ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самый лучший день! Абсолютно безоблачное небо, безветренно и жарко. Так что плыть второе задание: ещё 3800 м, - было легко. Опять 7 кругов за время, как и положено по расчёту, 1 ч 45 мин (с 1130 до 1315).

23 сентября 1990 года, воскресенье.

Итак, мне осталось проплыть 10 км до запланированных 75 км. Если не будет штормов, то за оставшиеся 4 дня это будет сделать легко. Но для гарантии нельзя терять ни одной возможности.

Я начал плыть в 725. Плыть полтора часа в прохладной воде, когда дует холодный бриз, а солнце ещё не взошло из-за гор, неприятно. Хотя в море уже плавали пятеро, но у них это была обычная зарядка: от берега и обратно. С берега было слышно по радио: температура воды 23о, но откуда-то появляются холодные струи (от речки, или остатки придонных течений от шторма). Я норму проплыл, но замёрз. Согрелся только после завтрака на солнце за книгой.

В 1120 снова побежал на море плыть вторую часть сегодняшней нормы. Погода ещё лучше, чем вчера! Вода стала теплей, и солнце сверху греет. На 4-м круге я решил плыть не 5, как было у меня по плану, а 7 кругов. Проплыл за 1 час 45 мин. Итого за сегодня 7 км, а до 75 осталось всего лишь 3 км.

После обеда я подумал: при таких благоприятных условиях почему бы не проплыть оставшиеся 3 км сегодня же? Заодно будет и дневной рекорд: 10 км в день. Решено. Только надо быстрее, пока ещё жарко. Прибегаю на пляж в 1550: 200 человек загорает (в «Солнечном» все уехали) и 70 купаются. Вода самая спокойная за всю смену. На море видны 5 виндсерфингов, (там и Антон), много водных велосипедов. Ну, и конечно я спокойно проплыл пять кругов. Есть рекорд 10, и план 75!

24 сентября 1990 года, понедельник.

Вчерашний день был днём спортивного азарта. Но азарт кончился, и в оставшиеся три дня можно не надрываться, а плавать для удовольствия. Поэтому я решил резко сократить утренний заплыв (холодно!) и придумал новый график: утром 1700 м, а днём 3300 м, - 5 км в день. Действительно, плыть утром всего лишь 45 мин - это вроде зарядки. И не успеешь замёрзнуть. Но днём хоть и тепло, возникают другие трудности: волнение моря. И всё же с 1200 до 1330 я проплыл. Есть 80!

После обеда в 1630 сходил на холмы поискать ежевику. Но ежевика какая-то не чёрная, не спелая. Спелая бывает в июле, а это какие-то остатки. Зато попалась яблоня со спелыми яблочками и инжирное дерево с множеством мелких, но спелых плодов. Так наелся, что ужин ел без аппетита. Да к тому же на холмах было очень жарко.

25 сентября 1990 года, вторник

Дневник научного работника (СИ) - img_57.png

Сегодня я решил для разнообразия изменить маршрут заплыва, и сплавал в 1-е ущелье. С тех пор, как я вчера увидел, что из пансионата «Алмаз» (он над нашим лагерем) течёт чёрный вонючий ручей в речку Ряпш, мне стало противно пересекать её выход в море. Поскольку я знаю длину своего гребка (1.3 м), то я просто отсчитал 100 гребков от берега, 600 вправо и доплыл до кафе в 1-м ущелье.

Дневной заплыв я начал в 1100 и плыл параллельно берегу в сторону Рыбзавода, всё время считая гребки. Чтобы не сбиться со счёта, я нечётные сотни плыл на левом боку, а чётные - на правом. Кафе оказалось на расстоянии 900 м (750 гребков) от лагеря «Солнечный». Дикий лагерь автотуристов – ещё 1000м. Пятиэтажный дом в посёлке –это 3 км. Наконец, погранзастава – 3.8 км. Время 12 час 50 мин.

На обратном пути мимо Рыбзавода проплыл по морю, а дальше шёл пешком. Вернулся в 1355. Итого, сегодня проплыл 6 км, а сумма 86 км.

Я бы мог сегодня после обеда постараться и проплыть ещё 4 км, а завтра снова 10 км, и тогда сумма стала бы 100 км, но боюсь заболеть.

Всё-таки плыть по много часов, – мало удовольствия!

Остались сутки до отъезда. Своё чтение я тоже выполнил. Осталось только: Бердяев «Судьба России», но, полистав её, я понял, что мне её не одолеть, достаточно и той «Смысл русского коммунизма». И книга: Фольфганг Кёппен – Политические романы, - это я буду читать до отъезда и в электричке на пути в Жуковский.

26 сентября 1990 года, среда.

Зашёл на минуту к начальнику лагеря: Григорий Михайлович Липко, - культурный и положительный человек. Я с ним поговорил о чёрном вонючем ручье, вытекающим из пансионата «Алмаз». Оказывается, Г.М. тоже переживает по этому поводу, но в «Алмазе» директор абхазец, – с ним трудно говорить. Но через некоторое время мнение о директоре упало, т. к. сломались автобусы, а договориться с другими лагерями он не хочет. И ещё, я просил его заменить ужин бутербродом для отъезжающих в 1800 – он против. Значит, с 14 час до утра – без еды.

А теперь о прощальном заплыве. На сегодня я оставил 4 км, т. к. предвидел шторм. Уже утром дул южный ветер и начиналось волнение, но до кафе «Шашлычная» и обратно я сплавал за 55 мин. После завтрака я поторопился, пока не разыгрался шторм, и поплыл в 1030 на север. А волнение моря было уже 1 балл. Кругом барашки. Антон пытался управлять виндсерфингом, но куда там! Четверо любителей виндсерфинга уже барахтались в волнах. Плыть по ветру всё-таки ещё можно было, но иногда набегающая сзади волна обрушивала на голову «барашка» и приходилось хлебать солёную воду. До дикого лагеря автотуристов я доплыл за 1 час 10 мин (2 км) и подумал: «Слава Богу! Наконец-то я выполнил задуманный план с избытком: 90 км!»

А вот и окончательный график заплывов

27 сентября 1990 года, четверг.

Самолёт ИЛ-86 с несущественным опозданием (приземлились во Внуково в 020 вместо 005) примчал нас из Сочи в Москву.

Молодёжь сразу стала думать о такси. Антон предлагал скинуться по 10 руб чтобы доехать прямо до Жуковского. Я ему отвечал, что мне нужно три часа, чтобы заработать эти 10 руб, так неужели мне трудно подремать на удобном Ленинградском вокзале? Кстати в бытность туристом я мог ночевать в любом месте и в любых условиях. Ренат тоже пытался поехать на такси, но таксист запросил 50 руб только от Внуково до метро. Что касается меня, то я смело сел на автобус №511, и в 050 был уже в метро, я увлёк также и Антона с его другом Андреем.

Мы всё равно не успевали на последнюю электричку 110.

На Ленинградском вокзале мне уже приходилось ночевать, когда однажды после записи джазового концерта в клубе «Москворечье» я опоздал на последнюю электричку. На вокзале тепло, просторно, чисто. Если бы там были ещё удобные кресла, то лучшего и не надо желать. Но лавочки там перегорожены подлокотниками, и улечься невозможно.

Я и вся молодёжь благополучно ночевали на Ленинградском вокзале. Там всю ночь торгуют многочисленные киоски. Например, для чтения масса интересных книг: Агата Кристи и т. п. Но дорого: до 20 руб. В 500 мы нашли друг друга и поехали на первой электричке в 521.

Когда я подходил к дому, была ещё ночь. В Лилиной комнате на 2-м этаже горел свет, - значит, Лиля собирается на работу. Но почему свет? Разве Ваня, который спит в этой же комнате, разрешает включать свет? Значит, Вани дома нет! И точно! Первая же новость, о которой я узнал, Ваня наконец сдал свой хвост по дифурам и на две недели уехал на Азовское море поработать на сборке помидоров.

Вторая новость. Гера так и не смог выручить обратно свои 1500 руб, которые выманил у него аферист за частную квартиру за полтора года вперёд. На той квартире уже живёт другая семья, с которой он взял 3000 руб и вернул долг другому страдальцу. Гера живёт пока у тёщи.

Третья новость. Из Верховного суда пока нет ответа. А вот и неожиданные новости. У тёщи внезапно давление поднялось до 190 (Ира сама измеряет, а прибор я купил в Ленинграде), но соседка Мария Ивановна специалистка по гипертонии и дала какие-то лекарства, так что, когда приехала скорая помощь, то сказали: всё правильно. Это было за 3 часа до моего приезда. Так что, Ира за эту ночь не выспалась, как и я. Поэтому, проводив Лилю на работу, мы снова легли спать, и спали до 1030.

187
{"b":"589672","o":1}