что с 1 сентября придётся платить новые повышенные оклады. Ильичёв сказал, что если ему дадут кредит 12 тыс руб для оплаты бригады Томилова (который вступил в партию), чтобы сделать стенд, то благодаря этому стенду можно будет выполнить несколько договорных работ на сумму 200 тыс руб. Поповский ответил, что есть фонд научных работ, но из него нельзя платить премии.

Потом провели конкурс лучших работ. Их было 3: Назаренко (+ трое), Цымбалюк (+ Путилин), и я. О работе Назаренко доложил Фомин, о Цымбалюке – Стучалкин, а о моей сначала собирался говорить Соболев, но поскольку заказчиком моей работы был Амирьянц, то он и доложил. Кроме моего отчёта по этой теме 512264 «Аэродинамические характеристики упругого ЛА» было ещё два отчёта: «Аргон» (от трёх отделений: 2, 3 и 19), но он уже не раз обсуждался, и отчёт Ефименко, – а этот отчёт Амирьянц собирается переделать в статью и поэтому пока с конкурса снимает. По моему отчёту Амирьянц всё доложил верно, но его замечание: «Буньков на этот раз применил упрощенный алгоритм вместо прежнего (1976г), но я считаю, что он лишён физического смысла, хотя и правильный», - вызвало массу вопросов. Но, в общем, все три работы допустили до тайного голосования. Первую премию получил Назаренко, вторую – Цымбалюк, третью – я.

4 августа 1990 года, суббота. Первый день отпуска.

Вчера после работы в 1730 я зашёл в сбербанк и очень удачно. На оплату облигаций 1955-56г стояло всего 5 чел. Однако когда я получил свои 172 рубля, очередь внезапно снова выросла, и за мной стояло уже 12 чел, а кассирша предупредила, что деньги кончаются. У меня были облигации на 420 р за 1955г, и 1300 р за 1956г (это я уже учился в аспирантуре). В те годы студентов подписывали на полную стипендию.

177
{"b":"589672","o":1}