ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока я описывал конкурс, вокруг меня кипела работа. Мы приступаем к переходу от БЭСМ-6 (Быстродействующая Электронная Счётная Машина) на Labtam. В прошлом году на курсах изучили операционную систему RSX-11 (для VAX). Потом по книге – систему СР\М. Сегодня Соболев сказал, что всё это не годится – надо изучать UNIX (юникс). НЭН (Набиуллин Э. Н.) изучил Фортран-77, РАА (Рыбаков А. А.) – Фортран–4, сейчас изучает наследие Костромина (кое-где нашу методику уже перевели на Фортран).

Сейчас 16 час. Только что сообщили: серебряная медаль!

7 января 1988 года, четверг

Итак, тягостные хлопоты сменились приятными делами: вчера отвозил в Музей бумаги, необходимые для оформления процедуры утверждения премии Жуковского. Свищёву понадобилась аннотация для доклада на коллегии министерства (МАП). Я отдал секретарше (Надежде Матвеевне) два варианта: на полстраницы и на целую страницу. Она предположила, что, наверное, короткий вариант предпочтительнее, но на всякий случай взяла оба. Она же рассказала подробности о конкурсе. Оказывается, в Жюри 17 человек (насчёт Рыжова Ю. А.: он ещё не в Жюри, так как в академики выбран только что). На заседании присутствовало 11. Что касается моей работы, то за меня голосовали единогласно и это редчайший случай. Премия Жуковского когда-то была 75 тыс. руб. (в те годы Сталинская премия была 100 тыс.). После реформы 1961г она естественно стала 7500. Потом её сократили вдвое, потом ещё раз и теперь она стала 1875. Что касается серебряной медали, то полагающаяся к ней премия равна половине золотой, т. е. 937 руб. Надежда Матвеевна от всей души радовалась за меня и тут же сообразила: “Вы хоть и серебряный лауреат, но получите больше, чем каждый из трёх золотых». Золотая медаль за “Горение и турбулентность”- совместная работа ЦАГИ и ЦИАМ, авторы Кузнецов, Сабельников, Прасковский. Через неделю будет торжественное заседание в Музее Жуковского с докладами лауреатов. Рекомендуется уложиться в 20 мин. Это вроде Нобелевской лекции.

Вчера в 14 час. в кинотеатре «Мир» посмотрел фильм Э. Рязанова «Забытая мелодия для флейты». Фильм оказался не совсем такой, каким его рекламировали. Оказалось, что бюрократическая система – это не главное в фильме. Это только фон, который всем нам хорошо знаком и без фильма. На этом фоне разыгралась драма загубленной души. Татьяна Догилева – в блеске! Я бы присудил этому фильму сразу два Оскара: и Догилевой, и Рязанову.

Фомин передал мне заметку о работе Виноградова из Риги – это в связи с «изобретением» Вожегова Н. И.

8 января 1988 года, пятница. Наш сектор с Нового года приступил к изучению Фортрана. Эдуард изучает Фортран-77 с декабря, Алексеич –

первую неделю. А сегодня мы изучали систему ЮНИКС на машине ЛАБТАМ под руководством Юры Долбнева, который уже освоил несколько операционных систем. Трудность овладения новой системой в том, что все учебники на английском языке. Такие вещи даже на русском тяжело усваиваются, а на чужом трудно сосредоточиться, да и возраст уже не тот: мне через два месяца будет 56 лет, а НЭН и РАА – по 47. Что касается меня, то за свою жизнь я прошёл уже две компьютерные эры: эру логарифмической линейки и механического арифмометра и эру ЭВМ. Ещё в студенческие годы во время выполнения дипломной работы в 1954–55г мы считали на флаттер с тремя степенями свободы. При этом много помогали техники, из которых до сих пор ещё работают Венедиктова и Колобаева. Электрический арифмометр «Мерседес» грохотал целый день. Потом в 1961г освоили ламповую ЭВМ под названием М-20. Команды были трёхадресные. В 1970 освоили БЭСМ-6, команды стали одноадресные. Система команд на БЭСМ-6 очень привлекательна и потрясает своим совершенством. Пожалуй, эта система лучше, чем Ассемблер.

Сейчас перед нами стоит новый перевал, самый грозный, и его надо преодолеть. Силы кончаются, возникает хроническая усталость, а работы предстоит на много лет. Надежда на НЭН, РАА и Мосунова (Кузьмина не в счёт, так как у неё родился четвёртый ребёнок). Нужно не просто создать программы на Фортране (Ф77), а систему, которая бы заработала на всех заводах с любыми компьютерами.

9 января 1988 года, суббота. Выходные дни в ежедневнике надо тоже заполнять. Звонил Павловцу Геннадию Андреевичу: «Здравствуй, Гена…», «Здравствуй, Володя…». Он начальник НИО-2. С их семьёй мы знакомы давно. Десять лет назад, когда наши дети были маленькие и болели, детский врач Светлана Гавриловна Павловец лечила наших детей (болел Ваня). Два года Ваню держали на диете. У него что-то было с почками, хотя до сих пор тот диагноз остался под сомнением. Помню, тогда эта Светлана зашла к нам домой навестить пациента и заодно познакомиться и попить чаю. Я был поражён её безграничной любознательностью и интересом ко всему: она с ходу просмотрела все мои стереодиапозитивы – это несколько часов. Потом она прослушала множество музыкальных записей. И никакой усталости! – по-видимому, работа врача приучает к великому терпению и внимательности. Однако эту Светлану я видел всего один раз в жизни. А вот её мужа я вижу часто, когда возвращаюсь с обеда, а он идёт на обед. Живут они в доме, где Галкин: дом 14 по Ломоносова и где мы жили до 1977г. Кроме того, я вижу, что Павловец дружен с Галкиным. Знаю также их сына Андрея, который, как и наш Ваня учится на первом курсе МФТИ. Сейчас сессия – они сдают пока на тройки.

10 января 1988 года, воскресенье. Особенно тяжело даётся учёба Ване. В воскресенье Ваня пошёл к 9 часам на ФАЛТ на консультацию по физике и заодно сдать задания. А оказалось, что консультация была в субботу. Ванин характер – полная противоположность моему. Вечно он не знает, когда какие уроки. На лекции опаздывает почти каждый день. Увлекается взрывами (селитра, бумага и т. п.), а задания откладывает на последний день. А Павловцу я звонил из-за конкурса Жуковского. Дело в том, что два года назад он в соавторстве с Микеладзе получал премию Жуковского и должен знать, какие там правила с «нобелевской» лекцией. Он всё рассказал: сначала золотой доклад делал Микеладзе, потом был серебряный доклад. Оба по 20 минут. Плакаты надо сделать очень хорошими, «фирменными» – два, три. На чёрной бумаге не годится! Срок ещё не назначен. Обычно бывает 16 января, но это будет суббота. Отсюда поедет автобус с членами НТС ЦАГИ и желающими, в том числе родственниками. Из ЦИАМ тоже. Я ещё собираюсь позвонить Мельцу и выяснить, бывают ли там академики и насколько серьёзно надо делать доклад. Я в своё время в 1986г попал на торжественное вручение премии Макаревского, которая присуждается раз в три года, и первая была присуждена за 1985-й год коллективу от ММЗ им.Мясищева: Каримову, Сугакову, Цыганову, Ширинянцу и от ЦАГИ Иерусалимскому. Гонорар 1000 руб, т. е. по 200 руб. Тогда заседание возглавлял д.т.н. Фролов Владимир Моисеевич. Всё было очень скромно и весьма формально. Боюсь, что и теперь так же будет и поэтому не хочется переделывать мои четыре плаката на чёрной бумаге, но раз так надо, то придётся. Кстати, в тот первый раз, в 1985г, я тоже пытался попасть на конкурс Макаревского, но Фомин меня отговорил и настроил меня на премию ЦАГИ. Зато, как я узнал на днях, кроме Каримова и компании, там принимал участие в конкурсе и Амирьянц. Он мне рассказывал: «Очень жалко – хорошая работа была! Но, к сожалению, премию дали Каримову и Стучалкину». Я ему ответил, что насчёт Стучалкина он ошибся, так как его заменили Иерусалимским, а Стучалкин в тот раз отказался.

Ещё раз приходится признать, что в те годы с гласностью было не всё в порядке, если даже участники конкурса не всё знали друг о друге.

11 января 1988 года, понедельник. Сейчас 10 час. 50 мин., иду в спецчасть заполнять план на первый квартал и направить материал об околозвуке на имя Булычёва. Заодно зайду к Чернову А. А. – ведь он, как и я с Нового года стал видеолюбителем (только я уже три года, а он сейчас). Я ему помог приобрести ВМ-12 за 1100 руб. вместо 1200.

12 января 1988 года, вторник. Типичный рабочий день в эту зиму. Около 10 утра приезжают с завода им. Микояна: Ира Мизинова, Наташа Михайлова и Тамара Белобородова. Все – по одиночке. Мизинова к Рыбакову, Михайлова и Белобородова к Мосунову. Ко мне иногда (один, два раза в месяц) приезжает Саша Колоцей, реже Олег Охотников – оба с НПО «Молния». Ещё: Воробьёв А. А., Ермаков В.П. с МЗ им. Ильюшина. Бурцев А.Н. (реже Белянин Н. В.) с МЗ Сухого. И ещё много народа… но об этом потом.

2
{"b":"589672","o":1}